Сирийская беженка: Салафиты в Идлибе вырезают мальчиков, а девочек продают в рабство

Сирийская беженка: Салафиты в Идлибе вырезают мальчиков, а девочек продают в рабство

13.01.2016 11:11
2797

Маналь бежала в Латакию из городка Штабрак, недалеко от ставшего ареной тяжелых  многолетних боев Джиср эш-Шугура (провинции Идлиб). Корреспондент Федерального агенства новостей пообщался с сирийской беженкой и узнал о жестокости террористов в Идлибе.

Примечателен этот населенный пункт тем, что основная масса его жителей – алавиты, в то время, как большинство населения провинции Идлиб – сунниты, среди которых, по большей части, и распространилась ваххабитская зараза. С самого начала вооруженного конфликта в Сирии в городке были расквартированы части правительственной армии, что не позволило террористам захватить его сразу.

«Солдаты защищали нас, и какое-то время мы жили спокойно. Можно сказать, что даже хорошо», — вспоминает Маналь. Однако вскоре бандиты с близлежащих высот стали обстреливать Штабрак ракетами и самодельными снарядами, которые мастерили из газовых баллонов.  Непосредственно в дом Маналь попало две ракеты. Несла потери и сирийская армия…  Так продолжалось около четырех лет…

«В один из дней по нам выпустили четыреста ракет и снарядов! Тот обстрел унес жизни многих людей – как военных, так и гражданских… Одна из ракет попала в дом моей сестры. Она погибла. Мы с вами вовремя встретились – завтра отмечаем годовщину ее гибели», — ошарашивает нас женщина.

Обстрелами салафиты, как и положено террористам, не ограничивались — в городок прорвалось несколько машин со взрывчаткой, уничтожая дома, инфраструктуру и, конечно, людей. Штабрак не был приспособлен для обороны, расквартированные в нем военные подразделения теряли людей, однако армия до самого конца не оставляла мирное население, защищала его… Что собирались сделать бандиты с алавитским населением городка, они показали, поймав 12 его жителей в городе Джиср эш-Шугур и перерезав их.

«В операциях против населения Штабрака участвовали боевики группировок Ахрар Аш-Шам, Джейш аль-Фатах, чеченцы… Знаете, наши ведь ловили много чеченцев. Один из них, например, прежде, чем попасть в плен, убил двух солдат. За это он был казнен», — рассказывает Маналь.

Именно упомянутые бандиты в начале 2015 года захватили Джиср эш-Шугур и начали наступление на Штабрак. Горожане услышали о беде  и попытались скрыться, двигаясь по дороге на Латакию, однако оказалось, что к тому времени она была перекрыта. Вооруженные мужчины пытались сдержать террористов пока женщины, дети и старики отступят, но их уход был затруднен. Маналь с детьми спаслась чудом:  «Когда началось наступление террористов, мой муж позвонил мне с блокпоста, прикрывавшего въезд в город, и спросил, где мы. — Дома, — ответила я. — Почему дома? Немедленно уходите, бросайте все и уходите, куда только можно, — потребовал он. Поскольку дорога была перекрыта, мы бежали по полям и лесам… Мы бежали, а по нам стреляли из всех возможных видов оружия. C нами шли солдаты, чтобы прикрыть нас, – некоторые из них делали это в прямом смысле слова — собственными телами. Многие там полегли… В полях… ».

Террористы заняли город и прочесывали его окрестности. Увидев убегающих людей, открывали огонь сразу. По машинам, например, стреляли ракетами Тау. Все это наша собеседница наблюдала воочию: «Прямо при мне ракетами были уничтожены три машины — там семьи ехали, с маленькими детьми… Все погибли. А одной женщине прямо в нескольких метрах от меня такой ракетой оторвало голову…».

В итоге беглецы решили двигаться только ночью, так как почти все те, кто уходили днем, погибли.  При дневном свете прятались в железнодорожном туннеле. Однако ночь не стала панацеей от пуль бандитов. Они унесли жизнь племянницы Маналь, а сама она получила ранение в ногу. Когда все закончилось, и врачи ее осмотрели, они не поверили, что с такой раной женщина смогла проделать долгий путь — да еще и с двумя детьми.

«Террористы нас все-таки настигли — я потеряла много крови, дети не могли передвигаться быстро… Тогда мой муж уже был с нами. У него, как и у каждого ополченца, был автомат. Бандиты объявили его «собакой Асада», стали издеваться – спрашивали, где же Асад, который его спасет… И забрали. С тех пор я его не видела. Они расстреляли некоторых захваченных мужчин. Вообще с мужчинами, особенно вооруженными, не церемонились — убивали на месте. Там был один старик… На него наставили автомат, потому что он попросил убить себя вместо своей семьи… Террористы на какое-то время отвлеклись, замешкались, и он спровоцировал панику среди них и скрылся. Мы побежали вслед за ним. Конечно, стреляли вслед, но как-то повезло… Несколько часов мы бесцельно брели. Когда позвонили родственники, живущие в Латакии, я даже не смогла назвать место своего нахождения. Хорошо, что в итоге нас нашла специально выехавшая группа военных… ».

Однако повезло, как рассказывает женщина, не всем: «Мои братья и сестры, а всего нас в семье было десять, — вернулись обратно в город, не смогли вырваться из окружения… Я ничего о них не знаю. Впрочем, известно, что мой брат был замучен и убит террористами — он отказался публично унижать президента Асада и сирийскую армию. Об этом сирийским телевидением был сделан репортаж. Когда моя мать увидела его искалеченное тело по телевизору, она воскликнула: «Бедная его мать!» — не узнала собственного сына! А потом мы прочитали в титрах имя… Про мужа тоже ничего не знаю… Известно только от пленников, которые были обменяны на боевиков, что он содержится в тюрьме города Харем, и над ним регулярно издеваются всеми возможными способами. Другие родственники — в каком-то другом месте. Вообще, это не самый худший исход — в Штараке террористы режут всех мужчин и даже мальчиков, не щадят и женщин. Многих продали в Саудовскую Аравию. Других – в Иорданию. Там ведь целые лагеря, где сирийские женщины, проданные в сексуальное рабство, работают проститутками – при полной поддержке правительства».

То же самое случилось с населением еще одного алавитского анклава провинции Идлиб – деревни Квредин, а также двух христианских деревень – Халлюз и Гассан – эти истории известны в Сирии всем.

Сейчас Маналь с матерью, дочкой и сыном живет в недостроенном доме, принадлежащем ее брату. В нем нет даже обоев, стоит жуткий холод, стекла на окнах заменяет целлофан, практически отсутствует мебель.

Иногда к ним приходит престарелая соседка, которая тоже потеряла родных, — узнать новости, повспоминать, погоревать вместе.

Женщина пригласила нас в гости, что, возможно, стало для нее удачей — сопровождавший нас в поездке Али, герой прошлого репортажа ФАН, увидев обстановку дома Маналь, вызвался достроить его на собственные средства.

Маналь не сомневается в победе правительственных войск над бандитами и только с ней связывает свое будущее: «Больше всего я хочу, чтобы наша семья воссоединилась — чтобы отпустили моего мужа, оставили в покое родственников. Тогда я вернусь в Идлиб. Мы ведь хорошо там жили — владели землей с оливковыми деревьями, занимались извозом на микроавтобусе. Я хочу все вернуть.  Это возможно только после победы. А в ней я уверена, покуда президентом нашей страны остается Башар Асад. За эти тяжелые годы он проявил себя как истинный лидер нации. И, конечно, России. Вы, русский народ, не просто нам друзья. Вы — наши братья».

В настоящее время правительственные войска ведут тяжелые, но в целом успешные бои по освобождению провинции Идлиб от боевиков. Возможно, до воплощения мечты Маналь и сотен тысяч других пострадавших от салафитского беспредела на ее территории, осталось совсем немного…

Камаль Джафари
Российские ученые предложили осветить Землю «зеркалом» из космоса
Закрыть