Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Политика
«Хезболла» заявила, что битва против «ан-Нусры» подходит к концу
Украина
Отставка правительства Украины: кролик, медвежонок, лошадка и ослик
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Отставка правительства Украины: кролик, медвежонок, лошадка и ослик

    20:22  16 Февраля 2016  /обновлено: 20:24  16 Февраля 2016
    1138

    Отставка правительства Украины: кролик, медвежонок, лошадка и ослик

    Как говорила классик мозголомательного жанра детектива Агата Кристи, все убийства начинаются с разговоров об убийстве. Перефразируем писателя на злобу дня: все отставки начинаются с разговоров. Не об отставке, нет. Вообще с разговоров. С вредных, ненужных, непатриотичных разговоров. О том, что, дескать, правительство Украины с чем-то там не справилось. Что значит с чем-то? Да оно вообще ни с чем не справилось! Поэтому медвежонок отправит кролика в отставку. Но пострадает – ослик. Потому что у кролика еще есть мед. А у ослика – неудобный пост прокурора Украины.

    Год у Яценюка как-то не задался с самого начала года, то есть с утра 1 января. А это хуже чем понедельник, это понедельник в кубе, даже если это воскресенье. И не сказать, чтобы это были какие-нибудь непредсказуемые приметы. Ну, скажем, кот с пустым ведром, или кто-нибудь солонкой в зеркало запустил. Нет, ничего подобного. Все было как назло и специально.

    Коллеги шептались у него за спиной вот уже два месяца, а потом делали громогласные заявления в прессе о неизбежной отставке «уряда», то есть правительства по-русски. И с каждым днем все громче. И наглее. И глаза сверкали все более жадно. Кролик понимал: кто-то кого-то хочет съесть, и этот «кого-то», кажется, он.

    И вот для Яценюка наступил черный вторник 16 февраля. Депутаты потребовали у премьера то, чего никто не мог от него добиться уже 2 года: отчета по существу. Это было просто подло. Это все равно, что потребовать выстрелить самому себе в лоб из револьвера. Ну, да. Было дело. Обещал. Если в лоб, то прямо в лоб. Но нельзя же все воспринимать буквально?

    А тут еще «Свобода». Ну она для того и «Свобода», что свободна от всякого присутствия логического мышления. Сразу после выборов люди Тягнибока тихо растворились где-то на задворках политической жизни Украины и не отсвечивали. И правительство Яценюка их полностью устраивало. Но стоило кролику немного захромать, как «свободная стая» собралась у стен парламента, и выяснилось, что Яценюк – «агент Путина».

    Интересно, а когда Кличко, Тягнибок и Яценюк вели детей на «майдан» кролик уже был «агентом Кремля»?

    Поэтому теперь премьеру было грустно. То есть сумно, если по-украински. А тут еще нехороший оппозиционный человек Вадик Рабинович принес в Верховную раду наручники. Так и сказал друзьям: «Я тут принес атрибут». Не что-нибудь, не предмет, не вещь, не штучку даже. Атрибут…

     — И что ты будешь с ними делать? – вкрадчиво и осторожно спросил Арсений.

     — Не я, а ты. Очень интересная штука, я тебе скажу. Ты же хотел, чтобы твой партнер считал тебя партнером, если он тебе партнер? Вот это как раз на это случай, – Рабинович гаденько улыбался, крутя атрибут вокруг указательного пальца. Лично он на партнера не был похож.

     — Понятно, — обреченно ответил Арсений и задумался о чем-то своем.

    И тут появилась она. Лошадка… Тьфу, Юлия Владимировна. Без жалости, без сострадания, без сомнений и без косы. Зато в очках, отчего стала сразу похожа на зауча. Из тех, что отчисляют учеников из широкой оптимистической улыбкой. Косы не было, но была решимостью стать премьером.

    «Теперь точно капец», — подумал Арсений и поплелся к спикеру Гройсману просить отгул по состоянию здоровья.

    Гройсман отгула не дал, но перенес отчет «на после обеда». «Хотя бы поем напоследок», — грустно подумал Арсений и поплелся на место. Обдумывать причины, по которым страна оказалась в другом месте, вовсе не в том, что обозначено на карте. В голове вертелись две неплохие идеи: Путин и НЛО. Обе причины выглядели правдоподобно. Выбор был нелегким, предстояло взвесить все «за», «против» и «может быть».

    А тем временем президент-кондитер опубликовал на своем официальном сайте манифест. С первых же строк перед глазами вставал образ Порошенко в кожанке и с маузером.

