Поиск
Лента новостей
Закрыть
Украина
ДНР: ВСУ нарушили перемирие в Донбассе 28 раз за сутки
Украина
Игорь Марков: Западная Украина — как раковая опухоль
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Игорь Марков: Западная Украина — как раковая опухоль

    7:00  15 Февраля 2016  /обновлено: 10:42  18 Февраля 2016
    2233

    Игорь Марков: Западная Украина — как раковая опухоль

    На днях из-под стражи в Генуе был освобожден Игорь Марков, украинский политик, экс-депутат Верховной рады, член Комитета спасения Украины. Он был задержан в Италии полгода назад по обвинению в деле о хулиганстве 9-летней давности. Ему грозила экстрадиция на Украину, однако Рим не стал передавать Маркова в Киев. Сразу же после своего освобождения политик вылетел в Москву.

    Корреспондент Федерального агентства новостей побеседовал с опальным экс-депутатом о жизни в тюрьме, особенностях западного правосудия и о судьбе Украины.

    Судьи в мокасинах

    — Игорь Олегович, расскажите о вашем освобождении.

    — 27 января состоялся суд. В итальянском суде мало атрибутов, но много правосудия. Когда было первое заседание, человек пришел в джинсах, в мокасинах, расстегнутой рубашке, я и не понял, что это был председатель суда. Там все достаточно демократично проходит. У меня была уже апелляционная инстанция. При процедуре экстрадиции первая инстанция отсутствует: апелляция, потом, если проиграл апелляцию, можешь подать на кассацию, и лишь потом министр юстиции должен подписать твою экстрадицию. Как понимаете, это может тянуться очень долго. Через десять дней после суда мне позвонил адвокат и сказал, что решение было вынесено в нашу пользу. Я сразу купил билет на первый же рейс, собрал вещи — их у меня было немного — и улетел в Москву.

    — Каково было находиться в заключении?

    — Я прекрасно понимал, что со мной может произойти в том случае, если попаду на Украину. Все это время я догадывался, что шансов у Украины заполучить меня было мало, что обвинения против меня абсурдны. Но, в то же время, было ясно, что сегодня международное право отошло на второй план, а главенствующую роль заняла политическая целесообразность. Европа все-таки пыталась до последнего момента демонстрировать, что на Украине к власти пришли демократические силы. К тому же, у меня был закрытый судебный процесс, суд отказывался пустить журналистов.

    На суде я говорил о десятках убитых журналистов, моих товарищах, бывших депутатах, которых застрелили. А их убийц потом носили в зале суда на руках! На Западе не хотят этого слышать, они заявляли: «Мы должны по факту разобраться». Да нет никакого факта! Поэтому я понимал, что меня вряд ли экстрадируют, но, тем не менее, каждый день в мозгу крутилась мысль: «А вдруг?». Это было тяжело психологически. Я отдельно хочу поблагодарить российских дипломатов из консульства в Генуе, которые бились вместе со мной. Они окружили меня теплом и заботой. Молодцы!

    Читайте также: Олейник: Пока Порошенко у власти, Украину растащат и сотрут с лица Земли

    Ручное управление

    — Как вас задержали в Италии?

    — Это была дипломатическая поездка. Я должен был встретиться с определенными политическими кругами. Я прибыл в Италию по обычному украинскому паспорту, прошел паспортный контроль в Москве. Я не был в розыске, но когда я прилетел в Италию, меня тут же забрала полицейская машина. Прямо с самолета! Как это могло произойти? Только в ручном режиме. Ни о какой законности тут речи быть не может. Но поскольку у меня был украинский дипломатический паспорт, они были вынуждены меня отпустить. Я уехал по своим делам, а где-то через сутки ко мне в гостиницу приехала полиция и показала бумагу, что мой дипломатический паспорт аннулирован через суд. Со стороны Украины был выписан ордер Интерпола на мой арест.

    Мне стало все понятно. Я достал российский паспорт и попросил сообщить о моем задержании в российское посольство. Надо сказать, что двойное гражданство запрещено законодательством Украины. Но я получил его уже после госпереворота, когда приехал в Россию. Очень благодарен за это российским дипломатам: они предоставили гражданство мне и членам моей семьи. При этом прошу отметить: многие депутаты Верховной рады уже имеют гражданство США, Канады и прочих стран.

    В общем, было нарушено все! Санкция на мой арест появилась на Украине лишь на следующий день после моего ареста в Италии!

    — Задним числом?

    — Да. Ведь что такое подача человека в международный розыск Интерпола? Решения судов должны пройти в твоей стране, должна быть выдана санкция на твой арест. И вот когда тебя не могут найти, то подают в международный розыск. А произошло что? Я, являясь гражданином Украины, имея на руках дипломатический паспорт,  который дает мне полный иммунитет, параллельно был подан в розыск, при этом санкции на мой арест на Украине не было. Когда в этом начали разбираться, итальянцы схватились за голову.

    Дело в том, что Арсен Аваков был завербован в Италии год назад и является другом нынешнего министра МВД Италии. Аваков и попросил его о моем аресте, сказал, что документы все предоставит. А сегодня Италия будет отвечать за это, и Украина тоже, потому что я ничего не совершал, а если даже и совершал, сама процедура была полностью нарушена. Дипломатический паспорт и санкции — это две взаимоисключающие вещи, любой нормальный человек это понимает.

    Мне всегда везет на такие истории. Я был первым депутатом Верховной рады Украины, который, имея полную неприкосновенность, оказался в тюрьме — при Викторе Януковиче. Не пройдя там процедуру лишения полномочий, я первый вышел из фракции «Партии Регионов».

    — Когда это было?

    — В сентябре 2013 года, когда я уже видел, что происходит.

    — Как вы это аргументировали?

    — «Партия Регионов» шла на выборы с лозунгами за интеграцию с Россией, за вступление Украины в Таможенный союз. Когда Янукович объявил, что мы теперь — в Европу, я первый вышел и поднял бунт, и меня сразу посадили в тюрьму в назидание всем остальным. Потом, когда, наконец, произошел госпереворот, полторы тысячи одесситов чудом заблокировали суд, мне удалось выйти из-под стражи. Судья вынес решение о моем освобождении, и я сразу покинул территорию Украины, забрал семью и переехал жить в Москву. Уже было понятно — особенно после событий в Одессе, — что нам была объявлена война, что всех русских приговорили к уничтожению.

    Испорченный праздник

    — Расскажите о пресловутой истории девятилетней давности, из-за которой Киев добивался вашей выдачи.

    — Это был День города, мы открывали памятник Екатерине — основательнице Одессы. У всех было радостное настроение, вышли люди с детьми, с цветами. Это было второе сентября, солнечный день был, все радовались — восстановили наконец-то памятник. Мы с огромными усилиями этот памятник собирали, там были скульптуры красивейшие, к этому долго готовились, отремонтировали все фасады на этой площади! Группа националистов с Западной Украины приехала в Одессу, они пришли и цинично помыли сапоги в памятнике Пушкину, в фонтане. Как только об этом узнали одесситы, они собрались, поехали, поймали этих отморозков, ну и оказали им радушный прием.

    — Вы как-то лично участвовали в этом?

    — Я находился там, когда увидел всю ситуацию. Мне не нужно было в этом участвовать, там было достаточно народу для этого. Отморозкам повезло, что об этом еще не вся Одесса узнала, их просто живыми не выпустили бы. Вот такая гадость демонстративно приехала, попыталась сорвать праздник. Пришла, наплевала в сердце каждому одесситу — и получила по заслугам. Я благодарен одесситам, которые так их встретили. Если бы еще в то время власти начали правильно реагировать на подобные вещи, может быть, у нас войны бы не было. А это наоборот, культивировалось. Они приезжали плевать на нашу культуру, на нашу историю: «Мы западенцы, мы нация!». Кто их звал? Сидите там, в Западной Украине! Мы к вам не ездим. Поэтому я считаю, что одесситы поступили правильно. Единственное — жалею, что мало.

