Лента новостей
Поиск
loop
Общество
«Курск», четырнадцать лет спустя: сплоченные общей бедой

«Курск», четырнадцать лет спустя: сплоченные общей бедой

16:20  12 Августа 2014
2041

Четырнадцать лет назад погиб экипаж "Курска" Четырнадцать лет прошло со дня гибели 118 моряков, служивших на атомной подлодке «Курск». Большинство людей вспоминают о той трагедии в очередную годовщину. И лишь родственники погибших подводников по-прежнему ни на день не забывают о своих сыновьях, братьях, мужьях. По словам матери одного из них – Андрея Панарина, главное для нее знать, сильно ли мучился сын перед смертью. Корреспондент ФАН встретилась с Лидией Панариной и узнала, как она переживает эту трагедию сегодня.

Всегда хотел быть военным

Лидия Михайловна Панарина назначила мне встречу на кладбище. Она уже ждет у мемориала. К могиле своего сына она принесла огромный букет белых хризантем, На улице сегодня дождливо, как будто само небо оплакивает трагически погибших моряков. - Я приезжаю сюда не только в день годовщины, практически каждые выходные я здесь, - говорит она. Серафимовское кладбище, могилы подводников Серафимовское кладбище, могилы подводников "Курска" О сыне Лидия Панарина рассказывает с удовольствием: родился он 1 декабря 1975 года в селе Майское под Ташкентом, еще в школе мечтал стать военным, собирался поступать в летное училище в Сызрани, там был огромный конкурс – из 39 человек попал в тройку лучших, но все равно не прошел. Тогда молодой человек уехал в Санкт-Петербург, здесь у него жила тетя, пошел в армию. Во время службы подал рапорт о получении военного образования, так и попал в Высшее военно-морское училище подводного плавания имени Ленинского комсомола.

Роковой рейс

После окончания училища Андрей был направлен в Видяево, где  проходил службу на подлодке «Воронеж» и, кто знает, как сложилась бы судьба молодого офицера, если бы его не заметил сам Геннадий Петрович Лячин, командир «Курска». - Он на «Воронеже» служил, поехал в отпуск, а после отпуска Лячин его пригласил на «Курск». Андрей хорошо разбирался в технике, - вспоминает мать моряка. Молодой офицер принял предложение капитана и ушел в том самый злополучный последний рейс  "Курска". - Накануне отплытия он позвонил, говорит: «Мама, я на недельку в моря уйду, а когда вернусь, тебе позвоню обязательно… и я ждала, ждала», - печально говорит Лидия Панарина.

Напрасные надежды

О трагедии она узнала не сразу, а лишь два дня спустя. Ситуация усугублялась еще и недостатком информации: непонятно было, точно ли Андрей находился тогда на «Курске». Женщина звонила в Мурманск, там ей ответили, что в списках экипажа ее сын не значится. - Я до последнего надеялась, что он на «Воронеже». Потом мой старший сын,  тоже офицер, позвонил в Москву и ему подтвердили, что Андрей был на «Курске», - говорит Лидия Панарина. 17 августа семья офицера приехала в Мурманск, там один день прожили в гостинице, потом сослуживцы отвели их на служебную квартиру Андрея. - Я вошла, увидела его одежду гражданскую, на плите стоял борщ, в холодильнике были продукты, - говорит женщина, в этот  момент голос ее прерывается. – Мы жили в этой квартире, потом устроили поминки. Много народу пришло, но никто не говорил, что ребята погибли, говорили: «Мы тебя ждем, мы вас всех ждем». Пили не за упокой, а за здравие. Было потом и запоздавшее письмо от Андрея, которое он писал как раз перед отплытием. Родственники долго не могли поверить в происходящее и смириться. Андрей Панарин, погибший на подлодке Андрей Панарин, погибший на подлодке "Курск"

Осознание и опознание

Полностью осознание трагедии пришло через год, когда лодку подняли на поверхность. 30 октября 2001 года цинковые гробы с телами 11 моряков прибыли в Петербург, в ночь с 6 на 7 ноября Лидию Панарину пригласили на опознание сына. - Мы зашли в эти палатки, там столько столов и запах... но я все-таки дошла до того места, где лежал Андрей. Показывать тело начали постепенно, открывая с ног. Как бы то ни было, год он пролежал в воде , тело было большое. Уши и локти были объедены, в том месте было много рыбы, но лицо было узнаваемо. Он, оказывается, успел маску одеть, - вспоминает мать. Подводников похоронили на Серафимовском кладбище 17 ноября 2001 года, к тому времени там уже покоились Александр Бражкин и Дмитрий Колесников. Позже в Петербурге состоялись похороны еще 19 членов экипажа «Курск». - И я была на каждых похоронах, я чувствовала, что должна была быть там. И все так, не было такой матери или отца, которые не ездили хоронить, кроме тех, кто совсем плохо себя чувствовал… Самым последним похоронили капитана, - говорит Панарина.

Четырнадцать лет воспоминаний

Общая беда сплотила ранее незнакомых людей, они регулярно общаются, называют друг друга друзьями. Авария, ужаснувшая весь мир, стала для них горем, которое время лишь немного притупило. Лидия Панарина бережно хранит фотографии и видеозаписи с сыном, с них он смотрит на нее – живой и веселый. - Я недавно пересматривала последнее видео с Андреем, там он с ребятами в кафе. В какой-то момент он повернулся к камере и говорит : «мама привет», как будто чувствовал, что больше мне никогда «привет» не скажет, - на глазах матери блестят слезы. Конечно, между собой родственники погибших подводников не раз обсуждали версии произошедшего, однако Лидия Михайловна не очень охотно говорит на эту тему, больше всего ее терзает вопрос – сильно ли мучились ребята перед смертью? - Немного успокоилась я, когда пришло уголовное дело, и там было написано, что у него в легких угарный дым был. А я знаю, что такое угорать, поэтому я подумала что он долго не мучился… Андрей мой. И еще говорят, что когда во сне человек приходит веселый, радостный, значит не сильно страдал перед смертью. Все время он снится улыбающимся и говорит, что у него все хорошо, - говорит она и подходит к могиле, чтобы поправить цветы и зажечь свечу, а с памятника нее смотрит вечно молодой и красивый мужчина в форме – ее сын. Гибель подлодки «Курск», унесшей жизнь 118 моряков 12 августа 2000 года, стала самой масштабной аварией в истории Военно-Морского флота России. В Петербурге на Серафимовском кладбище похоронены 32 подводника, в том числе инженер группы управления ракетной боевой части Андрей Панарин. В 90-е годы семья Панариных приехала в Россию из Узбекистана, сегодня его родители живут в Кировске Ленинградской области. Любовь Лепшина

Алексей Громов
Новости партнеров

mediametrics