Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Холодные головы, горячие сердца: какими должны быть бойцы информационных войн

Холодные головы, горячие сердца: какими должны быть бойцы информационных войн

11:08  12 Апреля 2016
558

Холодные головы, горячие сердца: какими должны быть бойцы информационных войн

Журналистов во всем мире давно пора негласно переименовать из четвертой власти в новую армию. Информационная война стала очевидной, наглядной, видимой, слышимой и читаемой. На днях по требованию Азербайджана в социальной сети Facebook был заблокирован аккаунт военного корреспондента Федерального агентства новостей Кирилла Оттера – видимо, кого-то здорово обожгли глаголом его репортажи из Нагорного Карабаха. Блокировка аккаунта – наивная, но очень говорящая попытка ограничить доступ к чужому мнению, к журналистской позиции, страх перед заряженным информационным снарядом. Во время масштабного Медиафорума в Петербурге корреспондент ФАН собрал самые интересные мнения лидеров российских и зарубежных СМИ о том, как вести себя России в современной информационной войне.

«Если бы не Russia Today, Германия уже была бы в состоянии войны с Россией»

Когда информационная война ведется не на твоей территории, без союзников не выжить. Немецкий политик, бывший вице-председатель парламентской ассамблеи Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Вилли Виммер считает, что если бы в Германии нельзя было получить информацию о происходящем в России из таких СМИ как Sputnik и Russia Today, наши страны уже находились бы в состоянии настоящей войны. И к этому аккуратно подводила бы информационная война и работа местных журналистов.

Холодные головы, горячие сердца: какими должны быть бойцы информационных войн

«Мы привыкли к тому, что в немецких СМИ мы видим полный плюрализм мнений и понимаем, как медиа влияют на ситуацию в Германии, на мнения людей, на политический дискурс в целом, – рассказывает Вилли Виммер. – В период кризиса на Украине мы вдруг впервые столкнулись с тем, что объективную информацию находили не в своих СМИ, а в Russia Today и в Sputnik. Агрессивное воздействие на людей было очевидно, и это явно был результат определенной журналистской работы. Впрочем, большинство немцев все-таки полагают, что мы можем мирно сосуществовать с Россией, и у нас нет причин для конфликта и конфронтации. Если только эти причины не приходят из Вашингтона, конечно…».

По словам немецкого политика, немцы заинтересованы в том, чтобы «голос России был услышан на Западе». Но если российская позиция будет столь же сильна в альтернативных СМИ, что и официальна точка зрения федеральных масс-медиа, то нет сомнений – США приложат все усилия, чтобы закрыть и Russia Today, и Sputnik.

К слову, информационный портал Sputnik заблокирован в Латвии в прошлом месяце. МИД страны главной причиной объявил «санкционность» руководителя информагентства Дмитрия Киселева, который входит в известный список ЕС. Сам Киселев назвал решение властей Латвии «паникой за пределами правового поля». Для полноты картины добавим, что на прошлой неделе, 7 апреля, Национальный совет Латвии по электронным СМИ (NEPLP) принял решение на шесть месяцев запретить ретрансляцию канала «Россия-РТР» за «нарушения в содержании контента и пропаганду войны». Год назад NEPLP уже ограничивал вещание российского телеканала из-за необъективного, по его мнению, освещения конфликта на Украине.

«После Крыма с Россией стало проще воевать»

Воспитанный на программах Би-би-си англичанин Грэм Филлипс, известный в России независимый журналист, рассказывал в интервью Федеральному агентству новостей, как потерял веру в британские СМИ во время работы в Донбассе. «Это будто узнать, что давно знакомый человек всю жизнь тебя обманывал, то же и у меня с Би-би-си, – говорит Филлипс. – Когда я увидел, как они освещали события в Донбассе, я понял, что всю жизнь впитывал через них антирусскую пропаганду. Таким же антирусским у них было освещение оранжевой революции на Украине, событий в Чечне. Они максимально ограждали людей от правды».

Холодные головы, горячие сердца: какими должны быть бойцы информационных войн

На сайте проекта The Truth Speaker журналист посвятил британским медиа разгромную статью, где называет Би-би-си «министерством дезинформации» и подробно рассказывает о принципах работы главного СМИ Британии.

«Премьер-министр Кэмерон многократно заявлял, что воссоединение Крыма с Россией в 2014 году видит исключительно как «аннексию под дулом автомата Калашникова», – пишет Грэм Филлипс. – И кого же Би-би-си отправило освещать события в Крыму? Только Дэниэля Сэндфорда, который даже не скрывает своей ненависти к России». Необъективность коллег возмутила британского стрингера еще и потому, что он лично снимал крымский референдум, и за несколько дней непрерывных съемок на улицах и в домах Крыма не встретил подтверждения позиции Би-би-си.

Работу западных журналистов в Крыму наблюдала и представитель МИД России Мария Захарова, которая поделилась своими воспоминаниями с аудиторией на Медиафоруме в Петербурге. «Что касается Крыма, я знаю, что там во время референдума работало огромное количество иностранных журналистов. И вот когда начали объявлять первые результаты, мы наблюдали за тем, как западные корреспонденты тщетно пытались найти фон без ликующего народа, – рассказала Захарова. – Но куда бы они ни повернули объектив, везде к ним подбегали люди с российскими флагами, хотели выговориться на камеру. И вот они искали угол, где бы записать речь о том, что «зеленые человечки» в Крыму всех построили и заставили подписаться».

Ту же картину – готовый сюжет для сатирических рассказов – описывал в интервью Федеральному агентству новостей автор фильма «Крым. Путь на Родину» Андрей Кондрашов.

Холодные головы, горячие сердца: какими должны быть бойцы информационных войн

«Кстати, многие иностранные журналисты, которые приехали освещать «оккупацию Крыма», из-за «вежливых людей» жутко расстраивались, потому что их редакции от них не те репортажи ждали, – вспоминал режиссер. – Они снимали такие картинки, за которые их обвиняли в профнепригодности: им сказали ужасы оккупации снимать, а они каких-то улыбчивых солдат, котов, детей показывают. Это, конечно, удивительная история, потому что мы десятилетиями привыкли считать наших западных коллег эталонами журналистики. Помню, в студенческие годы мы всматривались в программы Би-би-си, CNN, как в путеводные звезды. Сейчас я иногда смотрю их программы и думаю: «Это же образец слабеющей позднесоветской пропаганды». Когда в том или ином государстве глушится наша Russia Today, это ведь то же самое, как в свое время попытки СССР заглушить «Радио свобода», которое слушали на кухнях. Мы сейчас поменялись местами. Раньше мы радовались за своих коллег: тому, что они так прекрасно оснащены, у их телеканалов есть деньги, чтобы повсюду посылать разные съемочные группы, со всех сторон освещать события. Сейчас я им глубоко-глубоко сочувствую, потому что они закрыли для себя огромную часть регионов мира, где не хотят появляться, чтобы не дай Бог не увидеть своими глазами правду и не усомниться в штампах, спущенных в редакции».

Именно после событий в Крыму воевать с Россией на информационном поле западным СМИ стало проще, уверен Андрей Медведев, заместитель директора дирекции информационных программ телеканала «Россия». По его мнению, информационная война – не просто термин для студентов факультетов журналистики, а настоящая битва за мнения людей. «Это война на уничтожение нашего государства, – считает Медведев. – В ней есть пленные – например, те, кто сидит в СБУ за то, что встал на сторону России. Эта война стала заметна перед сочинской Олимпиадой, когда нам начали рассказывать о чудовищном уровне коррупции, о том, что олимпиада не состоится. Сейчас, если вы включите западные каналы, вы не увидите сюжетов об освобождении Пальмиры в результате действий российских войск. Информационная война может выглядеть еще и так: когда на Би-би-си снимают с эфира программу, в которой допускается, что не пророссийские сепаратисты сбили Boeing…».

«Мнение не падает на человека с неба, оно аккуратно взращивается»

Впрочем, генеральный продюсер «Коммерсантъ FM» Анатолий Кузичев первой информационной войной против России называет еще более давние события – Синопское сражение под руководством адмирала Нахимова против турецких войск вице-адмирала Осман-паши. Российский флот без единой потери своих кораблей сумел полностью выжечь турецкую эскадру в бухте города Синоп. В ходе боя подожженные турецкие суда выбрасывались на узкую косу к жилым кварталам Синопа, где становились причиной пожаров и гибели местных жителей, которые не успели покинуть дома. Западноевропейская пресса немедленно увеличила количество жертв до многих тысяч, окрестила Синопский морской бой «Синопской резней» и представила события как ничем не мотивированный акт агрессии русских против мирного малоазийского города, в бухте которого стояло несколько вооруженных судов, не представлявших никакой опасности. Тот факт, что Османская империя два месяца назад до этих событий объявила войну России, и Синопское сражение было далеко не первым столкновением русских и турецких войск, западные газеты опустили. Под влиянием многочисленных репортажей жители Британии и Франции одобрительно встретили вступление своих стран в войну против «северного монстра», обижающего Турцию.

«Откуда берется этот общественный консенсус, – рассуждает Анатолий Кузичев, – он же не выпадает на человека, как дождь? Он аккуратно взращивается. Информационная война – это 99-процентная правда, а иногда даже стопроцентная правда. Только от трактовки или обобщения, а иногда от одной детали факт превращается в снаряд. Например, «в Синопском сражении русские добивали турок «чем попало», – писали западноевропейские газеты, развязывая первую информационную войну против России и подстрекая на войну настоящую. Сегодня эта война есть, и мы обязаны в ней участвовать».

Холодные головы, горячие сердца: какими должны быть бойцы информационных войн

На петербургском Медиафоруме российские журналисты спрашивали у представителя МИД РФ Марии Захаровой, как вести себя в разгоревшейся информационной войне. Ей регулярно приходится отвечать на нападки против России внутри страны и за ее пределами. «Хладнокровными мы быть не должны, нет. Я считаю, что мы должны быть горячими, эмоциональными, должны выступить, чтобы нас услышали. Как? Для этого есть ваша профессия – быть объективными, читать, слушать, отслеживать. Не бояться признавать, что вы могли быть не правы, возвращаться к сложной теме заново Хладнокровие я признаю в качестве неангажированности, отсутствии симпатии к той или иной стороне и отказе от навязывания ее аудитории. Но самое страшное, чем точно нельзя страдать – это безразличием. Это бич похуже коррупции».

Не можем говорить за всех коллег, но специальные корреспонденты Федерального агентства новостей безразличием точно не отличаются. Зато их отличают яркие эмоциональные репортажи, достоверные новости с мест событий и способность вызывать панику у тех, кто считает журналистские материалы камнями в свой огород.

Евгения Авраменко
Новости партнеров
mediametrics