Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Штирлиц и школа советского мажора. Колонка Руслана Мармазова

Штирлиц и школа советского мажора. Колонка Руслана Мармазова

10:34  23 Февраля 2016
2222

Штирлиц и школа советского мажора. Колонка Руслана Мармазова

Сам-то я мажор. Советский мажор, уточню. Это особый, сегодня уже редкий сорт людей, если кто не в курсе. Отец мой всю жизнь трудился на руководящих должностях областного уровня. А я наслаждался привилегиями и щедрыми благами жизни.

Были они такими. Учиться в школе надо было прилежно, на высочайшем уровне, чтобы родителям не было неловко за дитё. Чтобы никто не сказал: «Хм, надо же, сын Мармазова, а такой бестолковый!» Вести себя требовалось, само собой, достойно. Время пришло подумать о профессии, так вуз, факультет предстояло выбрать престижные, чтобы конкурс впечатляющий, и поступить самостоятельно, с первой попытки. Когда Родина решит, что пришла пора служить в армии (в данному случае такая идея пришла в ее мудрую коллективную голову после того, как я отучился на первом курсе истфака Донецкого государственного университета) отправиться в казарму стоило бодро и молодцевато. А через два года вернуться домой так, чтобы стало ясно – почетную обязанность человек выполнял, а не на кухне подъедался. Чтобы лычки на погонах и отличные значки на кителе, благодарности от командования и прочие атрибуты нормального дембеля Советской армии.

Сейчас, с террикона прожитых лет, я предполагаю, что если бы отец захотел, то, вероятнее всего, его связей хватило бы, чтобы «отмазать» меня от армии. Но! Эта тема не то что не обсуждалась в семье, даже намек на нее был бы всеми воспринят с нескрываемым изумлением. Как это не служить? Здоровый мужик, и чтобы без армейского опыта, без школы жизни? С чего это? Как такое в принципе возможно?

Больше того, мое детство и юность прошли в атмосфере культа Советской армии, книг и фильмов на соответствующую тематику, в духе безмерного уважения к фронтовикам. А еще я обожал слушать армейские истории отца. Мы много путешествовали вместе, а рассказчик мой папа удивительный. Я готов был слушать подробности его срочной службы сотни раз. Даже уже точно зная, что там и как происходило. Надо сказать, что отец прослужил без малого 4 года, это вместо положенных в ту пору 3. Дело в том, что когда подошел момент демобилизации, как раз грянул Карибский кризис, а кто же будет страну защищать, как не самые опытные бойцы? Отец остался добровольно, как и весь его призыв. Да, переслужили изрядно. Но Родину в обиду не дали.

Еще важный момент. В юности папа пережил автомобильную катастрофу, в которой погиб мой дед. После перенесенных травм отца не хотели призывать на службу, так он дошел до областного военкома, настоял и доказал, что ему непременно надо отправиться в армию. Мужчина неслуживший полноценным ощутить себя не мог ни в коем случае. Такой принцип был накрепко заложен в прежние времена в общественное сознание. То есть, сами понимаете, мне, баловню судьбы, которому повестку вручили безо всяких предварительных сложностей, оставалось только радоваться призыву. И 23 февраля стало моим праздником, одним из важнейших. Уж точно главнее Нового года и тому подобных малозначительных календарных дат.

Нет, понятно, что и до моей службы этот день отмечался у нас дома. Выходного-то не было, но вечером матушка непременно собирала на стол что-то особенное, отец говорил добрые слова о тех, кто служил и служит, вместе смотрели по телевизору что-то «про войну». И это было здорово и важно. Когда говорятся громкие слова о преемственности поколений, так вот это она и есть. В школе, понятно, девчонки поздравляли мальчишек авансом, в надежде, что те в будущем станут-таки защитниками Родины, настоящими мужчинами. Многие и стали… Но в армии праздник приобрел совершенно новые черты. Иное звучание! Он оброс простой и строгой войсковой конкретикой. Теперь-то я уже прошел, если угодно, обряд инициации, вошел в наш мужской клуб, в круг избранных. Которые, кстати сказать, существенно отличаются от тех, как бы не вполне настоящих мужчин, в смысле, не служивших. Их очень легко определить. Даже и не знаю точно, как именно, наверное, по глазам, повадкам, по походке, реакции на те или иные вещи. Ровесники, из которых один служил, а второй нет, и не ровесники вовсе, на самом-то деле. Кто служил, тот старше, и лет на сто, никак не меньше.

Знаете, как мне было в армии? Как и всем, тяжело. Временами и крайне. Всякую секунду хотелось домой. Но после службы эти два тяжелых года я вспоминаю только как что-то очень светлое, правильное и гордое. Я смог.

23 февраля в мои армейские времена имело еще и личную, персональную привязку. К празднику приурочивались поощрения командования. На первом году службы 23 февраля мне дали ефрейтора, на втором – сержанта. Между этими званиями был и младший сержант, разумеется, но вот когда мне это звание присвоили, не помню, хоть тресни. Летом, скорее всего. А те два помню, потому что это было 23 февраля.

Я вот эдак многословно расписываю свое отношение к Дню Советской армии и военно-морского флота, чтобы снять все кривотолки. Для меня это святой праздник. День нашего мужского армейского братства. И никто не смеет хвататься за эту дату потными немытыми ручонками. Потому как есть кому дать по этим самым грабкам, чтобы неповадно было. Когда появились первые, сначала робкие, а потом и настырные попытки отменить 23 февраля, поначалу я их и не заметил, можно сказать. Внимание, точнее, не обратил. А чего обращать его на такой маловразумительный бред? Но потом пришлось заметить, ведь вместе с 23 февраля, на территории бывшей Украины (вы же, разумеется, догадались, речь идет об этих краях) попытались запретить еще очень многие явления, символы, образы, которые мне дороги. Бредом процесс борьбы с символами быть не перестал. Запретить народные праздники – это так же действенно, как приказать солнцу вставать на западе. Но напористость официального Киева, достойная лучшего применения, вынуждает обращать внимание на все это безумие, увы.  

С одной стороны, адептов секты великих древних укров понять можно. Искусственная страна, синтетическая государственность, скудная история, чуть ли не полностью состоящая из поражений. Ясное дело, что все это крайне бледно смотрелось на фоне могучих ратных традиции России и СССР. Стало быть, что надо делать? Перекроить историю, заляпать грязью святое, черное назначить белым и наоборот. Трудятся над этим наши бывшие соседи по стране с завидным упорством и изобретательностью. Другое дело, что исходный материал для лепки жидковатый, вот и получаются несуразности. Впрочем, удивляться не приходится, какая страна, такой у нее и Сталинград. В том смысле, что, когда Курскую дугу и взятие Берлина пытаются заменить баталией при Крутах и грандиозной операцией на горе Маковка, ничего не выходит. Как не тужься, не равнозначные это понятия, слишком!

Штирлиц и школа советского мажора. Колонка Руслана Мармазова

Сегодня Украина серьезно болеет. Лихорадит ее не по-детски. Все что могло случиться плохого, уже случилось. Так это еще и на фоне яростного марания общих святынь восточных славян. Отработанная технология, впрочем, не в Киеве изобретенная. Заменить историю славных предков на суррогат из пробирки – вот какая задача поставлена директивами Вашингтонского политбюро. Мне-то, допустим, на все эти потуги плюнуть и забыть. Потому что у меня иммунитет, прививка имени 23 февраля,и четкое понимание, на чьей стороне историческая правда. А за юные неокрепшие умы тревожно. В молодые головы закачивают такое – жуть берет. Когда как образец на постамент возводится солдат дивизии «СС» – это, согласитесь, серьезное помутнение рассудка.

А ведь знаете, что интересно? Ничего у них не получится. Как было 23 февраля символом братства по оружию, так и останется. Праздновать этот день, возможно, кто-то будет чуть иначе, это вероятно. А торжество ведь не всегда в нарочитом сиянии эполетов и звоне орденов (хотя и это не плохо), оно в душе. Для меня самая красивая сцена отмечания 23 февраля, конечно же, в фильме «Семнадцать мгновений весны». Да-да, когда Исаев-Штирлиц закатывает рукава белоснежной сорочки, достает из камина картошку, запёкшуюся в углях, наливает стопку… Вроде бы он один, на чужбине, в жуткой опасности, а нас самом деле вместе с ним вся Красная армия, каждый нормальный русский мужик.

Уверен, что 23 февраля 2016 года будет отмечаться и в Киеве, и во Львове, и в Одессе… Просто многие проведут праздник в стиле Штирлица, чтобы не подставиться, но и своими принципами не поступиться. А парады Победы у нас еще будут. Вот увидите. В Донецке же 23 февраля празднуется широко и масштабно, как и положено, как исстари повелось. Можем себе это позволить. Заслужили, завоевали, отстояли такое свое право.

И с праздником вас всех, мужики!

Руслан Мармазов (сержант запаса ветеран ЗРВ ПВО СССР)
Новости партнеров
mediametrics