    «Дорогие соотечественники! – пафосно взывал неизвестно к кому Порошенко, — За два года после победы Революции Достоинства наша страна сделала серьезные и уверенные шаги на пути европейской интеграции».

    То есть с самого начало все было вроде бы и не так плохо. Дальше все было еще лучше. Оказалось, что страна идет куда-то просто семимильными шагами, нужно только точно понять куда. И вдруг неожиданно президент Порошенко робко и как-то даже извиняясь попросил подать в отставку… генерального прокурора Украины Виктора Николаевича Шокина.

    При этом в манифесте Порошенко Шокин был вовсе не плохим парнем. Да хорошим он был, скажем сразу, парнем.

    «Виктор Шокин внедрил те реформы, которым в ГПУ оказывали сопротивление десятилетиями: лишение прокуратуры общего надзора, создание Национального антикоррупционного бюро и Государственного бюро расследований и тому подобное», — вдохновенно писал президент.

    Про «тому подобное» было особенно интересно. Видимо, «тому подобное» и было самым главным достижением Шокина. Поэтому президент, мысленно хлопая Шокина по плечу и подмигивая, просил уйти в отставку добровольно. Ну, как бы понарошку, но добровольно. «Ну, мы же все понимаем. Витя, не обижайся», — читалось между строк документа.

    Фамилия «Яценюк» не встречалась в документе ни разу. И украинские газеты запестрели заголовками: «Порошенко требует от Шокина уйти в отставку». У кролика затеплела надежда в сердце.

    А тем временем, но в другом месте, депутаты приступили к рассмотрению другого документа со сладкомайданным названием «безвизовый пакет». В него входили закон №4056 «Изменения в Закон Украины «О Национальном агентстве Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными с помощью коррупционных и других преступлений» и закон №4054 «Об усовершенствовании процедуры ареста имущества и института спецконфискации».

    К безвизовому режиму с ЕС закон имел приблизительно такое же отношение, как и к сборнику сочинений Марселя Пруста. Вокруг документа долго ругались, кричали. Что конфискация – это полицейский произвол и тирания, потому что у них, депутатов есть что конфисковать. А у остального народа – нет, а это нечестно. Неравноправие. А на Украине должна быть демократия. Все равны. Вот когда у всех будет что отнять, вот тогда и посмотрим.

    Но Гройсман прикрикнул на зал. Сказал, что закон есть не что иное, как строгое требование МВФ. Все поняли, что денег не будет и решили принять законопроект за основу, а уж в четверг, помолясь и подкрепясь, закон с богом принять. Ну, или без бога, но для МВФ.

    Услышав название МВФ, Арсений вздрогнул и вспомнил, зачем он тут вообще. Не в зале Верховной рады, а вообще в правительстве. «МВФ, МВФ, только бы не забыть, а то тогда уж точно конец», — зашептал про себя Арсений.

    Но и тут не обошлось без намеков. Когда на сцену взобрался бывший милиционер, гроза немецких аэропортов и вообще крайне картавый человек Юра Луценко, Яценюк внутренне напрягся. «Этот точно что-нибудь выкинет», — решил он про себя.

    Юра ничего выкидывать не стал. Он вообще мало что выкидывал, все в хозяйстве пригодится. Вместо этого Луценко сказал.

     — Когда королева провожала дочь на свадьбу, она ей сказала: «Закрой глаза и думай про Англию».

    «Но я ведь только про нее и думаю! – пронеслось в голове у Арсения. – Только про нее и Америку. А про кого мне еще думать!?»

    И тут его вызвали на трибуну.

    Еще никогда кролик не был столь красноречив. Он заламывал руки, менял интонации, захлёбывался словами, переходил на волнительный дискант. Он умолял, просил и требовал. Нет, не оставить его на посту премьера. Продолжить брать в долг деньги у МВФ.

    «Надо же чем-то похвастаться», — вспомнил вдруг Арсений и выпалил:

     — Правительство работало честно и прозрачно: суды — судили, правоохранители – охраняли, министры… Министры тоже что-то делали. Украина заняла первое место по меду! Поэтому, кроме МВФ, денег нам больше никто не даст.

    В зале повисла тишина и жидкие аплодисменты. Мед прибил всех.

    Работу правительства признали неудовлетворительной. У кролика начиналась новая жизнь.

    Автор: Олег Денежка
    Загрузка...
    Triangle Created with Sketch.
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях