Адвокат Грабовский: Юридически Александрова и Ерофеева обменять невозможно

Адвокат Грабовский: Юридически Александрова и Ерофеева обменять невозможно

14.01.2016 20:18
343

На состоявшемся в Минске первом в этом году заседании трехсторонней контактной группы по урегулированию в Донбассе была поддержана инициатива Бориса Грызлова о немедленном объявлении режима тишины.

«Украина поддерживает очередную инициативу представителя России Бориса Грызлова об объявлении режима тишины, который должен начаться немедленно», – сообщила в Facebook Дарья Олифер, пресс-секретарь Леонида Кучмы.

Также в ходе переговоров была достигнута договоренность об обмене пленными, речь идет об освобождении более 50 человек, в первую очередь раненых, тяжелобольных и женщин, сообщила Олифер.

В связи с этой информацией возобновились разговоры, что в ближайшее время может быть принято принципиальное решение об обмене находящихся на Украине российских граждан Александра Александрова и Евгения Ерофеева на осужденных в РФ за терроризм Олега Сенцова и Александра Кольченко и/или украинскую летчицу Надежду Савченко.

Информацию, что переговоры такого рода ведутся, подтвердил глава украинского центра освобождения пленных Владимир Рубан, однако, по его словам, техническая реализация любого из вариантов обмена возможна только при наличии политического решения.

Такого же мнения придерживается и украинский адвокат Юрий Грабовский, защищающий Александра Александрова. В беседе с корреспондентом Федерального агентства новостей он также подчеркнул, что любое решение по обмену зависит, прежде всего, от политических решений.

– По поводу обмена я пока не могу ничего прокомментировать, судя по сообщению в СМИ, я так понимаю, что кто-то бежит впереди паровоза. Со мной никакая информация такого рода не согласовывалась. Действительно, есть мнение, что данная процедура обмена теоретически возможна, но всё это лежит в политической плоскости. В юридическом формате это технически не возможно. Поэтому нам надо сначала подготовить юридическую базу, а впоследствии можно будет уже говорить и о фактическом обмене.

– Но такой вопрос в принципе рассматривается?

– Да, такой вопрос рассматривается. Логично, что это должен быть зеркальный обмен – то есть, два на два /Александрова и Ерофеева на Сенцова и Кольченко – прим. ред./. Никто отдельно одного Ерофеева или одного Александрова на кого-то, как я понимаю, менять не будет. Но всё это необходимо еще отработать технически, и нужно понимать, на какой стадии это будет происходить. То есть, на судебной стадии /суд над Александровым и Ерофеевым идет в настоящее время – прим. ред./, на послесудебной, на стадии приговора, после приговора, после вступления приговора в законную силу и так далее…

– Вы сказали, что всё это пока юридически не возможно? Какие тут основные препятствия?

– Полное отсутствие механизма. Ведь мы впервые столкнулись с ситуацией, когда кого-то меняют на кого-то. Существует процедура передачи лиц другой стране для отбывания наказания, но, к сожалению, оба наших товарища – Александров и Ерофеев – имеют статус криминального преследования, а не военнопленных. Нам так и не удалось на Украине этот вопрос решить, мы над этим работаем. Юридические процедуры для обмена военнопленными существуют – это так называемое интернирование, но обмен лицами, пребывающими под судом, как это называется на территории Российской Федерации, у нас отсутствует. А условие, которое выдвинула в свое время спикер СБУ, о возможном отбывании Александровом и Ерофеевым наказания на родине – тут для стороны защиты есть нюансы. Мы уверены, что наши подзащитные не виновны в тех преступлениях, в которых их обвиняют. Поэтому я как адвокат не готов… скажем так, содействовать принятию незаконного приговора лишь для того, чтобы моего подзащитного вывезли в другую страну, чтобы он там отбывал наказание. Это неправильно.

– То есть, на такой вариант вы не готовы пойти?

– В подобной ситуации принимать решение – да или нет – может политическое руководство и, естественно, сам клиент. Но я не могу рекомендовать клиенту соглашаться на быстрый обвинительный приговор в случае, когда он не виновен в том, в чем его обвиняют. И мы все-таки надеемся… во всяком случае, мы изложим всю нашу позицию защиты, чтобы доказать, что они невиновны. Мы все-таки хотели бы рассчитывать на оправдательный приговор по этому делу.

– Вам кажется, что оправдательный приговор возможен?

– Исходя из тех доказательств и документов, которые мы собрали, и исходя из тех обвинений, совершенно безосновательных, которые выдвинуты украинской военной прокуратурой, – в нормальной демократической правовой стране это однозначно должен был бы быть оправдательный приговор. Ведь, по сути, например, по вчерашнему заседанию: все потерпевшие подтвердили, что никакими действиями наших подзащитных им не был причинен вред. А минометный обстрел начался, когда Александров и Ерофеев уже находились в беспомощном положении, когда они уже не могли ничего сделать, поскольку пребывали в руках врачей. Ну, а обвинение в развязывании агрессивной войны – это вообще бред сумасшедшего: капитан с сержантом при всем желании не могут развязать агрессивную войну между двумя странами.

– Какое настроение у вашего подзащитного и у Ерофеева, чего они ждут?

– Ну, они, конечно, хотят как можно скорее попасть домой, к семье, и т. д. Мы им объясняем всю сложность этой ситуацию и ее юридические особенности, но, естественно, они не верят в законность правосудия на Украине, поэтому есть определенные психологические нюансы. Со своей стороны мы делаем всё от нас зависящее, чтобы поддержать их моральный дух и доказать их невиновность.

Ирина Петренко
Почти 2 млн человек стали участниками марша за права женщин в США
Закрыть