Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Весь мир
Сирийский армянин: Баку и Анкара усыпляют русского медведя, чтобы зарезать

Сирийский армянин: Баку и Анкара усыпляют русского медведя, чтобы зарезать

11:45  13 Апреля 2016
6257

Асмарян: Азербайджан и Турция усыпляют русского медведя, чтобы зарезать

Дом Ованеса Асмаряна легко узнаваем среди других строений по степанакертской улице Туманяна: флаги Армении и Арцаха на входе свидетельствуют о том, что здесь живет настоящий патриот. И это правда: сирийский армянин Ованес Асмарян при первых признаках обострения на линии соприкосновения карабахских и азербайджанских войск пошел в армию добровольцем. Однако семья Асмарянов здесь недолго — всего четвертый год. Они — граждане Сирии, жители Алеппо, в 2012 году покинувшие родину из-за начавшейся гражданской войны. А война, словно проклятие, преследовала семью…  Теперь она настигла их в Арцахе.

— Я сразу же, не задумываясь, пошел в армию добровольцем! Мы не боимся войны, тем более — войны за свою землю, — рассказал Ованес корреспонденту Федерального агентства новостей

По его мнению, однако, вооруженное противостояние в Сирии сильно и принципиально отличается от того, с чем он столкнулся в Нагорном Карабахе.

— Здесь все понятно: впереди враг — с ним надо воевать; сзади друзья — они всегда поддержат. В Сирии было не так. Гражданская война… Там ведь убивать нас могли те, кого мы раньше хорошо знали… Многих салафитских террористов Алеппо я знаю по именам! Когда-то мы ходили к ним в гости, дарили подарки, получали поздравления, вместе отмечали христианские и мусульманские праздники…

Впрочем, боевой путь Ованеса в Арцахе не был долгим — виной тому реалии этой короткой войны: спустя несколько дней после его поступления на военную службу и ее несения в Мартакертском районе, в услугах нашего собеседника, как и тысяч других добровольцев, армия обороны Нагорного Карабаха нуждаться перестала.

Асмарян: Азербайджан и Турция усыпляют русского медведя, чтобы зарезать

Маленькая Сирия, устроенная Ованесом в его степанакертском доме, хороший кофе и чай из мелиссы располагают к беседе на хорошем русском языке: с 1988 по 1999 год господин Асмарян учился в Донецке, защитил кандидатскую диссертацию по медицине и владеет великим и могучим лучше многих носителей языка. По-настоящему сложно было не задать этому, мягко говоря, нестандартному человеку ряд вопросов, от чего мы удерживались недолго.

— Есть ли еще сирийские граждане в Нагорном Карабахе? И как вы попали из Сирии именно сюда?

— Всего в Степанакерте две семьи сирийских армян — моя и моего брата. Еще две или три  переселились до начала вооруженного противостояния в Сирии. Они проживают в Кашатагском районе. Что касается пути из Алеппо, то он был исключительно трудным и опасным: в августе 2012 года мы выехали из города на 12 машинах — не только моя семья, но и многие другие армяне. К тому времени в городе стало невыносимо: на улицах хозяйничали салафиты, требовали от нас уплаты джизьи (религиозный налог), всячески притесняли. Последней каплей стали два мощных взрыва, которые прогремели прямо у нашего дома — около центрального парка. Для того, чтобы миновать территорию Сирии, пришлось нанять посредников, которые договаривались за нас с боевиками. Далее — Турция, Грузия, Армения. И вот мы здесь. Решили поселиться именно в Арцахе: здесь и климат мягче, чем в том же Ереване, и сельское хозяйство развивать больше возможностей.

— Чем зарабатываете на жизнь?

— Сейчас фруктами — купили участок земли под Степанакертом, устроили там фруктовый сад. Это сильно отличается от моей сирийской работы — там был бизнес по продаже запчастей для автомобилей. Но ничего, справляемся.

Асмарян: Азербайджан и Турция усыпляют русского медведя, чтобы зарезать

— Насколько вы были шокированы тем, что происходило в последние дни на линии соприкосновения?

