Инженер ЛАЭС: Атомные станции России готовы к голливудскому сценарию Спилберга

Инженер ЛАЭС: Атомные станции России готовы к голливудскому сценарию Спилберга

28.01.2016 18:23
683

Под Петербургом продолжается строительство новых блоков Ленинградской АЭС, которое волнует всех жителей не только мегаполиса, но и прилегающих городов-спутников и области. Перед началом общественных слушаний по вводу в эксплуатацию новых энергоблоков ЛАЭС корреспондент Федерального агентства новостей расспросил заместителя главного инженера ЛАЭС по безопасности и надежности Игоря Ложникова о том, насколько мирным для своих соседей будет атомный гигант в Сосновом Бору.

— Игорь Николаевич, одна из претензий к работе атомных электростанций и ЛАЭС в частности — неквалифицированный персонал и сомнение в опытности новых кадров. Насколько сегодня силен человеческий фактор в случае возможной внештатной ситуации на ЛАЭС?

— Что касается человеческих факторов, сейчас есть требования и правила, которые выполняются очень жестко. Все системы безопасности проектируются особым образом после Чернобыля — там ведь как раз при проведении эксперимента был отключен ряд систем безопасности. После той катастрофы эксперименты на атомных станциях не производятся вообще. Проводятся только измерения и испытания. Сейчас все системы безопасности проектируются и конструируются так, что человек не может на них воздействовать. Он может повлиять на какой-то параметр так, что сработает система безопасности, и его ошибку исправят, в том числе в некоторых случаях даже остановкой энергоблока. Но вмешаться в процесс после срабатывания системы безопасности и отключить ее он не может, по правилам, в течение десяти минут. Поэтому ошибки персонала, приводящие к серьезным нарушениям, просто исключены конструкциями систем и алгоритмом их работы.

В таком случае, насколько мы доверяем системе и технике?

— Для этого они испытываются, проводится экспертиза алгоритмов инженерных задумок данной системы, ее неоднократные проверки. Кроме того, есть эшелонированность этих систем. Ведь каким образом гарантируется безопасность? Правильными, проверенными алгоритмами работы системы и дублирующей системой. Есть подстраховка и глубоко эшелонированная система защиты реакторной установки. Мы боимся, в конечном счете, чего? Чтобы излучения радиоактивного вещества не вышли наружу. Существует система физических барьеров, система организационных и технических мер, которые защищают эти барьеры. И даже если один барьер поврежден, есть другие, страхующие его, а также множество систем, которые всё контролируют и поддерживают в надежном состоянии.

После аварии на АЭС Фукусима-1 Россия как-то заметно изменила подход к безопасности своих атомных электростанций?

— Мы стали, на мой взгляд, по-другому подходить к вопросам безопасности при гипотетических, очень маловероятных событиях. В Японии станция выдержала землетрясение, но не выдержала пришедшую волну цунами. Мы стали анализировать нашу безопасность и выявлять те дефициты безопасности, которые могут проявиться при любом событии. Раньше был вероятностный подход: если вероятность низкая, меры не принимались. Скажем, вероятность падения метеорита на станцию низкая, так и не будем про него думать. А сейчас думаем обо всем, даже маловероятном.

После Фукусимы мы, конечно, технически оснастились дополнительно. У нас появились отдельные передвижные дизель-генераторные установки на каждый блок, причем с резервом, с запасом, который обеспечивает энергоснабжение. Сейчас такие установки закуплены для всех атомных станций России в достаточном количестве, с резервированием, с прогнозированием возможной ситуации, если одна выйдет из строя.

Кроме того, мы утроили мощность стационарных дизельных установок. Раньше было 10МВт от трех дизелей, сейчас добавили еще три установки, каждая по 6,5 МВт. Есть запас топлива и так далее. Главное ведь что? Энергоснабжение блока и охлаждение реакторной установки. После Фукусимы были закуплены установки подачи воды непосредственно в реактор, чтобы охлаждать его, — то, что не удалось японцам во время аварии. Например, на ЛАЭС они могут просто из залива черпать воду и качать на охлаждение реактора. Против возможных опасностей нашего региона — например, наводнения — мы обезопасили себя еще до Фукусимы, а сейчас устанавливаем системы безопасности практически на голливудский сценарий, где Спилберг отдыхает.

