Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Конец правовой инквизиции: женщины в России тоже хотят суд присяжных

Конец правовой инквизиции: женщины в России тоже хотят суд присяжных

23:12  4 Февраля 2016  /обновлено: 0:11  05 Февраля 2016
283

Конец правовой инквизиции: российских преступниц наделят правом на суд присяжных

Санкт-Петербург, 4 февраля. Конституционный суд РФ в четверг решал, положен ли женщине суд присяжных. Громкие артистичные заявления некоторых представителей законодателей, как выяснилось, сочетаются с предельной юридической корректностью и осторожностью в поданных в суд письменных материалах. Подробности в материале корреспондента Федерального агентства новостей.

Казус объявленной детоубийцей

Дело, по которому в четверг 4 февраля заседал Конституционный суд РФ (КС), высветило достаточно любопытный юридический казус в отечественном законодательстве. Оказывается, в современной России подсудимые-женщины не могут рассчитывать на суд присяжных.

С жалобой в КС обратилась жительница Челябинской области Алена Лымарь, обвиняемая в убийстве собственной полугодовалой дочери. Заявительница оспаривает конституционность пункта 1 части 3 статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса РФ. В соответствии с оспариваемой нормой, обвиняемые-женщины лишены права на суд присяжных.

В деле заявительницы Следственный комитет первоначально сообщал об «отсутствии признаков, указывающих на криминальный характер смерти ребенка». Тем не менее, впоследствии женщине было предъявлено обвинение в соответствии с пунктом «в» части 2 статьи 105 УК РФ («Убийство малолетнего»).

Суд первой инстанции приговорил заявительницу к восьми годам заключения. При этом женщине отказали в том, чтобы ее дело рассматривали присяжные. Выяснилось, что по закону у женщин в России нет шансов попытаться самостоятельно убедить народных судей в своей невиновности.

Такая разновидность судопроизводства – рассмотрение дела с участием присяжных заседателей может применяться по ходатайству подсудимого в тех случаях, когда ему грозит высшая мера наказания – в наше время это пожизненное заключение. Вместе с тем, по закону, высшая мера не может быть применена к женщинам, несовершеннолетним и подсудимым-мужчинам старше 65 лет.

Соответственно, раз высшая мера им не грозит, то и суд присяжных им не положен. И поэтому их дела рассматривают суды попроще – районного, а не регионального уровня. Ведь только последние, исходя из существующих экономических реалий, могут изредка себе позволить такую роскошь как привлечение целой коллегии непрофессиональных судей.

Дискриминация по половому признаку

В ходе открытого заседания КС по этому делу в четверг в поддержку российских подсудимых-женщин высказались полномочный представитель Совета Федерации РФ в КС Алексей Александров и полпред правительства РФ в КС адвокат Михаил Барщевский.

По словам Барщевского, в данном деле речь идет не о неких «важных частностях», а о «базовых человеческих принципах», – о равенстве, справедливости и человеческом достоинстве.

«Когда я получил из Конституционного суда документы по этому делу, то прочитал заявление два раза, – рассказал в ходе своего выступления Барщевский. – Я не мог поверить, что у нас в стране у женщин нет права на суд присяжных. Суд присяжных часто называют судом справедливости. Выходит, что у нас женщины не имеют права на суд справедливости?»

Суды присяжных, отметил Барщевский, в 15 раз чаще выносят оправдательные приговоры (по информации полпреда Совета Федерации Александрова, в 20 раз – прим. ФАН). Таким образом, шансов быть оправданными у женщин в 15 раз меньше, чем у мужчин. «Разве это не дискриминация по половому признаку?» – вопрошал Барщевский у зала.   

Существующее положение, заявил Барщевский, отбрасывает наше общество в позапрошлый век по своему развитию. Одно из важнейших приобретений 20-го века – равенство мужчин и женщин оказывается нарушенным в российском законодательстве.

Судьям Конституционного суда, которым в ближайшее время предстоит принять окончательное решение по этому делу, Барщевский порекомендовал руководствоваться «не буквой, а духом», толкованием Конституции. Выступление Барщевского, в общем, оставило после себя ощущение прошедшей бури.

Уголовная политика государства

Полпред Совфеда в КС Алексей Александров в своей поддержке права российских женщин на суд присяжных апеллировал к логике. По его словам, в данном случае речь идет о двух автономных правовых гарантиях: первая из них – уголовно-процессуальная, право на суд присяжных, а вторая – запрет назначать обвиняемым-женщинам пожизненное лишение свободы, это уголовно-процессуальная гарантия. Эти гарантии, подчеркнул Александров, являются по своему изначальному замыслу взаимодополняющими, а не взаимоисключающими. На их обеспечение, сказал Александров во время подхода к журналистам, нельзя жалеть никаких денег. 

По словам Александрова, сейчас в нашей стране активно обсуждают расширение роли суда присяжных, что составляет одно из направлений государственной «уголовной политики». Суд присяжных, заканчивая свое выступление, отметил Александров, связан со «светлыми страницами» в истории российского права и представляет собой полную противоположность «инквизиционному сращиванию судопроизводства с обвинением».

Тем не менее, Александров проговорил, что сама по себе оспариваемая заявительницей норма, конечно, не противоречит Конституции, а лишь требует доработки законодателем.

Кстати, подобные обтекаемые формулировки обнаружились и в письменном отзыве зажигательно выступавшего в ходе заседания Барщевского. В ходе выступления ему как-то удалось не особо акцентировать внимание на принципиальном вопросе, считает ли он, что оспариваемая норма противоречит Конституции. Также напрямую об этом не говорится и в его письменном отзыве на запрос КС.

«Любая дифференциация, – пишет Барщевский, – приводящая к различиям в правах граждан, допустима, если она объективно оправданна, обоснованна и преследует конституционно значимые цели».  

И далее: «Представляется, что в целях достижения баланса конституционно защищаемых ценностей, соблюдения принципов справедливости и равенства перед законом и судом необходимы более дифференцированные способы обеспечения права на законный суд…»

И все выступавшие отмечали, что работа в этом направлении уже и так ведется. Вспоминали, что президент РФ Владимир Путин в своем послании к Федеральному Собранию предложил укрепить роль присяжных заседателей и расширить число составов преступлений, которые они смогут рассматривать.

Так, например, полпред президента РФ в КС Михаил Кротов, который заявил, что оспариваемая норма соответствует Конституции, рассказал, что в настоящее время готовится предложение, согласно которому обвиняемые в особо тяжких преступлениях против личности, чьи дела рассматривают суды районного уровня, смогут получить право на суд присяжных.

Кирилл Чулков
Закрыть