Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Весь мир
Экуменизма не будет: что стоит за скорой встречей Патриарха и Папы

Экуменизма не будет: что стоит за скорой встречей Патриарха и Папы

12:14  10 Февраля 2016
1137

Экуменизма не будет: что стоит за скорой встречей Патриарха и Папы

Историческая встреча Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла и Папы Римского Франциска состоится 12 февраля на Кубе, но ее активное обсуждение началось уже с момента официального анонса. Чего ждать от переговоров предстоятелей Восточной и Западной христианских Церквей, и в чем их актуальный смысл? С этими вопросами по просьбе Федерального агентства новостей разбирался эксперт-религиовед Александр Чаусов.

Неожиданный союзник

Встреча понтифика с восточным патриархом — событие вовсе не невероятное. Ранее Папа Франциск уже общался с Патриархом Константинопольским Варфоломеем. Более того, в иерусалимском Храме Гроба Господня они даже служили вместе. Что, кстати, вызвало массу нареканий со стороны консервативно настроенных христиан. Однако встреча Московского Патриарха и Римского Понтифика проходит впервые с момента основания патриаршества на Руси в XVI веке. По сути, 12 февраля 2016 года это случится впервые в истории обеих Церквей.

Сразу стоит оговориться, что ни о каких совместных молебнах и тем более службах речи не идет в принципе — в этом паству на днях заверил митрополит Волоколамский Иларион. По итогам разговора двух архипастырей в кубинском аэропорту ожидается подписание декларации, касающейся в том числе судеб христиан Ближнего Востока, которых сейчас массово уничтожают представители активизировавшихся исламистских группировок. Будь то прихожане православной, католической или любой иной христианской деноминации.

Некоторые эксперты, впрочем, поспешили написать про «экуменизм крови» и о том, что из этой «крови мучеников» может вырасти «единство Церкви». Однако думается, это слишком смелые заявления. Речь здесь может идти лишь о единстве взглядов на ряд очевидных для всего христианского мира проблем, на возможность совместного социального и, если так можно выразиться, политического служения по довольно четко очерченному кругу вопросов.

Таким образом, смысл встречи вполне понятен. Нынешняя внешнеполитическая конъюнктура диктует необходимость согласованной позиции двух Церквей по ряду вопросов: от выживания христиан в исламских деспотиях до дехристианизации Европы. К слову, сам Папа Франциск в своих воззрениях не сходится с «европейским мейнстримом». Он выступает против разделения Европы и России, против антироссийских санкций. И, более того, в данном случае понтифик представляет не только свою паству, но и наиболее консервативную часть европейского сообщества, с которой Россия еще может найти общий язык, поскольку живет с ней в более или менее одном ценностном поле. Именно в этом контексте следует понимать заявление Дмитрия Пескова, главы пресс-службы президента РФ, о том, что в Кремле «рассчитывают, что эта встреча пройдет успешно». В том же смысле Кремль устами Пескова выражает «очень высокую оценку самой готовности двух церковных лидеров провести такую встречу».

Экуменизма не будет: что стоит за скорой встречей Патриарха и Папы

При этом Ватикан уже несколько лет нуждается в «неожиданном консервативном союзнике». В Европе и раньше ущемлялись права христиан, а теперь, с очередной волной беженцев, периодически можно наблюдать силовое воздействие уже даже не на ближневосточных, а на европейских христиан, пребывающих под натиском идей толерантности, смешанных с идеями исламизма. В этом отношении консервативная модель взаимоотношений разных конфессий на территории России, в рамках которой в целом соблюдается межрелигиозный мир, не может не быть симпатична понтифику.

Понятно, что консервативные православные видят в этом определенного рода опасность все того же «окатоличивания» и ереси «экуменизма». И такие опасения обоснованы как минимум в историческом ключе. В девяностые годы на территории России Римская Церковь занималась агрессивным прозелитизмом, наравне с маргинальными тоталитарными культами. По сути, Ватикан расценивал нашу страну как территорию вне христианского ценностного поля, где необходима активная проповедь. Но, по факту, это было не миссионерство, а попытка захвата православной паствы, которая только начала приходить в себя после 70 лет атеистической идеологии.

Никто не забыл и униатов на Украине, особенно в контексте недавних событий, когда греко-католики с Западенщины стали одной из движущих сил Евромайдана. Особенно показательно это характеризует Украинскую Грекокатолическую церковь (УГКЦ) в свете риторики Папы по поводу всего происходящего сейчас на Украине. Вопрос этот, кстати, также значится в повестке встречи двух предстоятелей. По словам митрополита Илариона, «будет также обсуждаться вопрос действий грекокатоликов (униатов) на Украине, в частности, разгром униатами трех епархий Московского патриархата на Западной Украине, перенос центра Украинской Грекокатолической церкви из Львова в Киев, настойчивое желание этой Церкви присвоить себе статус патриархата, распространение миссии УГКЦ на традиционно православные земли Восточной и Южной Украины, поддержка униатами раскольников». В общем, не самые приятные для Папы вопросы.

Латиноамериканский «свидомизм»

Можно сделать предположение, что сам визит Патриарха Московского в Латинскую Америку тоже опосредованно связан с украинскими проблемами. Дело в том, что исторически в Латинской Америке православие появилось не так давно — в конце 80-х годов XIX века. В силу исторических перипетий XX века православные храмы в Аргентине (с которой все и началось), Бразилии, Парагвае перешли под юрисдикцию Русской Православной Церкви заграницей (РПЦЗ). Храмы под омофором РПЦ стали открываться только с 40-х годов прошлого столетия. В итоге к моменту подписания «Акта о каноническом общении РПЦЗ с Русской Православной Церковью Московского Патриархата» в 2007 году в Южной Америке было две православных юрисдикции (это не считая староверов и прочих «катакомбников»), которые превратились после подписания Акта в две епархии.

Однако для РПЦЗ процесс не прошел однозначно гладко. Из среды Православной Зарубежной Церкви выделилась группа Агафангела (Пашковского) — неканоническое объединение откололось по причине «угрозы экуменизма» и того, что «РПЦ МП до сих пор не покаялась за сотрудничество с советской властью».

С начала событий на Украине раскольники стали стремительно терять прихожан и клириков, поскольку Агафангел принялся высказываться в резком антироссийском ключе. А для потомков белоэмиграции, которые в основном являются прихожанами РПЦЗ (Агафангела) в Латинской Америке, сама идея независимой Украины — это, в некотором роде, нонсенс. Поэтому есть версия, что Патриарх Московский самим фактом своего визита и публичной проповеди в странах Южной Америки может послужить врачеванию этого раскола и переходу «пашковцев» в канонические юрисдикции РПЦ МП и РПЦЗ. В общем, и в другом полушарии украинские события играют свою роль, безотносительно встречи двух архипастырей.

Без экуменизма

Что касается самого места встречи в Гаване, здесь тоже все более чем интересно. На сегодняшний день на Кубе есть только один православный храм — это церковь Казанской иконы Божией Матери, которая относится непосредственно к Московскому Патриархату, не входя в состав Южно-Американской епархии РПЦ МП. Руководил закладкой и постройкой, а также освещал храм в 2008 году нынешний Московский Патриарх, когда еще был митрополитом и главой Отдела внешних церковных сношений.

Экуменизма не будет: что стоит за скорой встречей Патриарха и Папы

То есть для нашего предстоятеля территория Кубы — не совсем нейтральная, и это в символическом плане очень хорошо. При этом думается, Его Святейшество на встрече с кубинским лидером Раулем Кастро поднимет вопрос закладки новых православных храмов на Кубе. Поскольку православная община там насчитывает несколько тысяч человек, и одной церкви для окормления такого количества прихожан явно мало.

Эти вехи в поездке Патриарха, кстати, служат дополнительным подтверждением того, что «экуменизма не будет». Ровно потому, что Его Святейшество едет в Латинскую Америку, в первую очередь, с целью укрепления там позиций Православной Церкви. Встреча с Папой — это, конечно, важное событие, но только одно из таковых в ходе визита Патриарха. На встрече с Франциском будут обсуждаться лишь политика и дипломатия, тогда как вопросы религии, канонического единства будут подняты Патриархом Московским в рамках совсем иных мероприятий и проповедей, которые Папы Римского не будут касаться никак.

Разумеется, эта встреча — действительно исторический прецедент, но отнюдь не в деле возможного «слияния Православной и Католической Церквей». Слишком много анафем в нас прилетело из Ватикана, чтобы даже сотня подобных встреч как-то изменила ситуацию. Но здесь важна сама возможность для нашего Патриарха прямо и непосредственно обсудить с Римским Понтификом актуальные религиозно-политические проблемы, которые служат дополнительным поводом для неприязни. Об униатах на Украине, о попытках прозелитизма и агрессивного миссионерства. И, конечно, о том, как в действительности Ватикан воспринимает Вселенскую Православную Церковь: как традиционную христианскую Церковь или же как некую «досадную помеху» в своих миссионерских планах?

Пока что официальная риторика Папы Франциска несколько разнится с делами его клириков и епископата. И здесь уже хотелось бы определенной ясности, чтобы нам лучше понимать, как взаимодействовать с католиками. В этом контексте тем более интересно будет присмотреться, к каким итоговым соглашениям придут Патриарх Московский и Папа Римский.

Александр Чаусов
Закрыть