Негодяй как призвание, или Зеленский и бойкот. Колонка Олега Денежки

Негодяй как призвание, или Зеленский и бойкот. Колонка Олега Денежки

10.03.2016 8:01
7435

Негодяй как призвание, или Зеленский и бойкот. Колонка Олега Денежки

Это произошло, возможно, впервые в истории нашей страны. Кинозрители в России проголосовали против, мягко говоря, неприятного им актера снизу и нехитрым способом — рублем. Можно сказать, в одно интересное место Зеленскому. Повод гордиться нашим обществом? А я бы не спешил. Как по мне, результат бойкота достаточно скромный. Особенно на фоне того, что картина — откровенное… Ну, вы в курсе. Поэтому результат ли бойкота провал картины? Большой вопрос.

Но обо всем по порядку. Бойкот Зеленскому, любителю повоевать с Россией в Донбассе руками порошенковского «пушечного мяса», возник спонтанно, буквально из ниоткуда. То есть из соцсетей. Без громких заявлений государственных и политических деятелей, людей искусства и науки, и даже без особых усилий блогеров.

Просто всех это уже достало. Вопрос «доколе» обрел такую выпуклость, что спать на нем общество больше не могло. Беспринципность и всеядность деятелей отечественного шоу-бизнеса, готовых ради прибыли оплатить убийство детей и стариков, стало очевидным. Деньги не просто запахли, от них повеяло человеческой кровью и могильным холодом.

И вот, не сговариваясь, десятки тысяч людей по всей России решили не идти на картину с Володей Зеленским про свидания за номером три. На первых две, еще «довоенных», сходили, а третью решили не смотреть. И вроде бы результат не заставил себя ждать.

Итак, по расчетам создателей «8 лучших свиданий» должны были собрать с 3 по 6 марта, или, как любят говорить заанглоизированные по самое не хочу кинопродюсеры и прочие мерчендайзеры, «за первый уик-энд», около 120-130 миллионов рублей. И планы эти были вполне себе реальны.

К примеру, первый уик-энд первой части франшизы все с тем же Зеленским про свидания 2012 года «8 первых свиданий» собрал 125 миллионов рублей. Первый уик-энд второй картины «8 новых свиданий» все с тем же недоактером Зеленским в 2014 году — 168 миллионов.

Правда, это было, как уже говорилось, «довоенное кино». 2 мая 2014 года в Одессе еще себе никто даже представить себе не мог. Тем не менее, ожидания у продюсеров и инвесторов были самые радужные. Ничто, так сказать, «не предвещало», и никаких сомнений, даже смутных, не было.

Денежки уже просто прощупывались и призывно шелестели в кармашках топ-менеджеров кинокомпании «Централ Партнершип» и неизменных продюсеров бесконечных свиданий Екатерины Гордецкой и Андрея Радько.

Кстати, как ни удивительно, но на счету последних значится фильм «Мы из будущего-2», в которых украинские националисты, как из прошлого, так и из нашего настоящего, представлены весьма нелицеприятно. А сам фильм позиционирован как «патриотический, призванный воспитывать молодежь России в традициях памяти и уважения к подвигу советского народа в Великой Отечественной войне».

Это к вопросу о том, чего стоит патриотизм творческой интеллигенции в нашей стране. На вынос и в розницу.

Чтобы получить столь солидную сумму, кинокомпания пошла на риск. К колоссальному валу рекламы добавилось беспрецедентное количество сеансов. Только в Москве было запланировано 928 сеансов в 113 кинотеатрах, а в Санкт-Петербурге — 526 сеансов в 37 кинотеатрах. И так по всей стране.

А тут надо понимать: рискуют только прокатчики. Владельцы кинотеатров свою минимальную прибыль получат даже при пустых залах.

Однако уже 3-4 марта стало понятно: что-то пошло не так. Лица Володи Зеленского и Веры Брежневой (ничего не имею против, но партнеров тоже надо уметь выбирать), которые неизменно срабатывали, как наживка на нетребовательного зрителя, в этот раз не подействовали. Почему-то. Внезапно.

Надо было спасать уже свое лицо, и ответственные работники кинокомпании «Централ Партнершип» скорректировали прогноз в парадигме «а не очень-то и хотелось». Теперь, по их планам, их вполне устраивал сбор в районе где-то вдвое меньшей цифры. Было спрогнозировано к 6 марта получить из касс кинотеатров 73,6 миллиона рублей.

Но и этого не случилось. Согласно данным единой автоматизированной системы «Фонда кино», сбор от картины за 3-6 марта составил всего 52,8 миллиона рублей. Всего. Вообще пустяк. Каких-то 52,8. Миллионов, на всякий случай.

Я обостряю на этом внимание, потому что 52,8 миллиона рублей — это, если принять среднюю цену билета в кино около 300 рублей, ровно 176 тысяч зрителей. Мало?

Я так не думаю.

Читайте также: Почему провалились «8 лучших свиданий». Колонка Виктора Мараховского

А давайте посмотрим, что вообще за фильм предложила зрителю кинокомпания «Централ Партнершип». Причем посмотрим не на последнюю, так сказать, серию, а в целом на франшизу.

Главным героем всех трех серий является врач-ветеринар Никита. Он же лютый враг «сепаров» и «колорадов», Володенька Зеленский. В первых двух частях, неизменно, Володе-Никите предстоит нелегкий выбор: как из двух красивых, богатых, сексуальных, умных и успешных женщин выбрать одну.

Ситуация жизненная и, безусловно, всем знакомая.

В третьей части любовный квест дьявольски усложняется. Никита «подхватывает» рак, понимает, что жену (а теперь это Вера Брежнева, что ставит ситуацию почти в тупик) придется безвременно покинуть и вынужден подбирать ей «замену». И тут выясняется, что рака нет, а замена уже есть, и надо все «играть взад». А уже почти поздно.

Ситуация еще более жизненная. И тоже знакома каждому. Богатые, умные и красивые на каждом углу, вот где бы бедную, глупую и некрасивую найти.

Впрочем, правдоподобия в комедиях никто и не ждет. Однако это замазано такой порцией бетонного гламура и хэппи-энда, что им можно было бы залить солидных размеров плотину. Добавьте сюда шутки, которые не смешат никого даже у Петросяна, немного пошлости и очень много банальности.

И все это на фоне выражения физиономии и набора ужимок Зеленского, которые он везде таскает с собой как память о чем-то дорогом и сокровенном.

В общем, перед нами унылая, не молодежная даже, а подростковая комедия «ни о чем». С ожидаемым не только финалом, но и началом. Нечто серийно ширпотребное, как китайские носки в пачках. И с актерской игрой уровня клипа «Тапочки» незабвенной поэтессы Екатерины Васильевой.

Поэтому и трудно понять: а результат ли бойкота провал фильма? Или перед нами просто плохое кино? Впрочем… Скорее всего и то, и другое.

Воспринимать Зеленского как актера можно было бы разве что на утреннике в детском саду. Это вот клоуны Энгибаров или Никулин — актеры. А «актер» Зеленский самый настоящий клоун и есть.

Но я вернусь к названию своей заметки. Полностью в него не влезла вся сентенция, которую я хотел привести, чуть-чуть ее перефразировав. Впервые эта фраза прозвучала в фельетоне Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Любовь должна быть обоюдной», опубликованном 19 апреля 1934 года в газете «Правда». Правда, извините за тавтологию, звучала она несколько идеологизированно. «Любовь к советской власти — это не профессия», писали известные сатирики. И позже из этой фразы получилось расхожее: «Хороший человек — это не профессия».

Но в случае с Зеленским фраза требует дополнения: «Хороший человек — это не профессия, а негодяй — это призвание».

У Володечки последнее в крови.

Олег Денежка
США получили нового руководителя ЦРУ - Майкла Помпео
Закрыть