В прошлом году мы провели учения с участием наблюдателей из различных стран, показали, как вся новая техника работает. Например, с гипотетической ситуацией по расчистке завалов, которые мешают проехать к установке, — есть на базе МЧС и спецслужб техника, которая позволит нам быстро обеспечить критические функции безопасности реакторных установок. На ЛАЭС работают очень тонко установленные датчики. Скажем, если какой-то параметр может расти до 30%, прежде чем возникнет какая-то опасность, то датчики устанавливаются на 3% чувствительности. То есть, существует колоссальный запас для превентивных мер.

Для обычного жителя Петербурга и Ленобласти что может означать сообщение об остановке реактора на ЛАЭС?

— Остановка реактора всё что угодно значит. Хоть для ремонта он может быть остановлен. Есть технический регламент по работе энергоблока, где учтено множество моментов, когда реактор должен быть остановлен. Есть даже расчетное время, когда установка должна быть остановлена через два-три часа. Это, как правило, дано для чего? Возможно, нет необходимости реактор останавливать, но энергосистема должна сработать определенным образом — все-таки целый миллион Квт вылетает из общего баланса потребления и производства электроэнергии. Поэтому дается время. Или появился дефект, скажем, испортился датчик, тогда дается время до остановки реактора, чтобы проблему устранить, и, как правило, в этот промежуток времени мы справляемся.  

По словам Игоря Ложникова, с 1997 года на ЛАЭС не зафиксировано ни одного происшествия, выходящего за уровень 10-балльной шкалы, — то есть, превышающего аварийный уровень с радиационными последствиями. Средний уровень отклонений во время происшествий на ЛАЭС — это шесть баллов, самый низ шкалы нарушений. Больше всего инцидентов произошло в 2000 году — 12 за весь год. Однако для людей, у которых по соседству с домом находится атомная электростанция, каждое сообщение об инциденте на ЛАЭС — повод для серьезного беспокойства. Восемь нарушений в 2015 году (в том числе, разрыв трубки на деаэраторной установке на втором энергоблоке и появление огромного парового облака над станцией) заставили всех поволноваться.

Главные опасения экологов и общественников вызывают износ оборудования ЛАЭС-1, смена поколений в персонале станции, дефект водозабора и повышенное тепловое загрязнение водной экосистемы, а также негативное воздействие на природу из-за выбросов в атмосферу из градирен ЛАЭС-2 пароводяной смеси объемом примерно 200 тысяч литров в сутки.

По заверению начальника лаборатории АО «Атомпроект» Андрея Фролова, «основные технологические решения основаны на апробированной технологии и подтверждены опытом работы с подобными энергоблоками. Дополнительно предусмотрен комплекс безопасности, который повышает показатели безопасности проекта и делает его на данный момент одним из самых безопасных проектов в мире».

На общественных слушаниях, которые пройдут в Сосновом Бору вечером 28 января, экологи и встревоженные общественники потребуют честного анализа безопасности всего ядерного кластера Соснового Бора и восстановления комплексного экологического мониторинга на южном берегу Финского залива.

Напомним, работа по строительству первого энергоблока не останавливается: система электроснабжения готова почти на 50%. Закончены металлическая облицовка и внутренняя оболочка ядерного остова в реакторном отделении. Идет монтаж технологических систем реакторной установки и аварийных систем в турбинном отделении, в том числе монтаж на крытом распределительном устройстве нового типа (на предыдущих блоках стояли открытые всем северным ветрам и осадкам распределители). В конце первого квартала 2016 года строительство выйдет на этапы А0 и А1: видеозонды проверят проходимости каналов от места водозабора и до входа в корпус реактора, пройдут системные проливки. В декабре этого года после холодной и горячей откатки топливо загрузят в реактор, и начнутся испытания. Пуск блока запланирован на май 2017 года, а 1 января 2018 года первый энергоблок проверит комиссия, чтобы решить, принимать ли его в гарантированную эксплуатацию. Второй блок будет запущен ориентировочно в 2019 году.

Евгения Авраменко
Пекин рассчитывает, что Трамп будет принимать решения с учетом позиций КНР
Закрыть