Лента новостей
Поиск
loop
Россия
Знаки свыше: родные погибших в рейсе А321 получали тайные послания судьбы

Знаки свыше: родные погибших в рейсе А321 получали тайные послания судьбы

9:40  11 Марта 2016
10106

Знак свыше: родные погибших в рейсе А321 получали тайные послания судьбы

В Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге открыли выставку, на которой показали 224 металлических фигуры журавлей, олицетворяющих жертв теракта над Синаем. Скульптуры по заданному образцу создали кузнецы со всей России. По задумке после выставки птицы символически вернутся в свои семьи. Корреспондент Федерального агентства новостей поговорила с родственниками погибших о том, как им удается справиться с потерей спустя четыре месяца после трагедии.

Валерия

Знак свыше: родные погибших в рейсе А321 получали тайные послания судьбы

Инициатором выставки и создателем эскиза птицы, напоминающей своей формой самолет, стала петербурженка Валерия Лазарева, потерявшая в авиакатастрофе любимых дядю и тетю. Говорит, что символ возник по наитию, затем на идею откликнулись кузнецы.

В атриуме Комендантского дома Петропавловки клин из фигурок выглядит как нельзя символично. Он словно устремился в хмурое петербургское небо, видное через прозрачную крышу помещения. Если присмотреться, фигурки отличаются друг от друга. Валерия рассказывает, что птицы очень подходят под характеры каждого. Есть тут журавлиные семьи, пары и друзья.

«Уже потом мне рассказали, что журавли, оказывается, пролетают Синайский полуостров во время миграции. Я этого не знала. Вот такое совпадение», — улыбается Валерия.

Хрупкая девушка держится бодро. Еще до начала выставки она бегала между двух ширм, обтянутых белой тканью, и закрепляла сзади на иголочки фотографии пассажиров злополучного рейса. Объясняла волонтерам куда направлять гостей, раскладывала на столике перед входом журнал для выражения пожеланий, монетки, сделанные по спецзаказу. Творческая деятельность и организационные хлопоты помогают хоть как-то заполнить пустоту внутри.

«Каждый по-своему переживает горе, и поэтому реакции у всех разные. Кто-то закрывается, и это можно понять, кто-то, наоборот, планирует написать книгу, — говорит Валерия. — Но нас объединяет одно большое горе. Я хочу, чтобы акция «Журавли» стала той точкой, где мы отпустим души и из горького горя наши чувства превратились бы в светлую память. Мои родные расстроились бы, если бы узнали, что мы тут много плачем. Они хотели бы, чтобы мы вспоминали о них и улыбались».

Когда съезжается пресса, Валерия начинает беспрерывно давать интервью. Девушка улыбается, иногда шутит. По образованию журналист, она знает, как сформулировать мысль и рассказать все без лишних эмоций.

В три часа дня начинается церемония по освящению журавлиной стаи. По залу распространяется торжественная, скорбная атмосфера и запах ладана. Проникновенное пение отца Сергия звонким эхом отражается от белых колонн атриума. Валерия незаметно исчезает посередине службы, заходит за ширму, запрокидывает голову, шумно выдохнув, встряхивает пальцами, будто хочет скинуть с себя подступившее бессилие, и старается не разрыдаться.

Наталья

Наталья, утирая слезы, смотрит на фотографию своей двоюродной племянницы Влады Сакериной, дочери ее двоюродной сестры Галины Панченко. С фотокарточки улыбается очаровательная блондинка в свадебном платье. Под фото дата рождения — 11.09.1992.

«Когда 11 сентября террористы в Америке напали на башни-близнецы, я весь день просидела перед телевизором. А под вечер вспомнила — у Владочки же день рождения сегодня! Тогда подумала, что ассоциации, наверное, еще долго не отпустят в связи с этой датой. Когда мы были в стрессе в первые дни после катастрофы, у меня даже мелькнула шальная мысль: наверное, какие-то бандиты зашли в отель и увидели ее паспорт, представляете?».

Наталья рассказывает, что приехала из Эстонии. В поисках Петропавловской крепости заплутала и пошла в противоположную сторону. Вдоль по Кронверкскому проспекту увидела кафе «Дамаск», напомнившее ей о войне на Ближнем востоке. «Я теперь повсюду вижу эти знаки», — вздыхает Наталья. 

Влада поехала в Египет вместе с мужем Ильей. Детей у пары не было.

Знак свыше: родные погибших в рейсе А321 получали тайные послания судьбы

«А какая свадьба у них была в 2013 году, просто шикарная! Она была как принцесса. Илья очень боялся самолетов. И на свадьбе был напряженный, потому что знал, что скоро они полетят в свадебное путешествие».

Амалия

Амалия Вишнева, мама погибшего Армена Вишнева, 27-летнего таможенного инспектора Усть-Лужского таможенного поста, невероятно энергична и подвижна. Она из тех женщин, кто возглавляет общественные комитеты, всех подбадривает, а в самых сложных обстоятельствах не теряет присутствия духа. За большим экраном для презентаций она, скинув туфли и надев легкие тапочки, нарезает салаты для перекуса собравшихся родственников и друзей. Пока мы разговариваем, к Амалии подходят гости, чтобы попрощаться, и нахваливают ее стряпню. Амалия у каждого уточняет, какой салат был вкуснее — тот, который с кинзой или без нее. Ей отвечают, что вкусные оба, но с кинзой все-таки вкуснее.

Знак свыше: родные погибших в рейсе А321 получали тайные послания судьбы

Пока от рассказов Амалии у корреспондента ФАН бешено колотится сердце, лицо женщины выражает спокойствие и сдержанный энтузиазм. Она увлеченно говорит о том, что Армена любили на работе, что он был общительным и имел много друзей.

Армен был единственным ребенком в семье. Отец Армена был азербайджанцем и умер рано, не дожив до 40 лет. Второй муж Амалии стал для мальчика надежной опорой. В Египет Армен полетел с подругой, молодым налоговым инспектором Алиной Гайдамак, ее мамой Еленой и другом семьи Гайдамаков Виктором Анисимовым.

Знак свыше: родные погибших в рейсе А321 получали тайные послания судьбы

— В первый день мне было важно узнать, на каком именно месте сидел мой сын. Цифру 224 знают все, а я хотела иметь свою личную цифру. Мне сказали, что место было № 20. Причем, когда я объясняла сотруднику МЧС свое желание, я ей сказала такую фразу: «Ну, допустим, сидел он на 20-м месте». Интуитивно я уже знала эту цифру. Потом я стала узнавать, кто сидел рядом. Это был Тимур Миллер.

Мне важно, кто был рядом с ним в последнюю минуту, может, они успели что-то друг другу сказать. Он сидел у крыла.... Мне посоветовали не смотреть фотографии. Вообще, я практически не плачу, но мне настоятельно посоветовали. Его отца я не успела похоронить, потому что он был мусульманином. Он умер в Москве, его сразу же увезли в Баку. Может для кого-то это важно — увидеть родного в гробу, но для меня важнее оставить в памяти живой образ. Так и сына я не увидела мертвым ни на фото, ни когда провожала на похоронах.

Тут Амалия неуверенно умолкает.

— Так эта цифра 20, она вас как-то сопровождает по жизни?

Амалия, чтобы подбодрить себя, чуть делано всплескивает руками и продолжает.

— Да! Она мне очень пригодилась! Когда объявили, что в Исаакии состоится панихида, и по погибшим 224 раза ударит колокол, я знала, что двадцатый удар будет мой. В последний день опознания я строго потребовала дать мне этот номер... Может, я просто хотела получить хоть что-то взамен своего ребенка.

Амалия рассказывает, что узнала о катастрофе от своей мамы, когда отправилась по делам в МФЦ. Бабушка Армена позвонила своей дочери, когда та ехала в автобусе обратно. Пока Амалия рассказывает все это, вдруг в колонках включается реквием.

— Я приехала к маме, мы включили телевизор. Мой муж мне до этого позвонил и подтвердил, что рейс был наш. Я сказала: «Так, полное спокойствие, сейчас посмотрим титры, там покажут телефоны и мы узнаем что к чему». Как только дали телефон горячей линии, я тут же его набрала. На том конце сказали, что ТВ сработало на опережение и список погибших еще уточняется. Сказали позвонить через час. Я сижу-сижу-сижу. Всё — не вытерпела и перезвонила через 15 минут. Сказали, что список уже поступил. Сотрудник мне начал зачитывать фамилии. Там, видимо, список был на английском, а в английском алфавите буква V дальше, чем в русском. А я считала, что будет, как в русском: А, Б, В. Он все читает-читает, я думаю — что-то долго. У меня тогда сердце замерло, вспыхнула надежда — боже мой, неужели мой ребенок опоздал на рейс... Но мой ребенок был очень пунктуальным.

Когда Армен взял путевку в Египет, Амалия предупредила сына, что по этим направлениям ехать опасно. Уже тогда депутаты и общественники советовали воздержаться от поездок в страны Ближнего Востока.

— Я его предупредила: там стреляют, там опасно. Как сейчас помню, он стоит в прихожей, улыбается мне и отвечает: «Ну что, и нас подстрелят?». Я когда на его страничку в Сети зашла, увидела у него видеозапись военной операции в Сирии. То есть он про это знал. Я его предупреждала, но мы его воспитали настоящим мужчиной, поэтому я могла сказать что-то только в порядке рекомендации, но настоять не могла. Я только иногда думаю...

Амалия запнулась и начала плакать. Реквием между тем подходит к кульминации, над атриумом громогласно зазвонили колокола.

— Я думаю иногда... Что когда они летели, и если он что-то чувствовал в тот момент... Он вспомнил материнские слова. Что я его предупреждала. Я представляю, как ему в этот момент было тяжело, что он не послушал маму.

PS: Когда будет согласован окончательный эскиз, в Петербурге установят памятник погибшим в рейсе А321. Кроме того, к первой годовщине в Северной столице должен открыться мемориальный комплекс с храмом, созданным в память о погибших. Внутри будут установлены плиты с именами жертв теракта над Синайским полуостровом, там постоянно будут проходить службы. А настоятелем храма станет отец Сергий, который тоже потерял в катастрофе своего близкого друга.

Диана Колобаева
Новости партнеров
mediametrics