    Свобода за решеткой

    — Какие были условия содержания в итальянской тюрьме?

    — Да нормальные условия, я же был в украинских тюрьмах, а украинские тюрьмы не отличаются ничем от российских, у нас одна пенитенциарная система была. А там — совсем другое отношение к людям. В нашу тюрьму когда человек попадает, начинает испытывать давление, унижение. А там, наоборот, если видят, что ты нормальный человек, а не какой-то отморозок, то к тебе относятся нормально. Можешь играть в футбол, можешь ходить в спортзал тренироваться.

    В первый день, когда меня попросили выйти подписать документы, я вышел из камеры, жду, что меня поведут, а охранник говорит: «Что ты стоишь? Иди!» Так что все самостоятельно. Я вообще в первый день заблудился: поднимаешься на свой этаж, звонишь, тебе открывают: «Игорь, заходи, захлопни камеру за собой». Там абсолютно нормально, ни собак, ни колючей проволоки нет. Я на Рублевке видел заборы выше, чем те, что у нас в тюрьме были.

    — А камеры большие были?

    — Камеры нормальные, кухонька маленькая есть, чтобы что-нибудь приготовить. Скажу больше: есть душ, биде и унитаз.

    — И все это в камере?

    — В отдельных помещениях. Грубо говоря, это как маленькая однокомнатная квартира, очень бедная.

    — Ваши сокамерники были итальянцами?

    — Нет. Был один из Чили парень, из Эквадора, из Перу. Еще приехал грузин, он говорил по-русски.

    — На каком языке вы общались с ними?

    — Сначала на ломаном английском. Потом, когда приехал этот грузин, он переводил мне с итальянского. Хочу отметить: итальянцы были очень доброжелательны. Они очень тепло относятся к России, им импонирует позиция российской власти.

    Военный трибунал для Януковича

    — Как вы считаете, почему произошел государственный переворот на Украине? Кто за этим стоял, кому это было выгодно?

    — Это было выгодно американцам. Они сами заявляли, что потратили на организацию этого около 35 млрд долларов. Они готовили под разными соусами политическую элиту на Украине, ту элиту, которая будет ориентирована на Запад. Все нынешние руководители Украины так или иначе были завязаны на Соединенные Штаты. Вашингтон действовал в интересах своей страны. Ему надо было захватить Украину для того, чтобы она стала самым сильным дестабилизирующим фактором против России.

    Разве мы, на Украине, этого не понимали? Понимали. Но у нас же был президент! Подчеркиваю: президент страны — это не только президент. Это главнокомандующий. Он был обязан по конституции в случае возникновения угрозы государственного переворота всеми доступными средствами подавить его и арестовать заговорщиков. Но Янукович оказался банальным уголовником, который в обмен на обещания американцев сохранить ему деньги просто сдал страну. Всех сдал! Тысячи людей погибли! Президент как крыса сбежал со своими капиталами.

    Янукович был нашим верховным главнокомандующим. Он должен был отдать приказ! АТО все равно была бы, но на Западной Украине, и совсем недолго. Сейчас же весь Юго-Восток залит кровью. Янукович — предатель. Судить мы его будем как дезертира и предателя. Он убежал, а люди еще остались. Их начали убивать, просто физически уничтожать. Никакого прощения ему не будет. Убежден, что как только нам удастся восстановить конституционный порядок в стране, мы будем его судить как военного преступника. Точно так же, как и Петра Порошенко.

    — А почему он предал? Страх?

    — Вы знаете, у меня в тюрьме было время подумать. У нас были достаточно сильные лидеры: Кушнарев, Кравченко. Они-то и должны были стать лидерами Юго-Востока. Но вышло по-другому. Кушнарев, прекраснейший человек, великолепный оратор — случайно погиб на охоте. Кравченко, бывший министр обороны, генерал — пустил себе пулю в голову. Если бы эти люди были живы, никогда Янукович не вышел бы на первую роль. Американцев же устраивало, что он стал президентом. Видимо, они просчитали, что в тяжелую минуту он предаст и бросит страну. Те люди шли бы до конца, и сейчас Украина была бы процветающей демократической страной.

    Нужен достойный лидер

    — Что могло бы помочь Украине в сегодняшней ситуации? Какое государственное устройство ей наиболее подходит?

    — Ситуация зашла слишком далеко. Сегодня Восток и остальную Украину разделяют реки крови. Идет гражданская война, и ее надо остановить. Хорошо, что сейчас шаткое, но перемирие, и больше не гибнут люди. Самый оптимальный вариант — конфедеративное устройство. Это в лучшем случае.

    — А в худшем?

    — В худшем, Украину ждет развал. На Западной Украине ведь националисты. Они нас убивают только за то, что мы хотим говорить на своем языке! Их не интересует экономика, их ничего не интересует. Двадцать пять лет они твердят нам одно: «Украина понад усе». Люди должны быть «понад усе», а не какой-то мифический, никогда не существовавший образ!

    — Ждут ли мир глобальные перемены?

    — Они уже идут, мир меняется. Меняется, прежде всего, благодаря усилиям президента России Владимира Путина. Для меня президент России ассоциируется с Александром Невским, который с колен поднял страну и сохранил целостность государства. Путин возвращает России то место в мире, которого она заслуживает. Но нам всем придется пройти очень сложный путь. Разве мы могли когда-то подумать, что в Одессе будут факельные шествия? У меня два деда погибло, защищая свою страну, а тут такое.

    Западная Украина, которая нам досталась после развала СССР — это раковая опухоль. У них ведь националистическая идеология! Пускай мне простят это люди, которые там живут. Посмотрите рейтинги националистических партий: ведь люди там за них голосуют, значит, они так считают! Пока организм был здоровым, эти раковые клетки подавлялись. Как только он ослаб, они стали поражать весь организм. Распался Советский Союз, экономика стала буксовать, и американцы стали сразу же вливать деньги, расшатывать страну.

    Зачем Штаты пошли на государственный переворот? Ведь в 2004 году они тоже сделали майдан — тогда, правда, мирный. Поставили Виктора Ющенко. Но в 2006 году они опять проиграли. Видно, тогда американцы поняли, что мирным демократическим путем они к власти не придут, а если придут, то не удержат ее. Именно поэтому они пошли на жесткое подавление, на уничтожение всех инакомыслящих граждан Украины. Что касается перспектив: я думаю, что у России очень мудрое руководство, оно понимает, что делает. А мы должны делать все от нас зависящее, чтобы восстановить конституционный порядок в моей стране. По большому счету, Одесса — русский город, город-герой. Как и Киев.

    — Вы сказали, что западные области — раковая опухоль на теле Украины. А стоило ли тогда вообще в 1940-м их присоединять?

    — Западенцы рассказывают, что советский режим был преступным. Так давайте признаем преступным пакт Молотова—Рибентропа, поставим колючую проволоку на границе трех областей. И все, и дайте остальной стране жить спокойно! Это люди, которые никогда не были отдельным государством. Они были и под поляками, и под Австро-Венгрией, сегодня они попали сюда.

    — При этом в составе России они тоже никогда не были…

    — Конечно! Мы все это понимаем. Вся их идеология строилась на одном: русские — «оккупанты», русский язык — «собачья мова». Вдумайтесь, это говорит министр культуры! Но повторюсь, ничего этого не было бы, если бы у нас был достойный, жесткий лидер. Человек, который просто выполнил бы конституционные обязанности президента страны.

    Автор: Герман Парло
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях