Поиск
Лента новостей
Закрыть
Происшествия
«Домогалась телепатически»: опубликовано видео допроса ранившего журналистку «Эха Москвы»
Общество
Директор Исаакия впервые за 30 лет показывает маятник Фуко и говорит о проблемах. ФАН-ТВ
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Директор Исаакия впервые за 30 лет показывает маятник Фуко и говорит о проблемах. ФАН-ТВ

    20:13  12 Апреля 2016
    690

    Санкт-Петербург, 12 апреля. Репортер ФАН-ТВ находится в Исаакиевском соборе, где представителям средств массовой информации в эксклюзивном режиме демонстрируется знаменитый маятник Фуко. Директор Исаакия Николай Буров рассказывает о проблемах собора.

    Показ приурочен к календарной дате: в пасхальную ночь с 11 на 12 апреля 1931 года, ровно 85 лет назад, в присутствии семи тысяч зрителей был  показан опыт, который с помощью маятника доказывал вращение Земли вокруг своей оси. В 1986 году маятник был снят в связи с «технической усталостью» элементов крепления под куполом и с тех пор хранился в подвалах Исаакиевского собора. Впервые за 30 лет маятник представлен для обозрения на временной экспозиции.

    Смотрите видеосюжет ФАН-ТВ из трех частей.

    Видео ФАН-ТВ, часть 1.Экскурсовод Исаакиевского собора Нонна Бубнева рассказывает корреспонденту ФАН-ТВ об истории маятника Фуко:

    «В 1962 году я поступила в Исаакиевский собор, – рассказывает в беседе с корреспондентом ФАН-ТВ экскурсовод Исаакиевского собора Бубнева Нонна Александровна. – И показывала маятник, да! И рассказывала о нем. А рассказывали много: о геоцентрической системе, о Копернике, о Джордано Бруно, о Галилео Галилее… А потом уже подходили к маятнику».

    Женщина рассказывает о том, что в 1931 году каменщик впервые установил маятник в Исаакиевском соборе. «Длина подвеса – 93 метра. Был очень красивый деревянный помост такой. И белая линия. Экскурсовод рукой брал маятник и отправлял его по белой центральной линии. И ставил брусок на 1 градус. Маятник качался. Затем подходил к этому бруску и сбивал. Все были очень довольны, с удовольствием смотрели. В то время не было ни телевизора, ни телефона. Поэтому  было такое развлечение». По словам Нонны Александровны, маятник пришлось снять, потому что оборвалась часть конструкции, и вся система нуждалась в срочном восстановлении.

    Видео ФАН-ТВ, часть 2. Директор государственного музея-памятника «Исаакиевский собор» Николай Буров – о маятнике и планах на сезон:

    Представители петербургских СМИ интересуются, как долго будет выставлен маятник в Исаакиевском соборе.

     «Я думаю, не больше месяца, – отвечает Николай Буров. – Потому что начнется сезон активный, а мы должны дорожить каждым квадратным метром. Мы должны принять миллион посетителей, а у нас почти четверть храма, больше четверти, закрыта сегодня лесами, потому что пришла пора серьезно решать проблемы.

    Это самый длинный и самый тяжелый маятник в мире, потому что все остальные, включая и маятник Ордена во Франции, – они меньше (маятник Фуко, который находится в парижском Музее искусств и ремесел, за создание которого мастер получил Орден Почетного легиона – высшую награду Франции, – прим. ред.). Совсем недавно приставали ко мне из Красноярского отделения Академии наук с просьбой передать им этот маятник: «У вас всё равно сложен, лежит!» Я ответил, что это нельзя передавать. Отчасти, может, поэтому мы сегодня его подняли и поставили. Я надеюсь, это никого не оскорбит из людей умных».

    Из толпы задают провокационный вопрос: «Скажите, а со стороны Парижа было противодействие, да?» Директор Исаакия отвечает: «Что же мы будем меряться на Францию? Мы сами по себе великая страна!»

    На вопрос о том, куда сотрудники уберут маятник Фуко после выставки, Буров говорит: «Можем в подвал, можем и наверх. У нас хранение и в стенах».

    Журналисты интересуются, есть ли возможность увидеть легендарный маятник в следующем году. « Не знаю, не знаю, – качает головой Буров. – Кто его знает, что вообще будет на будущий год? Я надеюсь, что будет развивающийся музей, который, может быть, и на улицу его вынесет. Этим летом вряд ли, а на будущий год можно подумать. И хотелось бы подумать! Это действительно интересно, представляете? Да просто увидеть подъемный кран, который на 100 метров выкидывает стрелу! Я уже договаривался с хозяином крупнейшей компании, который сказал: «Два крана у меня есть! Могу дать».

    Как и следовало ожидать, журналисты не удержались от вопроса о ситуации с возможной передачей Исаакиевского собора церкви. «Не знаю, – говорит Буров, явно утомленный этой темой. – Я не являюсь стороной судебных отношений. Стороной судебных отношений является правительство Санкт-Петербурга».

    Видео ФАН-ТВ, часть 3. Николай Буров – об усадке Исаакиевского собора и других проблемах тяжеловесного строения:

    «Мы проводим мониторинг каждый год абсолютно, – рассказывает директор государственного музея-памятника «Исаакиевский собор». – Самые большие усадки были все-таки до вмешательства Месмахера. Он вмешался в конце XIX века, когда был главным архитектором Исаакиевского собора, то есть архитектором, наблюдающим за состоянием Исаакиевского собора. Тогда он вмешался, ему пришлось выправлять колонны, причем гуляли все колонны! Тогда были усадки страшенные.

    Нас очень пугали усадками при строительстве станции метро «Адмиралтейская». Мы проверялись, знаете, как вшивый проверяется на вшивость. Бегали всё время, смотрели… У нас очень серьезные партнеры в этом плане, серьезные ученые... Она (станция метро – прим. ред.) самая глубокая, но она не тронула нас. Нас, скорее, трогает знаете, что? Вот этот угол – там, где больше всего автомобильного движения, как это ни странно.

    Сотрясения вряд ли так серьезно влияют. Хотя это здание весит без купола 300 тысяч тонн. То есть, его сотрясением не возьмешь. Другое дело: идет общая усадка поля, я думаю, в сторону Конногвардейского бульвара. Там, если помните, до сих пор существует незасыпанный Петровский коллектор, а это серьезная труба, размером с метрополитеновскую, но только других времен, другой обкладки кирпичной, другого качества, местами засыпанная, местами нет. Есть грунтовые воды, которые гуляют на всём этом, но ничего.

    У нас катастрофичных усадок нет, они более чем благополучны, даже по сравнению с нашими коллегами, которые наблюдают за подобными сооружениями. Я с Флоренцией связывался, задавал вопрос в Риме… Притом, что у них гораздо благополучнее почвы, чем у нас, у них серьезнее проблемы, чем у нас.

    У нас есть другая проблема колоссальная, которая, наверное, лет через 30-40 заявит о себе, – пилонное  напряжение. Вот здесь перенапряжены пилоны. Мы тоже мониторим это: вот там, где есть живопись, есть возможность монитора. Причем, не на уровне маячка, а там всё уже гораздо тоньше, серьезнее. Мы заказываем специальные приборы, с датчиками и так далее. Перенапряжение есть, причем кратное. Но оно возникло при завершении строительства. То есть, это не перенапряжение старости, это перенапряжение расчетное. Там ведь очень хитрая кладка. Там не кирпич. Там кирпич – пластованный камень. Причем, там есть и легкие известняки, и гранитные плиты, например. И всё это вот так перемежается. Я уж и не знаю, вряд ли это Монферран придумал, может, ему Бетанкур подсказал, может, еще кто-то?

    Недавно проходили Месмахеровские чтения, которые возрождены в Академии барона Штиглица. И как раз вспоминалась, в том числе, и работа Месмахера в качестве главного архитектора Исаакиевского собора и всё, что он сделать успел именно по выправлению вертикалей, потому что они были нарушены. Понимаете, конец XIX века был серьезнее, чем начало XXI, в смысле забот и тревог».

    Автор: Владислав Куликов
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях