Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Мертвое дело: в Петербурге за хранение наркотиков судят покойника

Мертвое дело: в Петербурге за хранение наркотиков судят покойника

20:21  13 Января 2016
357

В Петербурге умершего человека судят за хранение крупной партии наркотиков. Месяц назад обвиняемому стало плохо в СИЗО, спустя несколько дней мужчина скончался. Мать решила отстоять его честное имя и доказать в суде непричастность сына к преступлению. Прокуратура уверена в виновности. Последнее слово произносить будет некому.

Я на могиле сына прошу прощения

27-летний Евгений Романов был задержан петербургскими полицейскими в середине лета 2015 года. По словам матери молодого человека, стражам порядка показалась подозрительной его внешность. Евгения доставили в 3-й отдел полиции, что на Северном проспекте Калининского района, а при обыске якобы нашли пакетик с неким веществом серого цвета. Правда, как отмечает Ирина Султанова, ее сын никогда не был замечен в употреблении запрещенных веществ, а медицинское освидетельствование, проведенное после задержания, показало отсутствие в крови каких-либо наркотиков.

«Он никогда не попадал в поле зрения полиции, и врачи отметили, что он не подвержен влиянию алкоголя и наркотиков», – сказала женщина корреспонденту Федерального агентства новостей.

Органы предварительного следствия настаивали на взятии под стражу подозреваемого, его мать и адвокат предлагали суду ограничиться домашним арестом. Аргументом Ирины Султановой стал тот факт, что ее сын должен находиться под постоянным присмотром врачей, поскольку страдает шизофренией. Но в итоге по решению Калининского районного суда молодой человек оказался в СИЗО «Кресты». Судья посчитала, что в следственном изоляторе он получит все необходимое лечение. Закончилось это трагично.

В начале декабря состояние Евгения Романова резко ухудшилось на фоне медикаментозного лечения психотропными препаратами. Как рассказывает собеседница ФАН, у ее сына была индивидуальная непереносимость нейролептиков. Из следственного изолятора молодой человек был доставлен в 3-ю городскую больницу, но все старания врачей оказались тщетными. Медики диагностировали состояние его клинической смерти. 6 декабря в 22.15 он скончался.

«Это моя вина, я на могиле сына прошу прощения за все. Мой сын попал под раздачу. Сколько раз я просила и умоляла, чтобы изменили меру пресечения и отправили в специальную палату. Но ко мне не прислушались», – со слезами на глазах говорит женщина.

Разговор с Ириной Султановой происходил в коридорах все того же Калининского суда. Женщина, уверенная в невиновности сына, решила отстоять его имя. Она также обратилась в Следственный комитет с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении неустановленных врачей «Крестов». На данный момент доследственная проверка не завершена.

В случае если суд все же признает умершего виновным, может последовать обращение в Европейский суд по правам человека, сообщил ФАН адвокат Виталий Черкасов. «Просто человек по внешним признакам подпадал, и его задержали. Это дело показало порочную практику, когда обязательно пребывание в местах лишения свободы, хотя там не могут обеспечить лечение в условиях изоляции», – подчеркнул адвокат.

Родственники Евгения Романова возлагают ответственность за его смерть на врачей, полицию, прокуратуру, но основная претензия – к петербургскому УФСИН. В управлении от комментариев Федеральному агентству новостей воздержались. В самих «Крестах» на звонки агентства не ответили.

Суд имени Магнитского

На сегодняшний день судебное следствие в отношении умерших лиц в России проводится в общем порядке. Если умерший признается невиновным, в отношении него выносится оправдательный приговор. В том же случае, если суд сочтет его вину доказанной, уголовное дело прекращается по нереабилитирующим основаниям. Правоприменительная практика расценивает данный случай как констатацию того, что лицо совершило преступление и является виновным. А значит, могут последовать гражданские иски, компенсация морального или материального вреда и прочее.

Юрист Сергей Лукьянов в своей адвокатской практике уже сталкивался с подобным случаем – тогда суд первой инстанции вынес приговор, на который позднее была подана апелляционная жалоба. Но осужденный умер до ее рассмотрения. Его родственники, однако, настояли, чтобы заседание по апелляции было проведено, и слушания состоялись в отсутствии фигуранта.

«Такая практика в России существует. Если родственник обвиняемого настаивает, что лицо невиновно, тогда суд обязан рассмотреть дело и вынести по нему приговор», – подчеркнул юрист.

Самым известным примером подобного судебного процесса является разбирательство по делу аудитора инвестфонда Hermitage Capital Сергея Магнитского, который обвинялся в уклонении от уплаты налогов с организации. Его смерть в московском СИЗО в 2009 году вызвала широкий общественный резонанс. Четырьмя годами позже Магнитский был признан виновным посмертно, дело в отношении него было прекращено, а самому погибшему было отказано в реабилитации.

Илья Давлятчин
Закрыть