Поиск
Лента новостей
Закрыть
Общество
СМИ раскрыли подробности гибели актера Сергея Салеева
Россия
Режиссер фильма «Крым. Путь на Родину»: Продюсером стал народ, а сценаристом — президент
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Режиссер фильма «Крым. Путь на Родину»: Продюсером стал народ, а сценаристом — президент

    11:21  16 Марта 2016  /обновлено: 11:21  16 Марта 2016
    775

    Режиссер фильма «Крым. Путь на Родину»: Сценарий нам подсказал президент

    Два года назад Крым на историческом референдуме 16 марта принял решение вернуться к России. Практически сразу после политического переворота на полуострове съемочная группа режиссера Андрея Кондрашова начала работать над фильмом «Крым. Путь на Родину». Уникальная документальная лента с реконструированными сценами событий крымской «русской весны» стала честной летописью тех дней, правда, в ее объективность до сих пор отказываются верить западные, украинские и некоторые российские зрители. Накануне годовщины крымского референдума Андрей Кондрашов рассказал Федеральному агентству новостей о том, как снимать фильм помогал весь Крым; за что обиделись на режиссера крымские охотники и как сценарий подсказал сам президент.

    — Андрей, на какое место в вашей фильмографии встал фильм о Крыме?

    — Безусловно, на первое. Это был некий рубеж. Как жизнь России разделилась на «до» и «после» Крыма, так и у меня: мы сняли «Крым», и жизнь здорово изменилась.

    — До этого фильма в ваших работах было столько же патриотизма?

    — Я люблю свою страну, а это уже позиция. Как раз после Крыма очень легко об этом говорить. В силу ряда причин многие из нас несколько лет назад и слово «Родина» произносили с какими-то оглядками, и патриотизм у нас был понятием, к которому нам навязывали двойное-тройное дно. Но знаете, когда мы с нашей замечательной командой сняли этот фильм, все встало на свои места. Родина — это понятие святое. Патриотизм — понятие безусловное, без оговорок и подтекстов. Крымчане этим живут, и нам у них нужно учиться. Все 23 года, пока они были в составе независимой Украины, они называют годами обороны. Помните, когда в фильме им говоришь о том, что крымская весна — это третья оборона Севастополя, они отвечают: «Нет, оборона у нас была 23 года, а во время крымской весны у нас была атака». Можно только порадоваться за крымчан, потому что у них все ценности всегда были на своих местах: их не шатает и не болтает в разные стороны, как сейчас бедное украинское общество. Некоторый процент «болтающихся» есть и у нас, и хоть он и ничтожный, но такой громкоголосый, что мы привыкли думать, будто это чуть ли не половина страны. Когда наш замечательный режиссер Сергей Краус приехал в Крым, он еще относился к той самой сомневающейся прослойке интеллигенции. В один из вечеров, я помню, мы обсуждали снятый эпизод и планировали следующий. И вдруг он признается: «Когда я смотрел советские фильмы про Великую Отечественную, видел эти лица, эти глаза, эти пафосные великодержавные речи, я всегда думал, что это только талантливая пропаганда смогла нарисовать такой образ советского человека, которому настолько веришь. И вдруг я в Крыму вижу людей, которые не выдуманы режиссером, а существуют в природе — те самые герои из наших советских патриотических фильмов». И это правда: просто в Крыму, и особенно в Севастополе, очень цельные люди. Они готовы ради Родины на все, их совершенно ничем не сломить. Они как стальная пружина: чем сильнее на нее давишь, тем сильнее ее противодействие.

    Режиссер фильма «Крым. Путь на Родину»: Сценарий нам подсказал президент

    — Вы это знали о крымчанах до событий в Крыму?

    — Конечно. Я с семьей неоднократно приезжал в Крым, еще когда полуостров находился в составе Украины. Знал и тех, у кого был российский флаг, который каждый праздник вывешивали на балконе; и тех, кто был глубоко несчастен. Едешь с каким-нибудь таксистом, начинаешь говорить о жизни, он покивает, да и скажет: «У меня много мыслей, но я, к сожалению, не могу говорить, потому что мы сейчас на территории Украины. Вот когда вернемся, я скажу все, что думаю». Когда девушкам на ресепшен в отеле задавали вопрос: «Ну что, когда Россией станем?», они сначала говорили: «Ой, слушайте, да скорей бы», а потом начинали оглядываться, не слышит ли кто из начальников. Главное, что произошло в сознании крымчан — это абсолютное духовное освобождение. Произошло то, о чем они говорили только в кругу семьи, когда на Новый год пили за воссоединение с Россией. Поэтому, когда я вижу «1001-й способ вернуть Крым», который предлагает очередной идиот на Украине, хочется посоветовать им навсегда забыть о Крыме.

    — Люди совершенно точно смогли высказаться в вашем фильме. Наверняка, было просто с ними работать?

    — Необыкновенно просто! Нам предлагали помощь все — ополченцы, бойцы «Беркута», МЧС, военные моряки, простые люди. Ни одна съемочная группа от Голливуда до Болливуда мечтать не могла о таком количестве технических средств, которые находились в нашем распоряжении благодаря воле ответственных за это людей. Колоссальную роль сыграл флот: Александр Витко, командующий Черноморским флотом, всегда шел навстречу, готов был предоставить любой корабль, любое количество вертолетов и личный состав. МЧС нам росчерком пера позволило для съемок сжечь автобус и здание под контролем пожарных расчетов. Ради нас дважды заставляли работать в ночную смену аэропорт Симферополя: чтобы мы сначала отрепетировали, а затем сняли нужную сцену. На 8 часов два дня подряд для наших съемок закрывали железнодорожный вокзал. Не отказывал никто, все понимали, что это история, которую надо зафиксировать, что мы работаем для всех и лично для каждого из них. На любой точке, где мы снимали, тут же люди организовывали чай, бутерброды, пытались пригласить к себе, обогреть. Как во время самой крымской весны люди помогали ополчению, которое с палками стояло на защите, так и нам, мерзнущим со штативами, все старались чем-то помочь. Это были, наверно, самые приятные съемки на моей памяти, потому что такого единения местного населения со съемочной группой не могла дать ни одна тема, ни один регион.

    Режиссер фильма «Крым. Путь на Родину»: Сценарий нам подсказал президент

    Крымский народ вообще можно назвать главным продюсером этого фильма. Он же, народ — и главный герой. Вместе с президентом Путиным. Это был, наверное, первый фильм, где нам за кадром лишь оставалось связывать хронологические цепочки.

    — Сложно было восстановить хронологию событий для сценария?

    — Знаете, было сложно до тех пор, пока мы не записали первое большое интервью Владимира Путина. Когда мы его расшифровали и прочитали в тексте, поняли, что это и есть сценарий, по которому можно работать. Фильмом мы охватили, наверное, лишь половину того, что происходило в Крыму, и да простят меня те, кого мы не показали среди участников. Знаете, мы получили даже официальное письмо от Союза охотников Крыма с упреком: «Как же так? Вы нас не показали. Пока все выходили защищать города с палками, мы выходили с охотничьими ружьями. Нас боялись и украинские силовики, и бандеровцы, которые хоть и в маленьком количестве, но все же были на территории полуострова». Охотники абсолютно серьезно на нас за это обиделись. А так подумать, и правда: раз уж мы показали мотоциклистов, то, пожалуй, и охотников должны были. Но не встретился нам на тот момент ни один охотник, который бы рассказал яркую историю для экранизации. И если бы это было только с охотниками! Огромное количество людей до сих пор подходят и говорят, например: «У нас в Гаспре было такое ополчение — не просто каждый второй, а каждый первый вышел, а вы даже слово «Гаспра» нигде не упомянули…». Я на это говорю только одно: «Ребята, простите». Если бы мы показали роль каждого человека в этих событиях, фильм мы с вами смотрели бы до сих пор. Кино получилось и так непозволительно длинным для документального жанра — почти 2 с половиной часа.

    Режиссер фильма «Крым. Путь на Родину»: Сценарий нам подсказал президент

    А вот упрек, с которым я совершенно согласен — это то, что мы недостаточно рассказали о Севастополе, о его роли катализатора событий в Крыму. Хотя материала осталось много, посмотрим, может быть, доведется через несколько лет наверстать упущенное.

    — Вы не боялись переборщить с патриотическим и героическим пафосом в сценах реконструкции?

    — Всегда есть такой риск. Что есть содержание документального кино? Хроникальные съемки и свидетельства очевидцев. Остальное — форма. И вот в форме есть риск ошибиться. Для передачи эмоций в воспоминаниях участников событий мы выбрали форму реконструкции. Художественные сцены у нас не претендовали на доскональную точность изложения событий. Но они абсолютно точно передавали атмосферу тех дней. Потому что в качестве актеров в этих сценах у нас зачастую и выступали сами рассказчики. Коллеги-киношники потом смотрели фильм и говорили: «Нам бы таких актеров в наши сериалы». Люди действительно играли бесподобно, но это не актерская игра: это миг их жизни, они просто заново переживали все, как было. Но кое-что мы все-таки вырезали из фильма, потому что отдавали себе отчет в том, что часть зрителей может не поверить крымчанам. Я повторюсь по поводу раздвоенности сознания многих наших людей: вынырнув из фейсбуков с мозгами, покоробленными либеральным цинизмом они вряд ли поверят, что где-то люди могут плакать, слушая российский гимн.

     Президент давал вам советы по работе над фильмом?

    — Советовал показать все как есть. Сам отмечал искренность простых крымчан, с которыми довелось общаться, сам вспоминал примеры вежливости «вежливых людей». Рассказал нам историю (мы ее пересказали в фильме), как наши бойцы высадили дверь на украинском блокпосту, а потом ворвались, поговорили с коллегами по-братски, выпили вместе чаю и пошли на рынок покупать им новую дверь. Кстати, многие иностранные журналисты, которые приехали освещать «оккупацию Крыма», из-за вежливых людей жутко расстраивались, потому что их редакции от них не те репортажи ждали. Они снимали такие картинки, за которые их обвиняли в профнепригодности: им сказали ужасы оккупации снимать, а они каких-то улыбчивых солдат, котов, детей показывают. Это, конечно, удивительная история, потому что мы привыкли наших западных коллег десятилетиями считать эталонами журналистики. Помню, в свои студенческие годы мы всматривались в программы BBC, CNN, как в путеводные звезды. Сейчас я иногда смотрю их программы и думаю: «Это же образец слабеющей позднесоветской пропаганды». Когда глушится наша Russia Today в том или ином государстве, это ведь то же самое, что в свое время попытки СССР заглушить радио «Свобода», которое слушали на кухнях. Мы сейчас поменялись местами. Раньше мы радовались за своих коллег: тому, что они так прекрасно оснащены, у их телеканалов есть деньги, чтобы повсюду посылать разные съемочные группы, со всех сторон освещать события. Сейчас я им глубоко-глубоко сочувствую, потому что они закрыли для себя огромную часть регионов мира, где не хотят появляться, чтобы не дай Бог не увидеть своими глазами правду и не усомниться в штампах, спущенных в редакцию.

     Зарубежная реакция на «Крым. Путь на Родину» была очевидной, многие объявили фильм признанием вмешательства России в дела соседнего государства. Но недавно Франция показала свой фильм о Майдане, наблюдается явный пересмотр событий на Украине. Как думаете, Андрей, фильм о Крыме может быть так же пересмотрен по-новому?

    — На Украине пока идут обратные процессы. Многие российские информационные порталы зафиксировали колоссальный отток посетителей с Украины. Это те украинцы, которые не хотят читать ничего, что может поколебать их веру в свою правоту. Хуже нет ничего, чем тихо себе признаться, что ты идиот, что ты зря скакал на Майдане и разрушил свою страну. Они пока не хотят этих признаний. В Европе тенденция другая: люди все чаще хотят докопаться до истины, потому что не видят ее на своих экранах и в газетах. Скажем, если посмотреть на Германию, где у меня много друзей, я вижу, как все дальше расходятся две линии — официальная и общественная. И это не только касательно наших событий. Власти сами подменили еще вчера незыблемые ценности до такой степени, что потеряли одобрение собственного народа. Немцы все больше и больше начинают изучать альтернативные интернет-ресурсы, которые еще несколько лет назад считались маргинальными. Теперь набирает популярность ряд порталов, где всего лишь представляется российская позиция — просто потому, что это иная точка зрения. И растет недоверие в обществе к власти, как у нас перед перестройкой.

    Честно говоря, когда мы снимали «Крым», о том, как он будет воспринят на Западе, не думали ни разу. Мы хотели зафиксировать в качестве документальной летописи важнейший этап жизни нашего государства для нашего народа: вот так это было, давайте будем знать и помнить. Это ж для нас, для россиян. Не для «оскаров» и не для украинских телевизионных премий. Кстати, о премиях. Отказ французских властей показывать фильм «Крым. Путь на Родину» в Каннах — для меня лично чуть ли не такая же награда, как Гран-при Ялтинского телекинофорума.

    Режиссер фильма «Крым. Путь на Родину»: Сценарий нам подсказал президент

    Запад, конечно, не фильмом был раздражен, а величиной Путина в крымских событиях. Сам президент, кстати, раскрывая множество секретов, явно не руководствовался тем, как это будет расценено Западом. Огромную часть информации, которую он выдал для этого фильма, он ведь мог, но не стал скрывать, и это характеризовало его готовность защищать наши интересы. Все — от разработки операции по спасению Януковича до ее воплощения, от соцопроса настроений крымчан до оперативной переброски комплексов «Бастион» на полуостров — это ведь личная роль Владимира Путина, без всякого сомнения. Конечно, тому же НАТО и страшно и обидно стало: так дерзко увели у них вишенку с украинского тортика, что теперь им и тортик не особо нужен, зря только помяли. 

    А сам фильм «Крым. Путь на Родину» был одним из самых легких для нашей команды. Телеканал «Россия» выступил в роли зеркала. Отражать события довольно просто. Да и вообще, правду говорить очень просто.

    Автор: Авраменко Евгения
    Включить уведомления в Вк
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях