Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Экономика
Приглашение к бегству: что означают слова Силуанова о вероятности «нового 1998 года»

Приглашение к бегству: что означают слова Силуанова о вероятности «нового 1998 года»

20:13  13 Января 2016
1243

На Гайдаровском форуме министр финансов России Антон Силуанов позволил себе сделать следующее заявление: «Наша задача сейчас — привести бюджет в соответствие с новыми реалиями. Если мы этого не сделаем, то произойдет то же самое, что было в 1998—99 годах, когда население заплатит через инфляцию за то, что мы не сделали в рамках приведения бюджета в соответствие с новыми реалиями».

Когда министр финансов пятой или шестой по паритету покупательной способности ВВП экономики мира с официальной трибуны публично произносит такие слова, поневоле задумываешься о том, а) по какой причине и с какой целью они были произнесены, и б) почему этот господин чиновник, произнося подобное, до сих пор занимает столь высокий правительственный пост, то есть не уволен и не подал в отставку?

Давайте попробуем разобраться в том, что, собственно говоря, произошло.

«Во всем виноват Чубайс»

О чем предупреждает человек, не первый год отвечающий за бюджетные и вообще государственные деньги (г-н Силуанов с 12 декабря 2005 года был заместителем «лучшего министра финансов» Алексея Кудрина, а после отставки последнего, с 27 сентября 2011 года занял его кресло)? О возможности повторения дефолта 1998 года.

Напомним, тогда государство реструктурировало условия оплаты государственных казначейских обязательств (ГКО) и облигаций федерального займа (ОФЗ) для некоторых категорий инвесторов — прежде всего, иностранных юридических лиц. Это был не внешний, а внутренний долг государства, выплаты по нему были рублевыми, но рублевая денежная база в условиях жесткого «валютного коридора» и следования «вашингтонскому консенсусу» со стороны Минфина и ЦБ была ограничена и не позволяла выплачивать занятые средства. Поэтому границы «валютного коридора» были расширены, курс доллара за три месяца подскочил в три раза, и примерно такой же оказалась инфляция на потребительском рынке при сохранении прежнего уровня рублевых зарплат.

Про «замыленные» под шумок дефолта Анатолием Чубайсом и Ко, включая Егора Гайдара, памяти которого — вот ирония истории! — посвящен упомянутый выше форум, кредиты МВФ и Всемирного банка в размере 5 млрд долларов (которых, в принципе, вполне хватало бы на «мягкую» реструктуризацию долгов по ГКО-ОФЗ) речи вообще не шло — разве что Борис Ельцин по этому поводу произнес сакраментальное: «А черт их знает, куда они делись» и «Во всем виноват Чубайс».

Но для понимания ситуации достаточно сказать, что дефолт 1998 года был вполне рукотворным, и, в случае сохранения «валютного коридора» или понижения ставки доходности в 140% годовых, никакой трехкратной инфляции населению нашей страны испытывать не пришлось бы. Но был выбран именно такой «уникальный» метод выхода из той финансовой политики, которую в 1992—98 гг. проводили отечественные «либерал-монетаристы» Анатолий Чубайс (ныне глава корпорации «Роснано»), Сергей Дубинин (ныне председатель наблюдательного совета банка ВТБ), Сергей Кириенко (ныне глава корпорации «Росатом») и Михаил Задорнов (ныне глава «ВТБ-страхование»).

Как видим, все «творцы» дефолта 1998 года востребованы и сегодня, все «при делах», никто не «сел», не наказан и даже не порицаем. Более того, это по-прежнему — одна команда, которая «своих не сдает». Совсем недавно «Роснано», работающая в плотной связке с ВТБ, получила от государства кредитные гарантии еще на 70 млрд рублей — в дополнение к ранее предоставленной сумме гарантий на 182 млрд рублей. А для «Росатома» ВТБ вообще является «родным» банком…

Не безвыигрышная стратегия

Так что же мешает новому составу государственных руководителей пытаться повторить «подвиги» своих предшественников?

Объективная ситуация? Так она уже вполне «постдефолтная»: рубль за последние полтора года точно так же втрое опущен по отношению к доллару — и точно так же этот «пролет» национальной валюты является следствием целенаправленной политики Минфина РФ и ЦБ. Размер государственного долга Российской Федерации на конец 2015 года составил 7,4 триллиона рублей (внутренний) и около 32 млрд долларов (внешний). Однако государство взяло на себя частичную ответственность и по выплатам внешних долгов корпоративного сектора (они сейчас тянут примерно на 495 млрд долларов) на общую сумму около 69 млрд долларов в 2016 году.

То есть, все зарубежные активы российского крупного бизнеса (по разным оценкам — не менее 1,5 трлн долларов) будут сохраняться за счет госпомощи. Которую, надо понимать, будут оказывать и за счет урезания бюджетных расходов под флагом защиты интересов населения от инфляции (на самом деле — «что в лоб, что по лбу»: какая разница, покупать хлеб, условно, по 100 рублей при прежней зарплате в 20 тысяч или по 50 рублей при сокращении зарплаты до 10 тысяч?). При этом сохраняется также свободный курс рубля и свобода трансграничных валютных операций…

Если в подобных условиях высказывание Силуанова — не приглашение всех и всяческих капиталов к немедленному и полному бегству из России, то что это такое?

Поскольку предположения в классическом духе «глупость или измена?», на мой взгляд, в любом случае относятся к сфере политической риторики, имеющей весьма незначительное количество точек реального пересечения с политической практикой, из данной ситуации можно сделать только один непротиворечивый вывод — Силуанов своим выступлением на Гайдаровском форуме открыто провоцирует «мировое сообщество» к определенному способу действий, а именно — к выходу из российских активов «по любой цене» и как можно быстрее.

Вряд ли это его личная инициатива. Скорее всего, то же самое по смыслу мы будем слышать от российских представителей и на Давосском форуме, который откроется 20 января в Швейцарии: «Всё пропало, доллар за «стопицот» рублей, дефолт на носу, секвестр бюджета и так далее…»

Стратегия, мягко говоря, не бесспорная. Но, в условиях нынешней «тотальной рубки» на мировых финансовых рынках, — далеко не безвыигрышная и, скорее всего, согласованная на достаточно высоком уровне. Так что за словами Антона Германовича явно просматривается антонимичный сказанному подтекст.

Владимир Винников
Закрыть