Лента новостей
Поиск
loop
Весь мир
Акоп Бадржикян: Исламисты и турки травили наших стариков

Акоп Бадржикян: Исламисты и турки травили наших стариков

16:21  2 Января 2016
2396

Корреспондент Федерального агентства новостей побывал в сирийском городке Кесаб, который в прошлом году был освобожден после оккупации боевиками и турецкой армией.

Разрушенные и полностью пустые деревни, уничтоженные артиллерийскими снарядами здания, ставшие руинами мечети, сменяющие друг друга через каждые несколько сотен метров блокпосты с бдительными ополченцами – со всем этим можно воочию познакомиться при въезде в Кесаб. Этот крошечный, населенный в основном армянами городок на границе с Турцией чуть более года назад был захвачен исламистами «Джабхат ан-Нусра» и турецкими военными. Это заметно до сих пор – многие здания Кесаба еще не восстановлены, а реклама армянского ресторана «Киликия» соседствует с недавно закрашенной надписью «Джабхат ан-Нусра» на стене.

Однако город стремительно строится заново. Повсюду видны цветные новостройки, символизирующие будущее – местных жителей и страны в целом.

«Моя мать была тогда здесь. Но ей вмести почти со всем населением Кесаба удалось бежать. А 18 стариков бежать не смогли. Вошедшие сюда исламисты захватили их в плен, переправили в Турцию. Оттуда пленники попали в Ливан, и только затем вернулись в Сирию. На данный момент 14 из них мертвы», – рассказывает архитектор Акоп Бадржикян, освободивший Кесаб в составе одного из отрядов армянского ополчения.

«Прошло меньше года. Как думаете – это просто так? Я убежден, что в плену им что-то подмешивали, травили», – делится подозрениями Акоп.

Он досконально помнит все, что происходило в городе в роковые дни 2014 года: «Террористы знали, что у местных жителей нет оружия для защиты Кесаба. Первоначально они собирались перерезать дорогу, связывающую город с центром провинции, Латакией, в местечке под названием Шейхасаб. Однако наши ополченцы тогда отбились, заставили бандитов отступить. В ополчение вступали практически все мужчины, отслужившие в армии и умевшие обращаться с оружием. Правительство Сирии специально выделяло им оружие и денежные средства. 14 человек из Армении приехали помогать своим соотечественникам в Сирию и тоже записались в ополчение. Когда-то сирийцы и ливанцы, такие, как мой друг, подполковник Жирайр Сефилян, приезжали воевать за Нагорный Карабах, а сейчас нам самим понадобилась помощь армян бывшего СССР».

«21 марта 2014 года началось полномасштабное наступление «Джабхат аль-Нусра» на Кесаб. Несколько наших мужиков встретили их в деревне Ас-Сахра, к северу от города. Путь туда исламистам открыли турки – через свою границу, которая практически рядом. У Сирии с Турцией имеется договор о том, что участок границы в районе Кесаба должен быть закрыт, однако они нарушили его. И их правительство это знало. Всего граница была открыта в трех местах. Причем через нее шла не только живая сила – минометы перевозились контейнерами! Впрочем, по Кесабу велся артиллерийский огонь и прямо из Турции. Наши ополченцы вступили с террористами в бой, чем выиграли время для эвакуации мирных жителей. Большего сделать не получилось – у наших были только автоматы Калашникова, а у исламистов – РПГ, минометы и много другого. Вскоре они захватили город», – вспоминает Акоп Бадржикян

Вопреки западному общественному мнению, он не имеет никаких сомнений относительно того, кто на самом деле воевал против его народа – он лично общался с этими людьми: «Я тогда был по делам в Латакии. Как-то мне пришло в голову позвонить домой. Ответил исламист из Туниса. Он представился, похвалил мой дом. Я сначала Мухаммедом представился – он, однако, сказал, что понимает, что находится в христианском доме. Оккупант спросил меня, почему мы покинули город. Я ответил, что все боятся смерти от их рук. Но тунисец стал уверять, что они, наоборот, пришли освободить нас. Более того, он сказал, что, хотя мой дом и местами разрушен, боевики не возьмут из него ничего, оставят все в полной сохранности. Врали, конечно. Дом, как и весь город, подвергся разгрому и грабежу».

Наш собеседник показывает картину, разрезанную ножом, которую он специально сохранил на память о страшных событиях. В гостиной его дома – деревянный крест, в основании которого вырезаны трагические даты армянской истории Кесаба. Наряду с 1909-м, 1915-м и 1939-м годами там отмечен и год 2014-й – с точной датой захвата города экстремистами.

По словам Акопа, в захвате Кесаба непосредственное участие принимала и турецкая регулярная армия, которая не только содействовала террористам «Джабхат ан-Нусры», но и самостоятельно решала боевые задачи на сирийской территории.

«Все это время мы не расставались с надеждой вернуть Кесаб. Я связался Робертом Копташем, редактором армянской газеты «Агос», которая выходит в Турции, рассказал ему о том, что, помимо местных исламистов и легионеров из других мусульманских стран, в Кесаб вошли и регулярные войска Турции – здесь все их видели, это ни для кого не секрет. Более того, турки привезли сюда несколько сотен уроженцев своих приграничных сел, которые подчистую разграбили Кесаб. Вывезли в Турцию все возможное имущество, оборудование и так далее – прямо грузовиками вывозили, использовали даже гужевой транспорт. Было осквернено и несколько могил – в основном, христианских священников. Все это я рассказал Роберту, попросил его отправиться в министерство иностранных дел Турции, потребовать там разъяснений. Я даже сообщил ему имена некоторых мародеров!» – рассказывает наш собеседник.

Без последствий такая активность для скромного архитектора не обошлась: «По-видимому, наши разговоры прослушивались турецкой разведкой, так как позже ее офицеры проникли в мой дом и конфисковали оттуда ряд документов. Они не могли заставить меня молчать, но сделали то, что могли. Я в свободное время исследую пантюркизм и преступления турок против армян как во время геноцида 1915 года, так и после него – ведь это тоже имело место. Так, разведчики забрали все имевшиеся у меня в доме материалы по данным вопросам! Ведь, помимо исламистов, во взятии Кесаба заинтересована была и Турция – она уже забрала у Сирии в 1939 году, когда мы находились под французским мандатным управлением, район Искандерун и не раз высказывалась о намерении продолжить аннексии «в защиту туркоманов». Любое вменяемое историческое исследование разоблачит планы стамбульских пантюркистов».

Армяне проводили митинг против захвата Кесаба террористами и турецкими военными в Париже, однако французская полиция разогнала его. Другие страны просто молчали. «Только российский министр иностранных дел Сергей Лавров не постеснялся назвать вещи своими именами, указав на преступления против армянского населения города», – вспоминает Акоп.

Благодаря профессиональным и успешным действиям сирийской армии, контроль над Кесабом вскоре был восстановлен. К сожалению, за это пришлось заплатить высокую цену. Помимо множества прочих солдат, офицеров и ополченцев, здесь погиб и легендарный командир сирийского ополчения Хилял Асад. Освобождение Кесаба планировалось 1 июля 2014 года, однако сирийские военные вместе с армянскими ополченцами отбили его уже 15 июня.

«Кесаб – это «двери Сирии», населенный пункт, имеющий для нашей страны важнейшее стратегическое значение, а большинство его жителей, армяне, – сирийские граждане, патриоты своей страны, – говорит Акоп Бадржикян. – Мы всегда жили здесь вместе – арабы-мусульмане, арабы-христиане, армяне. До войны наш город был центром туризма, настоящей жемчужиной Сирии. Вы только посмотрите на эти горные виды, на старинные улочки! А ведь всего в 750 метрах от нашего дома – море».

Однако для восстановления нормальной жизни в Кесабе, по мнению Акопа, придется еще изрядно потрудиться: «Местные жители уходят, бегут от войны и послевоенной разрухи… И я думаю, что они не вернутся. Только в Армении сейчас около 10 тысяч сирийских беженцев. Они уходят туда, где могут заработать деньги. А здесь работы нет – я сам без нее сидел четыре года. Сейчас мне немного повезло: занимаюсь восстановлением армянской евангелистской церкви. Правительству Сирии придется сделать очень много, чтобы вернуть своих граждан обратно. Я люблю мою страну и не собираюсь уезжать – поэтому сделаю все от меня зависящее для ее процветания, как сейчас, так и в дальнейшем».

Камаль Джафари
Новости партнеров
mediametrics