Пять способов взглянуть на то, как Путин всех удивил

Пять способов взглянуть на то, как Путин всех удивил

16.03.2016 8:25
432

Пять способов взглянуть на то, как Путин всех удивил

Как нам понять смысл объявления Владимира Путина о том, что большая часть российских экспедиционных сил в Сирии должны быть выведены в течение не определенного периода в ближайшие недели и месяцы? Является ли это кругом почета для Кремля или способ вывести Россию из того, что может оказаться опасной и дорогостоящей ошибкой? Вот пять способов взглянуть на то, как Путин удивил всех. Федеральное агентство новостей предлагает своим читателям эксклюзивный перевод статьи Кристофера Нарриса, опубликованной на американском новостном портале International Business Times.

1) Миссия выполнена. Наиболее простое объяснение – это расценить развертывание войск российской экспедиции, которое началось в сентябре прошлого года, как планируемую краткосрочную операцию. Тогда Кремль не сделал никаких громких заявлений о том, что принесет его активное участие в сирийской гражданской войне — никакого хвастовства о том, что «Исламское государство» (террористическая группировка запрещена в России решением Верховного суда) будет уничтожено или заявлений о восстановлении контроля режима Башара аль-Асада над всей территорией Сирии.

Подобно российской операции в Донбассе в прошлом году, Путин решил действовать в Сирии быстро, в то время, как большинство западных экспертов уверенно предсказывали, что Асад, наконец, достиг конца своей власти, и, что оппозиция скоро будет в Дамаске. Военное присутствие России в Сирии ставило своей целью «помочь» режиму Асада, и это было сделано. Шесть месяцев спустя, в марте 2016 года, уже никто не говорит о том, что режим Асада еще долго не протянет; сирийские правительственные силы и их союзнические отряды восстановили инициативу на поле боя, возвращая ключевые населенные пункты. При этом укрепляется их способность сохранять контроль над частями Сирии, которые они занимают, в то время как возможности оппозиции ухудшаются.

Кроме того, изменилась политическая динамика. Сирийская оппозиция, Соединенные Штаты, большинство западных правительств и их союзники в районе Персидского залива активно настаивали, что уход Асада является необходимым предварительным условием, прежде чем начать какие-либо переговоры с правительством о переходном периоде. В настоящее время, несмотря на использование риторики спасательного круга, различные участники сирийского политического процесса пришли к пониманию того, что Асад имеет определенную степень выносливости. Отказавшись от стереотипов, Путин вновь продемонстрировал, что Кремль будет верен своим друзьям и партнерам и, что он имеет возможность вступать в военные и политические союзы, чтобы успешно завершить кампании.

2) Бросить, пока вы среди победителей. Вмешательство России резко изменило имидж Кремля не только в регионе, но и во всем мире. Оно показало, что военные реформы и увеличение расходов на них за последние несколько лет действительно принесли свои плоды. Российские военные доказали, что способны разворачивать силы и поддерживать вмешательство за пределами бывшего Советского Союза, и что Москва может изменить ситуацию на местах в Сирии путем применения силы, независимо от того, хотел ли этого Вашингтон, Брюссель, Эр-Рияд или Анкара. Вмешательство в Сирию продемонстрировало новые российские возможности и предупредило мир о том, что Соединенные Штаты — не единственная страна, которая способна проецировать твердую силу в различных частях мира.

Принимая во внимание, что начало мирных переговоров дает России уникальную возможность закончить свою миссию «с честью» и успехом, кажется разумным воспользоваться этой возможностью, а не рисковать, боясь потерпеть унизительные неудачи в будущем. Это сделано также с целью сэкономить деньги, утекающие из российской казны.

3) Избежать афганской ловушки. Когда русские начали разворачивать войска в Сирии всерьез прошлой осенью, реакция среди некоторых спонсоров сирийской оппозиции потребовала искать пути решения, чтобы сделать из Сирии новый Афганистан — за счет увеличения возможностей повстанческих сил, чтобы еще больше вовлечь российские военно-воздушные силы, повышая тем самым издержки с точки зрения людских и финансовых потерь. Это не оправдалось благодаря здравомыслию в терминах ведения прокси-войны, скажем, между Саудовской Аравией и Россией. Более того, когда Турция подняла шум в прошлом месяце о переправах в Сирию, чтобы создать «безопасное убежище» и намекая, что она будет приветствовать участие Саудовской Аравии в такой операции, Эр-Рияд (и Вашингтон) проявили отсутствие энтузиазма.

Если сирийский режим стабилизировался и реорганизовался, и теперь способен бороться с увеличением потока людей из Иранской революционной гвардии и Хезболлы, то нет никакой необходимости для русских оставаться. Действительно, объявление о выводе российских войск предполагает, что Путин мог применять сценарий, используемый СССР после того, как он выводил свои силы из Афганистана после долгих безрезультатного лет боевых действий — усилить северные районы и убедиться, что у севера есть инструменты для сохранения условия своего существования. Уместно вспомнить, что моджахеды не разрушили режим Мухаммеда Наджибуллы в Афганистане, когда СССР ушел, но это продлилось до распада Советского Союза, когда была отрезана помощь и поставки военной техники. Может быть, тот же подход, Путин применяет в Сирии: чтобы Асад сохранял контроль над своей частью Сирии и убедиться, что он не будет смещен.

4) Поворот к Саудовской Аравии. Перспектива столкновения с саудитами по вопросу Сирии не приветствуется Москвой. Действительно, Россия хотела бы прийти к более вещественному соглашению с Эр-Риядом по вопросу стабилизации мировых энергетических рынков, чтобы восстановить цены на более высоком уровне, и как следствие и бюджет и фонды благосостояния РФ были бы пополнены. Уход России из Сирии дает понять саудитам, что спасая своего союзника от свержения, Москва остается открытой для дальнейшего урегулирования путем переговоров, на позициях определенной степени децентрализации и создания правительства национального единства — что соответствовало бы некоторые чаяниям и интересам Саудовской Аравии. Не продолжать борьбу за Асада до победного конца, но уйти, после того, как позиции Асада стабилизировались, Москва создает условия для компромиссного урегулирования. Принимая во внимание, что министры нефти намерены встретиться в апреле, чтобы увидеть, возможна ли заморозка добычи, чтобы цены выросли и восстановились, это может быть истолковано как поворот в сторону Эр-Рияда.

5) Отсутствие безбилетников. И, наконец, решение Москвы, которое, как некоторые полагают, удивило сирийское правительство, несмотря на последующие заявления о том, что все было скоординировано между Кремлем и Дамаском, может быть истолковано как предупреждение Путина Асаду и другим игрокам, что в надежде на российскую поддержку, следует помнить, что ресурсы России не безграничны.

Готовность Асада вести переговоры на основе компромисса пошла на убыль, так как Россия изменила ход событий на поле боя. Возможно, Кремль хочет напомнить Асаду, что у него нет банковского чека без заданной суммы из России. Опять же, русские, кажется, проводят параллели с недавним опытом обеих администраций США — Буша и Обамы и их отношениями с иракскими и афганскими лидерами, которые всегда хотели рассчитывать на поддержку США, даже когда они не желали следовать американскому диктату или предпринимать шаги, на которых настаивал Вашингтон. Россияне показали, что они будут действовать; но Асад не является «слишком весомой фигурой, чтобы потерпеть неудачу из-за него». С точки зрения Москвы, вмешательство дало Асаду шанс на успех, но, в конечном счете, если он не сможет использовать его, то неудача в зоне его ответственности, а не Москвы.

В последующие дни и недели, мы увидим, в какой степени Москва фактически отзывает свои экспедиционные силы. Важно отметить, что Россия сохранит свои плацдармы в Сирии для проекции военно-морских и военно-воздушных сил, что позволит Кремлю быстро вернуться назад, если ее интересы или перспективы изменятся. Но заявление Кремля свидетельствует о том, что Путин рассматривает операцию в Сирии не как самоцель, а как часть его стремления восстановить позиции России в мире, и он, возможно, пришел к выводу, что уже сделал это.

Алексей Громов
Минфин РФ предложил с 2018 года ограничить наличные расчеты
Закрыть