Борьба с террористами в Ливии подобна бесконечной битве с Лернейской гидрой

Борьба с террористами в Ливии подобна бесконечной битве с Лернейской гидрой

18.02.2016 22:25
179

Борьба с террористами в Ливии подобна бесконечной битве с Лернейской гидрой

Смена режима в Ливии в 2011 году, настойчиво продвигаемая Хилари Клинтон, которая в то время занимала пост государственного секретаря США, превратила относительно процветающую светскую страну в еще одно разоренное государство, в котором обосновались террористы, ставшие причиной призывов западных лидеров к очередному и, скорее всего, не последнему вторжению на территорию этой страны. Об этом пишет Пол Пиллар в статье «Playing Whack-a-Terrorist in Libya» на страницах Consortiumnews. Перевод материала подготовило для читателей Федеральное агентство новостей.

Следующим фронтом борьбы с «Исламским Государством» (считается в России террористической организацией, запрещена Верховным судом. — прим. ред.), как считает издание The Economist, скорее всего, станет Ливия. Председатель Объединенного комитета начальников штаба США, генерал Джозеф Данфорд провел переговоры со своим французским коллегой, обращая особое внимание на необходимость «принятия решительных мер» в отношении ИГ.

Несмотря на то, как далеко зашли, либо еще зайдут эти разговоры, не так уж удивительно слышать подобные призывы, учитывая, что ИГ удалось крепко обосноваться на территории Ливии – действительно материально обосноваться, а не просто заручиться поддержкой и солидарностью местных террористических группировок, как это происходит в остальных странах за пределами Сирии и Ирака.

Открытие военного фронта против сил ИГ в Ливии с привлечением сил Запада может показаться вполне логичными действиями, однако они будут способствовать закреплению в корне ошибочного метода борьбы с терроризмом, который так или иначе связан с наступательными операциями против тех радикальных группировок, которые в данный момент беспокоят общественность.

Руководствуясь этому ошибочному подходу, США и их западные союзники воспринимают возникновение небольших радикальных группировок в отдаленных государствах как угрозу возникновения терактов на их собственных территориях. Даже в том случае, если бы связи этих зарубежных формирований с местными террористическими группировками в США и Европе были сильнее, чем они есть на самом деле, все равно в обществе будет преобладать заблуждение о том, что наиболее опасны именно те группировки, о которых то и дело трубят СМИ, чем те, о которых СМИ умалчивают.

Ситуация с террористической группировкой ИГ в Ливии сама по себе демонстрирует ошибочность этого убеждения. Стоило боевикам на территории Ливии проявить активность, как тут же все внимание, в котором на протяжении последних двух лет купалась Сирия, переключилось на них, а ИГ на территории Сирии потеряла важность как в глазах борющихся с ней государств, так и в глазах самой организации. Аналогичным образом возникновение ИГ искажает изначальную цель формирования аль-Каиды в Афганистане, от которой затем сформируется и сама группировка. Другие ответвления Аль-Каиды, в частности, ее йеменское подразделение, демонстрируют то же самое.

В результате борьба с этой террористической «лернейской гидрой» уже охватила несколько нестабильных государств. Если учесть, что таких государств огромное множество, то становится понятно, что эта борьба – потенциально бесконечна. Ситуация усложняется еще и тем, что в этой борьбе, как в сражении с Лернейской гидрой, с каждой попыткой побить врага, в его полку только прибывает.

Появление фронта борьбы в Сирии и Ираке никак не устранило нашу обеспокоенность ситуацией в Афганистане. Подобным образом в Сирии и Ираке не улучшится ситуация, если мы вдруг вновь решим бросить силы в Ливию. Все это служит доказательством неэффективности военизированной борьбы с терроризмом, в котором борьба с боевиками и ее последствия приводят, как правило, к возникновению еще большего количества экстремистов, и лишь к усилению их влияния.

Основная проблема в таких местах, каким стала Ливия после свержения Каддафи, является отсутствие надлежащего управления и управления как такового. Отсутствие надлежащего руководства имеет несколько негативных последствий, в том числе возникновение хаоса, которым в своих целях пользуются экстремисты. У Ливии имеются проблемы в сфере государственного управления не потому, что на ее территории орудует ИГИЛ. Наоборот, на ее территории орудуют боевики ИГИЛ, потому что имеются проблемы в сфере управления.

Еще одно серьезное заблуждение общественности заключается в том, что, атакуя террористов, мы достигаем прогресса. Это не так, если после наших операций на территории до этого нестабильных государств остается еще более нестабильное правительство, чем было ранее, что приводит к еще большему укреплению группировок на территории этих самых государств.

Перспективы создания целостного, сильного и авторитетного правительства в Ливии в ближайшее время очень слабы. Мы продолжаем наблюдать за зрелищной борьбой противостоящих друг другу коалиций в западной и восточной частях страны. А прогресс мирного урегулирования, осуществляемого коалицией ООН, был настолько медленным и скудным, что даже каждое малейшее продвижение получало бурные овации.

В условиях отсутствия эффективного местного управления вооруженное вмешательство с целью подавления ИГИЛ только усугубит борьбу между конкурирующими фракциями, вместо того, чтобы направить их совместные усилия на уничтожение ИГИЛ.

Картина последствий систематических вооруженных вмешательств с «благими» целями становится намного более удручающей, если принять во внимание, что они не только не смогли уничтожить эту террористическую «гидру», а, наоборот, способствовали появлению у нее дополнительных «голов». Это особенно касается добровольного (не вынужденного) вторжения в Ирак, которое спровоцировало формирование террористической группировки «Исламское государство».

Ливия отличается от Ирака тем, что там на момент вторжения уже бушевало восстание, и что применение силы было больше европейской идеей, нежели американской. Но, тем не менее, результаты были схожи. Сместив очередного диктатора, которого все ненавидели, европейская интервенция лишила жизни и правителя, который уже перестал пособничать террористам и, более того, даже начал эффективно бороться с радикальными исламистскими террористическими группировками и сотрудничать с европейскими силами по этому вопросу.

Алексей Громов
Должна ли Россия помогать правительству Башара Асада?
Проголосовать
Все опросы
Экс-глава ЦРУ обрушился с критикой на Трампа за визит в штаб-квартиру
Закрыть