Как саудовский кризис повлияет на мировую цену нефти

Как саудовский кризис повлияет на мировую цену нефти

12.01.2016 17:00
692

2016 год только начался, а в формировании мировых цен на нефть уже появилось два новых фактора, на первый взгляд способных поднять стоимость черного золота в самом ближайшем будущем.

Первый – это конфликт между Саудовской Аравией и Ираном. После казни саудовцами шиитского проповедника Нимра аль-Нимра в иранской столице прошли акции протеста, было разгромлено здание дипломатического представительства Саудовской Аравии. В ответ на это Эр-Рияд объявил о разрыве дипломатических отношений с Тегераном. Над Ближним Востоком нависла угроза нового военного конфликта – и это на фоне незатихающей гражданской войны в Сирии. В случае начала полномасштабных боевых действий и перекрытия Ормузского пролива цены на нефть вполне способны взлететь до прежних 100 долларов за баррель и выше.

Второй фактор – объявленная приватизация саудовской нефтяной компании Saudi Aramco. В начале января в СМИ появилась информация о первичном размещении акций этой компании на бирже. Саудовский нефтяной гигант добывает каждый десятый баррель нефти на Земле. Сейчас все 100% акций Saudi Aramco принадлежат государству. Саудовский министр обороны принц Мухаммед ибн Салман оценивает компанию в триллионы долларов. В случае если о продаже активов компании кто-то уже договорился, можно сделать вывод, что цены на нефть были искусственно занижены специально для этой сделки, а после нее вновь взметнутся вверх.

Для многих наблюдателей два этих обстоятельства дали повод предположить, что уже в ближайшем будущем цены на нефть на мировом рынке вырастут. Для российской экономики это было бы весьма существенным подспорьем. Тем более что ожидание скорого отскока котировок на прежний уровень до сих пор присутствует в умах российской элиты.

Изменение стоимости нефти марки Brent 2014-2016

В частности, член комитета Госдумы по энергетике Иван Грачев перед самым

Рождеством заявлял: «Я думаю, что еще будет и 100, и 110 [долларов], и выше, и в достаточно обозримой перспективе. А текущая цена связана с тем, что против нас «Холодную войну» начали, искусственно снизили цену на нефть». А вот мнение руководителя компании «Газпром нефть» Александра Дюкова, высказанное в конце декабря: «Цена на нефть в 100 долларов за баррель является справедливой и правильной, причем не только для продавцов, но и для покупателей».

Так ли это? Способны ли новые факторы повлиять на стоимость «черного золота»? Корреспондент Федерального агентства новостей обратился за комментариями к экономическим экспертам.

Низкие цены как норма

Ведущие экономисты, не сговариваясь, отрицают роль нынешнего, пока еще только политического конфликта между Саудовской Аравией и Ираном, равно как и приватизации Saudi Aramco в формировании цены на нефть.

Юрий Солозобов, политолог и экономист Института национальной стратегии России, отмечает, что одна лишь угроза новой войны на Ближнем Востоке не оказывает влияния на ценообразование. «Идет игра на понижение, прогноз аналитиков таков: в 2016 году мы будем находиться в коридоре от 50 до 30 долларов за баррель, с прыжком до 15 долларов в случае непредвиденных обстоятельств. Этот тренд останется до конца года», – отметил Солозобов.

По словам эксперта, стагнирующий рынок Китая лишь подливает масла в огонь. «Единственное, что может поднять цену на нефть, – непосредственный горячий конфликт на Ближнем Востоке. Или если, например, сомалийские пираты или экстремисты со стороны ИГИЛ прямо сейчас захватят танкер с нефтью», – предполагает Солозобов.

А что же насчет приватизации Saudi Aramco? «Я не думаю, что ради скупки саудовских активов было предпринято такое резкое давление на мировой рынок. Полагаю, это конспирология», – заключил экономист.

Независимый аналитик и публицист Александр Айвазов также считает, что нормальная цена для нефти сейчас – не более 45–50 долларов за баррель. «Цены падают на все сырье: на медь, на алюминий, на нефть. Цифры в 60–70 долларов за баррель – лишь наивные рассуждения», – считает аналитик.

Как замечает Айвазов, падение цен на нефть – результат жесткой конкуренции на мировом рынке. «Борьба происходит между Саудовской Аравией и другими экспортерами, между американскими и канадскими добытчиками сланцевой нефти. Плюс, Иран собирается выходить на рынок», – поясняет экономист.

В свою очередь, Евгений Ясин, экс-министр экономики Российской Федерации, полагает, что даже крупнейшие производители нефти неспособны оказать существенного влияния на уровень рыночных цен. «Здесь играет роль слишком много факторов. Например, большие события на финансовых биржах в Китае, в России», – отметил он. По словам экс-министра, падение цен на нефть – это нормально. «Примерно такая же картина наблюдалась с 1986 по 1998 годы. Просто пока не сложились новые обстоятельства на рынке», – объясняет эксперт.

Прямо как дети

По мнению ряда наблюдателей, приватизация Saudi Aramco и конфликт между саудитами и Ираном могут быть напрямую связаны между собой. Причина проста: для серьезных внешнеполитических амбиций у Эр-Рияда просто не хватает денег – вот и приходится распродавать свои богатства, чтобы поддержать реноме «региональной державы».

Пока что Саудовская Аравия пожинает плоды собственной глупости. Казнью 47 человек и показательным умерщвлением шиитского проповедника – случившимися вопреки просьбам из Вашингтона – саудиты решили показать, что они суверенны и легитимны: кому хотят, тем головы и рубят. Вряд ли при этом Эр-Рияд просчитывал, что его кровожадные расправы вызовут такой резонанс в мире. Но теперь отношения с Ираном разорваны, налицо явный casus belli, над Персидским заливом запахло войной. Однако к серьезным боевым действиям Саудовская Аравия не готова: слишком шаток королевский престол, Йемен под боком пылает вовсю, и на новую войну с гораздо более сильным противником просто нет денег.

Заметим, кстати, что в инциденте с российским Су-24М Турция повела себя так же. Вместо ожидаемых в подобном случае извинений президент Реджеп Тайип Эрдоган начал «лезть в бутылку», обвиняя Россию во всех смертных грехах. Пряча глаза от справедливых упреков в торговле ворованной сирийской нефтью, он решительно обвинил в этой торговле Россию. Как в детском садике: сам такой.

Похоже, поведение некоторых стран Большого Ближнего Востока становится все более инфантильным. А за инфантилизм и юношескую вспыльчивость в масштабах мировой политики приходится платить.

Аллах дал, Аллах и взял

Вообще, королевство саудитов переживает сейчас не лучшие времена. Средневековые порядки внутри страны и непредсказуемость ее властей отпугивают инвесторов и западных «друзей» королевской династии.

Американский аналитик Финиан Каннингем заявил об этом достаточно прямо: «Безрассудный саудовский режим разжиганием региональной напряженности, очевидно, ставит под угрозу тщательно культивируемый Вашингтоном политический проект». По мнению эксперта, это ведет к тому, что «ведущие лица, формирующие общественное мнение в США, пришли к некоторым радикальным заключениям относительно Саудовской Аравии». Ждем «Тахрир» и посольские печеньки на площадях Эр-Рияда?

И вот теперь, перед лицом новых военных угроз, а также на фоне возможной политической дестабилизации, дефицита бюджета в 15% и неблагоприятных прогнозов на будущее нефтяных котировок саудовское правительство вынуждено прибегнуть к приватизации своей нефтедобывающей промышленности.

Однако следует помнить, что Saudi Aramco уже находилась в частных руках. Она была основана в результате договора правительства Саудовской Аравии с американской нефтяной компанией Standard Oil of California. Она добывала нефть по концессии, а принадлежала американцам. В 1973 году саудовское правительство приобрело 25% Saudi Aramco, в 1974 – еще 35%, а в 1980 году было объявлено о передаче всего имущества нефтяной компании, расположенного на территории королевства, в руки правительства Саудовской Аравии. Акционеры довольствовались жалкой подачкой в виде «компенсации». Гарантий, что история не повторится и королевство не присвоит себе компанию обратно после очередной приватизации, нет никаких.

Тонка ли нефтяная игла?

Надо понимать, что современный мир не столь зависим от количества добываемой нефти, как могло бы показаться. Начать с того, что у мира имеются нефтяные запасы «на черный день». Скажем, на побережье США расположено гигантское нефтехранилище, так называемый «стратегический нефтяной резерв». Построенный сразу после нефтяного кризиса 1973 года, он способен дать Штатам необходимую временную фору, если вдруг «нефти не станет». Подобные хранилища есть у Китая, Японии, Индии и многих других стран. Добавим, что каждое государство, вступившее в Международное энергетическое агентство, обязано поддерживать уровень запасов нефти, эквивалентный объему его импорта в течение 90 дней.

Эти и другие факторы говорят о том, что горячий конфликт на Ближнем Востоке не оставит потребителей без «черного золота», как это случилось в 1973 году. Более того, ни разбомбленные трубопроводы, ни технологические особенности добычи, ни межнациональные конфликты в местах транзита, ни даже – о, ужас! – перекрытие Ормузского пролива не способны кардинально повлиять на стоимость нефти.

Почему? По той же причине, по которой нефтяные котировки то взлетают до 100 долларов за баррель, то стремительно падают вниз – причем ровно в тот момент, когда одна сверхдержава прекращает финансовую политику «количественного смягчения». Дело в том, что современное ценообразование на нефть имеет, прежде всего, инвестиционную природу.

Наш век – век больших капиталов. «Мировые деньги» – это десятки триллионов долларов. Их нужно в чем-то хранить, чтобы они приносили своим хозяевам новые деньги. С начала 2000 годов роль такой «мегакубышки» играла нефть, «кровь земли». Всевозможные фьючерсы, акции нефтяных компаний и прочие бумажки, зачастую имеющие весьма опосредованное отношение к физическим объемам добываемой на планете нефти. 5 долларов – себестоимость добычи, а еще 95 – финансовые «накрутки» на нее.

Но совсем недавно эту «копилку» разбили, и деньги тут же потекли в более перспективное место — в американские финансовые инструменты. И до тех пор, пока такое положение дел выгодно мировому капиталу, пока штатовская валюта выглядит наиболее привлекательным средством для спекуляции и обогащения, цена на нефть не вырастет.

Герман Парло
Террористы ИГИЛ в Ираке сожгли заживо мать и четверых детей
Закрыть