— Вообще-то отреагировали вполне спокойно. Все знали, что это произойдет. Психологически я и моя семья к этой азербайджанской агрессии были готовы.

— Не было мысли вернуться обратно в Сирию, тем более если Алеппо все-таки будет освобожден?

— Нет, полагаю, с Сирией мы расстались навсегда. За столько времени удалось по-настоящему прирасти к Арцаху, почувствовать его родиной. Знаете, надоедает жить в обществе, где ты — представитель меньшинства, где большинство, пусть и негласно, считает тебя человеком второго сорта. Если раньше в Сирии мы могли даже не знать религиозную и этническую принадлежность друг друга, то сейчас, после этой салафитской вакханалии, такое положение дел сложно себе даже представить. А здесь, в Арцахе, я окружен своими соотечественниками, людьми схожих взглядов, ценностей и моделей поведения. Мне и моим близким это нравится.

— Кстати, вы за кого в Сирии?

— Раньше мы не выбирали стороны. Просто были за государство — сильное и единое, ибо только в этих условиях армянская община — богатая и успешная — может на сирийской территории существовать. Но сейчас понятно, что единственный политик, способный сплотить Сирию, повести ее в будущее, — это Башар Асад. Остальные — салафиты и религиозные фанатики. Поверьте, даже самые либеральные и демократичные из них, даже те, что заседают в различных организациях на Западе, на самом деле — экстремисты. Все они выступают за исламский характер государства, а значит, нам, армянам, христианам, уготована в таком государстве участь жителей гетто — с обязательными отличиями от большинства населения и уплатой религиозного налога, джизьи. Среди тех, кто противостоит Асаду, есть и настоящие либералы и демократы…  Думаю, пять-шесть человек таких. Но никто из них не имеет поддержки и сотни вооруженных людей внутри страны. А это сейчас самый важный фактор. Реальную силу в сирийской оппозиции имеют только религиозные экстремисты.

— Как вы оцениваете роль России в сирийском и карабахском урегулировании?

— В Сирии однозначно позитивно! Мы, армяне, как и вся вменяемая часть сирийского общества, радовались приходу русских. Они дали нам надежду на победу. А вот здесь, в Карабахе, во время короткого обострения мы в России разочаровались. Мы ждали русских, ждали их помощи — вы не представляете, как здесь вас любят. Заметьте, армяне относятся к России даже лояльнее славян — украинцев и белорусов. Армения ведь первая признала Крым российским, вступила в Евразийский союз, ранее — в ОДКБ, постоянно проводила в жизнь российские интересы. Мы, Армения и Карабах, могли бы стать тем же, чем является Израиль для современных США! Но США, торгуя оружием с арабами, не продает им наступательного вооружения, понимая, против кого оно будет использовано. А Россия продала нашему противнику, Азербайджану, именно те системы, которые были задействованы против наших армянских солдат! Я понимаю, что это бизнес, речь идет о миллиардных контрактах, но бизнес не делается за счет друзей. Мы не меняли РФ на деньги и посулы, а сейчас многие в Армении и Карабахе чувствуют себя проданными, и притом задешево. Но неужели Россия и русские не знают турок и азербайджанцев? С первыми ваша страна всегда воевала и мирилась лишь временно, а вторые — лишь проводники влияния Анкары.  С ними не получится партнерства, они только и ждут, чтобы русский медведь задремал, чтобы его зарезать! Этого нельзя допустить!

— Что дальше? Как обезопасить Карабах от новой агрессии? Может быть, этому поспособствует международное признание его независимости?

— Да мы не ждем особо этого признания. Признают или не признают — мы-то существуем. Я существую независимо от того, признаете вы это или нет. Здесь многие по-прежнему надеются на Россию как нашего союзника, но все больше понимают, что, если есть проблемы с помощью от великих держав, надо самим становиться великой державой. Это путь великой нации, которой армяне, вне сомнения, являются.

Антон Евстратов
Закрыть