Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Солозобов: Ярослав Качиньский превратил смерть брата в неприязнь к России

Солозобов: Ярослав Качиньский превратил смерть брата в неприязнь к России

19:38  4 Февраля 2016
980

Солозобов: Ярослав Качиньский превратил смерть брата в неприязнь к России

Министр обороны Польши Антоний Мацеревич заявил о том, что создана специальная подкомиссия, которая устроит новое расследование Смоленской катастрофы. Тогда в небе над Россией разбились 96 человек, включая президента Леха Качиньского с супругой, других известных политиков и представителей высшего военного командования. Корреспондент Федерального агентства новостей поговорил с экспертом о том, почему разговоры о новом расследовании вспыхнули именно сейчас, и как это может повлиять на и без того сложные отношения между Москвой и Варшавой.

Мацеревич назвал катастрофу над Смоленском самой большой трагедией в истории польского государства со времен Второй мировой войны и призвал вернуть честь и достоинство Польше, возобновив расследование. 

«Такие разговоры с польской стороны ведутся давно. Это не первое заявление министра обороны Мацеревича. Он возглавлял отдельную комиссию, которая параллельно с официальным расследованием при председателе Совета министров Дональде Туске расследовала события Смоленской катастрофы самостоятельно. Он - сторонник теории заговора и идеи, что самолет взорвался в воздухе. Но его расследованию, достаточно некомпетентному и непрофессиональному, не был дан ход», — комментирует директор по международным проектам Института национальной стратегии Юрий Солозобов.

По его словам, в ходе совместного расследования было установлено, что экипаж совершил роковые ошибки, и с этим согласились обе стороны.

«Новый интерес к Смоленской катастрофе возник потому, что в Польше пришла к власти партия «Правда и справедливость» (ПиС). Ее лидер — генсек Ярослав Качиньский, брат покойного. Он всегда высказывал идею, что в смерти Леха виновата Россия. Его чувства можно понять, размер утраты трудно передать словами. Весь польский и российский народ был шокирован после катастрофы. Но смерть брата Ярослав превратил в чувство неприязни к России. И с приходом к власти фактически однопартийного правительства эта тема снова возобновилась», — продолжает эксперт.

При этом важно понять, что глубокой поддержки среди польского истеблишмента теория заговора не имеет, не так интересна она и польскому народу. В частности, нынешний президент Анджей Дуда, хоть и является однопартийцем и соратником Ярослава Качиньского, высказался достаточно прагматично: самолет — не самая главная тема в российско-польских отношениях.

«Когда-то уже удалось оставить за скобками острые моменты — такие, как Катынь, потери красноармейцев во время советско-польской войны 20-х годов, как пакт Молотова — Риббентропа, как деятельность Коминтерна. Специальная комиссия по острым вопросам в свое время превратила их из инструмента политики в предмет истории. Так же надо поступить и со Смоленской трагедией», — рассуждает Солозобов.

Он отмечает, что для квалифицированного эксперта, взрывника, не составляет труда в течение двух дней определить: был ли взрыв, есть ли взрывчатое вещество, вплоть до марки и страны-изготовителя. Это дело 48 часов.

«Вспомните катастрофу А321 в Египте: ФСБ оперативно определил, что был теракт, вид, характеристики и массу взрывчатки. Здесь же на польской стороне были и вещи покойных, и сами тела. То есть организовать квалифицированную экспертизу было возможно. Но скоро вся эта шумиха уляжется. Здесь при обоюдном желании нужно приходить к планомерному совместному исследованию. Пока же на данный момент это способ повысить переговорную позицию по ряду вопросов этих отношений. Мол, вы должны — значит, отдайте. Например, обломки, которые являются вещдоком. Понятно, что пока расследование ведется, никто обломки передавать не будет.  Потому не надо делать семейную трагедию катастрофой для российско-польских отношений», — резюмирует собеседник.

 

Дмитрий Пятов
Закрыть