Поиск
Лента новостей
Закрыть
Весь мир
Бывший ведущий FOX News заплатил $32 млн жертве домогательств
Общество
Русская смерть носит вышиванку. Колонка Романа Носикова
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Русская смерть носит вышиванку. Колонка Романа Носикова

    15:11  25 Декабря 2015  /обновлено: 17:46  25 Декабря 2015
    1783

     

    Перед самым Новым годом, чтобы он был добрым, чтобы не случилось в Белоруссии новой беды, похожей на ту, что уже произошла на Украине, хочется передать привет уважаемому президенту этой прекрасной страны, Александру Лукашенко. Что стряслось? Пустяк: из крупных книготорговых сетей Белоруссии внезапно исчезли книги российского публициста Николая Старикова. Произошло это как-то сразу, внезапно, словно по сигналу.

    Майдан в книжном

    Впрочем, почему «словно»? Именно по сигналу. На линии недавно осужденный за попытку майдана в Минске, а затем помилованный «кровавым режимом Бацьки» Алесь Киркевич (орфография сохранена):

    «Стариков, конечно, уедет со своим цирком, а вот книжки его в магазинах останутся. Вроде как «Ленин мертв, но дело его живо…». Если вы еще не обратили внимание, почти в каждом книжном магазине у него есть своя сектантская полочка: «Хаос и революции — оружие доллара», «Сталин. Вспоминаем вместе» и т. д. Так может патриотической публике, которая не попала на встречу, стоит прогуляться по книжным?
    1. Пишите заявления в книги жалоб. Мол, литература товарища Старикова — экстремистская, а ее распространение — это антигосударственная деятельность. Хотя бы потому, что данный пропо…он отрицает само право Беларуси на независимость.
    2. Проговаривайте все это продавцам, а может и заведующей. Книжный рынок — это коммерция: пусть видят, что от Старикова одни проблемы, так может не стоит его заказывать на складе в следующий раз?

    3. В конце концов, можно зайти в магазин со жвачкой, а выйти — без… Противник должен нести хоть какие-то материальные убытки.

    Все вышеперечисленное может сделать человек в любом возрасте и физической форме. Так в чем проблема?»

    В принципе, к творчеству Старикова есть вопросы — например, у российских историков. Я говорю не о либеральных Борисе Соколове или Александре Зуеве, а о вполне патриотических, вроде Александра Дюкова.

    И конечно, никто не оспаривает право человека самому решать, какие книги продавать в своих магазинах, а какие нет. Если бы я занимался книжным бизнесом, вы никогда не нашли бы на полках моего магазина ни Резуна, ни Фоменко.

    Я о другом.

    Найдутся ли книги этих авторов в магазинах, из которых пропали книги Старикова? Я полагаю, что все понимают ответ. А это означает, что крупный книжный бизнес Белоруссии встроен в совершенно определенную сигнальную систему. И сигналы она принимает из того же источника, что и недавно помилованный Киркевич.

    Чтобы брусчатка блестела

    А вот другой белорусский Алесь — по фамилии Таболич. Художник, музыкант. Татуировщик. Вот он дает интервью «Радио «Свобода»:

    «— В чем вы видите причины того, что в последнее время произошел взрыв интереса к вышиванкам и татуировкам с национальными мотивами? Это реакция на события в Украине, а в вышиванках, национальных символах многие белорусы ищут спасения? Что для белорусов национальный орнамент, национальный мотив? Паспорт белоруса, культурный код?
    — Это — культурный код. Если у нас запрещают вообще называться белорусом, когда сложно в Беларуси говорить по-белорусски, так как на тебя начинают смотреть как на оппозиционера, тогда нормальные люди, патриоты подчеркивают свою любовь к родине через культуру. Какой бы политика ни была, культура остается культурой. И человек, который уважает свою страну, уважает и ее культурные традиции, родные мотивы. Он будет уважать и язык свой, и песню, и вообще искусство, которое живет в нас. И как раз этими татуировками человек себя обозначает как белоруса».

    А вот он же удивляется тому, что на белорусской таможне ему не позволили ввезти с Украины нацистскую символику:

    «Что там такого было в этих наклейках? Я потом даже специально поискал в интернете — полк «Азов» находится в составе Национальной гвардии Украины, официально входит в состав Министерства внутренних дел. Как его эмблема может быть незаконной?»

    Книги — вроде бы не татухи, не автоматы и даже не камни. Но книги — это бумага. Это типографии. Это писатели, то есть интеллигенция. Все они идут в одной связке. И самое главное, книги — это читатели. Что же читают белорусские читатели? «Запретная история Беларуси», «Забытая Беларусь», «Русь — другая история». Полюбопытствуйте на досуге. Если кто не знает или запамятовал, нынешний украинский национализм начинался с книг. «Страна Моксель», «Черный ворон»… Он начинался с сети читален «Просвит», где собирались «национально мыслящие» молодые люди, которые тут же ставились на заметку персоналом читален. Потому что читальни были созданы австрийской разведкой.

    Австрия — это такая страна с европейскими ценностями, кофейнями и уютной брусчаткой. Вот чтобы кофе был слаще, брусчатка блестела, а ценности были более доступны, Австрия создала на территории Украины вербовочный механизм для нацистов. Именно в читальнях возникли нынешние «тризубы» и «сектора». Это все те, кто начитался. Как скоро начитаются белорусы — это тоже вопрос времени.

    Этого не подделать

    Многие уже вполне готовы действовать. И не только говорить, писать заявления или лепить жвачку на книги. Готовы убивать. Это показали события на украинском майдане, а затем в карательной операции под названием АТО, которая происходит прямо сейчас в Новороссии.

    Белорусские нацисты охотно служат в тербатах, получают гражданство Украины. Оппозиционные деятели смакуют в блогах видео казни военнопленных русских солдат в Чечне. Даже гимн нового майдана «Воины Света» был создан и исполнен белорусский группой «Ляпис Трубецкой». На вопрос, не много ли внимания я уделяю косвенным данным, отвечаю: косвенные данные тяжелее всего подделать. Сказать в лицо про нерушимую дружбу русского и белорусского народов — легко. Проводить дружественную России культурную политику — нет. Важно помнить одно: за вышиванкой сейчас — белорусская она, украинская или даже русская, из ткани ли она, из бумаги или набита на коже, — прячется русская смерть.

    Автор: Роман Носиков
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях