На языке у чеченца. Колонка Романа Носикова

На языке у чеченца. Колонка Романа Носикова

19.01.2016 12:58
12572

Российская общественность требует, чтобы глава Чеченской республики Рамзан Кадыров ушел в отставку. Судя по размещенному на сайте «Эха Москвы» «заявлению российской общественности», российская общественность — это: правозащитник Борис Альтшулер, член-корреспондент РАН Александр Белавин, правозащитник Валерий Борщев, правозащитник Юрий Вдовин, писатель Владимир Войнович, правозащитник Светлана Ганнушкина, политик Леонид Гозман, правозащитник Наталья Евдокимова, издатель Андрей Збарский, историк Андрей Зубов, журналист Наталья Иванова, правозащитник Игорь Каляпин, режиссер Владимир Мирзоев, журналист Дмитрий Муратов, политик Андрей Пионтковский, правозащитник Лев Пономарев, правозащитник Юрий Самодуров, писатель Людмила Улицкая и писатель Мариэтта Чудакова.

Ни одного слесаря. Про другое я и говорить не буду, все и так уже подумали. Что же так возмутило этих людей, что они в собственных глазах распухли до размеров всей нашей российской «общественности»?

Грохот в недрах

Причиной воспаления самооценки послужило заявление, сделанное недавно Рамзаном Ахматовичем по поводу «несистемной оппозиции». Рамзан Ахматович заявил, что относиться к «представителям так называемой внесистемной оппозиции» надо «как к врагам народа, как к предателям… судить по всей строгости за их подрывную деятельность».

Прямо скажем, слова эти произносились разными людьми множество раз, а уж думались хоть раз, но каждым из тех 86 процентов, что составляют беду, несчастье и препятствие на пути наших либералов к власти, реформам, люстрациям, суду над коммунизмом и справедливому разделу страны. И мною, грешным, и всеми друзьями моими, и родственниками. Наверное, даже мои кошки и собака, прохаживаясь по квартире или нагло развалившись, где помягче, нет-нет, да и прищурятся как-то нехорошо — не иначе, о судьбах либерализма в России думают.

И как-то оно все мимо пролетало. Мало ли что мы о них думаем? С усмешечкой обсуждались и вспоминались наши (86%) мнения и вопросы в среде «российской общественности». Может, мы забавные такие. Может, ручки у нас короткие.

А тут вдруг один человек сказал — и такая реакция. Грохот в недрах богатых внутренних содержаний стоял такой, как будто роте новобранцев прописали слабительное.

Сатирик Виктор Шендерович заявил, что в нормальной стране никакого Кадырова в принципе быть не может. Депутат городского совета Красноярска Константин Сенченко заявил, что Рамзан Ахматович — позор России и строит дворцы на бюджетные деньги. После чего немедленно позвонил Рамзану Ахматовичу и извинился. А Рамзан Ахматович выложил видео с извинениями в Сеть и сообщил, что они приняты.

Невозможно не заметить, что «общественность» явно выделяет Кадырова из числа прочих 86%. Ведь на нас и наше мнение об «общественности» та никогда так не реагировала. И уж тем более никогда и никому из «общественности» не приходило в голову перед нами извиняться.

А прямо скажем: есть за что. И прямо добавим: стоило бы.

Однако, стоит разобраться в причинах такого особого отношения, такого внимания «общественности» к Рамзану Ахматовичу. У меня есть на этот счет гипотеза.

Цена народа

Я полагаю, что это особое отношение имеет природу, которую отлично описал Лев Толстой: «Мы любим людей за то добро, что им сделали, и ненавидим за зло, которое им причинили». Помните расхожую фразу, приписываемую Рамзану Ахматовичу, про то, что он, якобы, «убил первого русского в шестнадцать лет»?

Для тех, кто еще не в курсе: сам Кадыров этого никогда не говорил. А сказала это вместо и от имени Рамзана Ахматовича прямо в эфире «Эха Москвы» популярная у тамошней «общественности» журналистка и писательница Юлия Латынина. Она так видит. И в своих книжках она так пишет. В ее книжках благородные горцы сопротивляются имперской экспансии подлых русских.

А Ковалева Сергея Адамовича, правозащитника, помните? «Террористов нужно понять, они вынуждены действовать предельно жестоко». Это он про теракты в московском метро.

Когда началась Первая чеченская война, Кадырову было 18 лет. И за всю эту интеллигентскую романтику Латыниной, правозащитные завывания Ковалева, Людмилы Алексеевой и прочей «общественности», за все эти болельщицкие вопли, подзуживания и прочую «поддержку устремления чеченского народа к свободе» он расплачивался тем, что постоянно терял близких. Пока Латынина и Политковская получали от Госдепа премии за журналистику, его народ получал ваххабитскую литературу, наркотики, боеприпасы в ящиках и боеприпасы поштучно — те уже от Российской армии.

К 1999 году до Кадыровых дошло, что чеченский народ может просто-напросто исчезнуть с лица земли под это одобрительное похлопывание по плечам от иностранцев, бравое «Акбар» от бородатых ваххабитов и подзуживание «общественности» из Москвы. Что их просто израсходуют, как мясо. Что его народу отведена почетная роль — погибнуть и ценой своей жизни уничтожить российскую государственность, которая одна и может сохранить чеченский народ для цивилизации, человечества и будущего.

Кадыров, будучи неглупым человеком, ничего не забыл. Он не забыл, сколько стоили его народу все эти люди.

А они — поскольку им ничем за «стремление чеченского народа к свободе» заплатить не пришлось и даже наоборот — пришлось только получать премии — уже все забыли. А если и вспоминают о временах, когда Кадыров бегал по горам, то исключительно с точки зрения того, как вкусно тогда кормили. Те, что поглупее, забыли вовсе и удивляются — чего это Рамзан Ахматович так плохо к ним относится? Те, что поумнее — все прекрасно помнят и понимают, что Рамзан Ахматович тоже ничего не забыл, и руки у него время от времени чешутся — на практике объяснить сладкоголосым звездам эфира, сколько их песни стоили ему, его родне, его друзьям и его народу.

Не словом объяснить — слова тут бессильны. Действием. И они понимают, чего стоит сдержать его искренние порывы. И трепещут.

Союз свободных людей

На днях, помимо Рамзана Кадырова, высказался еще один чеченец — Магомед Даудов. Его речь стоит прочитать целиком. Но я остановлюсь только на одном фрагменте:

«Нам непонятно, почему над сознанием российских граждан проводят чудовищные по своему цинизму и ненависти к России эксперименты такие откровенно вражеские штаб-квартиры пятой колонны, как «Эхо Москвы» и «Дождь».

На вопрос Магомеда Хожахмедовича у меня есть вариант ответа. Все дело в свободе.

Чеченский народ в реальности, а не в фантазиях нашей «общественности», заслуживает свободы. Именно поэтому он свободен выбирать, кого он станет слушать. Кого он будет любить, а кого — презирать.

Бог, когда создал первого человека Адама, создал его свободным. И для этого поместил в эдемский сад дерево, с которого запретил Адаму есть. Если бы у Адама не было возможности нарушить его договор с богом, он не мог бы свободно выбирать, соблюдать этот договор или нет. А значит, человек был бы не сыном, а рабом. А бог, который есть любовь, не может желать своему подобию несвободы. Раб не может любить. Покорность богу может быть истинной, только если она происходит из свободного выбора. Бог дал дьяволу язык, чтобы испытать человеческую веру. Чтобы человек победил дьявола и стал человеком.

Эти люди существуют для того, чтобы чеченский народ их ненавидел и презирал. Чтобы передал это презрение детям и внукам. Чтобы чеченский народ свободно выбирал и был тем, кем хочет быть.

Россия дала этим людям язык из любви к народам России. И если чеченский народ видит в них предателей, то он своим презрением отделяет себя от них. Он совершает выбор. Свободный выбор.

А это значит, что союз русских и чеченцев в предстоящих испытаниях — союз свободных людей. Разве ради такой роскоши не стоит потерпеть нескольких словоблудов?

Роман Носиков
Стали известны последствия взрыва газа на заводе в Тверской области
Закрыть