Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Общество
Путин и Медведев возложили цветы к памятнику защитникам Севастополя
Сирия эксклюзив
Молчание канарейки. Реквием шахидам Хомса
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Молчание канарейки. Реквием шахидам Хомса

    14:51  5 Февраля 2016  /обновлено: 15:37  05 Февраля 2016
    990

    О шахиде и голубой канарейке

    Корреспондент Федерального агентства новостей передает из Хомса, где так ценится хрупкий мир, и где знают ему истинную цену.

    Их лица не теряются среди других лиц. Поднятые руками близких над суетой улиц, они смотрят в окна соседей. Их взгляды спокойны, черты лица не обезображены болью. Их имена написаны красной вязью, за их спинами — сирийские флаги. Они не хвастают своими подвигами. Они молча свидетельствуют. Свидетельствуют о своем незримом присутствии среди живых. Имя им — шухада.

    В доме у молодого солдата Умара Касрауи жила голубая канарейка. Одна из тех самых blue canary, именуемых в России печальными, благодаря переводу одноименной песни. Невзрачная серая птичка. Жил Умар в Хомсе. Алавитский квартал граничил с суннитским. Узкая улица, неспешно стекающая с горки, даже не думала становиться демаркационной линией. Парикмахер-алавит, суннит-владелец обувной лавки, сосед-христианин, торгующий мазутом. Любой горожанин расскажет вам за чашкой кофе, что еще пять лет назад за вопрос «какого ты вероисповедания» в приличном обществе могли выставить за дверь. Воспитание и родственные связи, несомненно, имели определенный вес, а вера… Суннит, шиит… Кому какое дело?

    Никому и не было дела до 2011 года.

    Как часто бывает с солдатами

    В один прекрасный момент Хомс взорвался. Толпы, днем и ночью стучащие ложками по кастрюлям, орущие о величии Аллаха и открыто призывающие «вычистить алавитов». Люди сомнительного рода занятий и явно не местного происхождения, толкающие убедительные речи с самодельных баррикад. Бездействующая полиция, пребывающая в замешательстве городская администрация.

    Семья у солдата была большая. Сирийские семьи вообще велики: братья, сестры, племянники, кузены. Вся семья, вместе с такими же соседскими семьями, предпочла защищать привычный мир, вопреки многочисленным призывам. Алавитский квартал ощетинился блокпостами, бетонными плитами, расставленными в шахматном порядке на главных улицах.

    На блокпостах несли дежурство местные жители. Сначала с палками, потом с охотничьим оружием и автоматами, купленными на черном рынке. Квартал отстояли. Даже в те черные месяцы, пока центр Хомса был под контролем джихадистских группировок, алавитский квартал держался.

    О шахиде и голубой канарейке

    Умар Касрауи, как и положено солдату, ушел на войну. В составе одного из фронтовых батальонов Мухабарата (сирийской службы госбезопасности) защищал южные районы Дамаска. И, как часто бывает с солдатами, погиб.

    В данном случае «погиб» — общедоступное понятие, для галочки. Биологическая смерть в местных реалиях ничего не значит. «Не говорите о тех, кто погиб на пути Аллаха: «Мертвецы!». Напротив, они живы, но вы не ощущаете этого», — заверяет читателя 154-й аят Корана.

    Умар стал шахидом.

    Быть шахидом

    Теперь он смотрит на родную улицу с большого портрета. Подобно сотне тысяч других солдат и офицеров, военных и ополченцев, незримо присутствующих в этом мире, вопреки собственной гибели. Все солдаты, ставшие шахидами, получают офицерское звание.

    К сожалению, отечественная пресса и исламистская пропаганда в конце девяностых дискредитировали термин «шахид». Публика, наблюдавшая по телевизору репортажи с чеченских войн, пережившая многочисленные теракты на территории России, под шахидом подразумевает религиозного фанатика, опоясанного десятком пакетов со взрывчаткой. Салафитские фанатики называют таких самоубийц «шахидами». А публика зачем-то вторит им, забывая, в частности, о том, что «шахидами» российские мусульмане называют всех единоверцев, погибших в Великой Отечественной войне.

    О шахиде и голубой канарейке

    Голубая канарейка, по свидетельствам матери солдата, молчала два месяца. Видимо, ровно столько понадобилось шахиду для того, чтобы вернуться в родной дом с полей сражений.

    Наше видео мы посвящаем памяти шахидов Сирии, шахидов Хомса.

    Автор: Кирилл Оттер; Вячеслав Дружинин
    Загрузка...
    Triangle Created with Sketch.
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях