Лента новостей
Поиск
loop
Весь мир
Мамедова: Препятствий для продажи Ирану российских С-300 нет

Мамедова: Препятствий для продажи Ирану российских С-300 нет

21:20  11 Января 2016
540

Россия окончательно уладила конфликт с Ираном по поводу приостановки поставок зенитных ракетных комплексов С-300 – и вообще, перспективы поставок в этой сфере выглядят благоприятно. Федеральное агентство новостей выяснило, может ли кто-то нарушить эту оружейную «идиллию».

Информация о том, что Иран отозвал иск к России по поводу неполученных С-300, появилась в конце декабря. В понедельник, 11 января ее официально подтвердил вице-премьер Дмитрий Рогозин, курирующий «оборонку». Кроме того, он сообщил, что иранская сторона уже выплатила аванс, что означает полноценную реализацию контракта, который был переподписан в прошлом году. Точный срок полной поставки заказанных российских систем ПВО пока не называется, вероятнее всего, это произойдет не раньше 2017 года.

Ситуация с поставкой Ирану российских С-300 во многом напоминает эпопею с поставкой России французских десантных вертолетоносцев класса «Мистраль». В обоих случаях поводом для приостановки контракта стало наложение международных санкций, и в обоих случаях прямой запрет конкретно на эти поставки отсутствовал.

Разница в том, что Франция, действовавшая добровольно-принудительно по настоянию США, Великобритании и Германии, в итоге так и не смогла решить вопрос, и стороны пришли к расторжению договора по «Мистралям» с выплатой России компенсации за потраченные средства. В случае же с С-300 на Россию никто не давил – во всяком случае, открыто, – поскольку эти комплексы относятся к оборонительному вооружению, и под международное эмбарго они попасть не могли. Однако тогдашний президент Дмитрий Медведев сделал это в качестве жеста доброй воли, чтобы улучшить отношения с Западом и укрепить свои позиции в переговорном процессе Ирана и «шестерки» (пять постоянных членов Совбеза ООН, включая Россию, плюс Германия) по иранской ядерной программе. Никаких дивидендов России это не принесло.

Более того, в отместку за приостановку контракта, который был заключен в 2007 году и поставлен на паузу тремя годами позже, Иран подал иск в международный арбитраж на сумму 4,2 млрд долларов. При этом сам договор был заключен на сумму 900 млн долларов. В настоящее время вопрос по иранской ядерной программе благополучно решен, санкции будут постепенно сниматься. А учитывая, что Россия и Иран сейчас фактически являются союзниками на сирийском фронте, сам бог велел нарастить поставки иранцам наших вооружений. При этом Иран заинтересован не только в системах ПВО, но и в наступательном оружии – в частности, в танках Т-90.

В такой ситуации Запад, естественно, будет ставить палки в колеса, чтобы не допустить подобного сотрудничества. Признаком этого служат недавние обвинения США в адрес Ирана по поводу запуска ракет на учениях в Ормузском проливе «в опасной близости» от американских военных кораблей, что может стать предлогом для новых санкций. При этом, насчет необходимости нахождения авианосной группы ВМС США в такой же «опасной близости» от иранских территориальных вод Пентагон предпочитает скромно молчать.

ФАН попросило прокомментировать эту ситуацию заведующую сектором Ирана, ведущего научного сотрудника Института востоковедения РАН Нину Мамедову.

– Нина Михайловна, окончательно отозван иск Ирана к России по С-300, контракт уже начал реализовываться. Каковы сейчас перспективы импорта вооружений?

– Оборонительное вооружение, к каковому относятся системы С-300, не подпадает под санкции, которые были наложены в рамках иранской ядерной программы. Но что касается в целом сделок по торговле оружием – Ирану, как мы знаем, дан переходный период по итогам переговоров с «шестеркой». В течение нескольких лет будет постепенно выдаваться разрешение на увеличение поставок военно-технической продукции. Но это все равно будет все согласовываться в каждом случае. И, конечно, очень многое будет зависеть от взаимоотношений Ирана с другими странами по выполнению требований к ядерной программе. Пока Иран свои обязательства выполняет. В то же время, не надо забывать, что на Иран могут быть наложены санкции в сфере поставок оружия по другим причинам.

– А вот как раз, если затронуть вопрос взаимоотношений с другими странами, – сейчас мы наблюдаем обострение отношений с США в связи с иранскими военными учениями. Может ли это как-то сказаться на продажах вооружений в Иран?

– Тут все зависит от того, как будет дальше развиваться ситуация. Сейчас нельзя говорить о том, что иранские стрельбы были осуществлены специально с целью того, чтобы разозлить Соединенные Штаты. Так обычно говорят после заявлений рахбара, то есть лидера страны (речь идет о должности Высшего руководителя страны, которая в Иране «старше» президентской и которую занимает сейчас аятолла Али Хаменеи, – прим. ФАН), которые зачастую носят откровенно антиамериканский характер. Когда такие заявления сопровождают какие-то военно-политические шаги, тогда и можно говорить о серьезном обострении ситуации.

– То есть, пока там еще нельзя говорить о чем-то определенном?

– Конечно. Я думаю, пока Барак Обама еще находится у власти, он будет делать все, чтобы наметившийся положительный тренд в отношениях с Ираном сохранялся. Но, опять же, мы не можем предугадать наложение санкций по любому другому поводу, помимо ядерной программы. Это уже, как и в случае с Россией, зависит от других факторов и от действий правящих сил.

Андрей Величко
Новости партнеров
mediametrics