Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Украина
Прогноз-2016 по «валюте-404»: как гривна ни болела, а все-таки умерла

Прогноз-2016 по «валюте-404»: как гривна ни болела, а все-таки умерла

14:46  23 Декабря 2015
1328

Что случится с «незалежной» финансовой системой в будущем году? Вопрос о ближайшей судьбе украинской «грывни», она же «валюта-404», конечно, неразрывно связан с вопросом о судьбе ее эмитента, национального банка Украины (НБУ), а также ее суверена, то есть Украины как государства.

Те эксперты, которые говорят о стабильности или незначительной волатильности курса «грывни» к доллару в 2016 году, исходят из того, что США как «империя доллара» будут поддерживать нынешний «украинский проект» точно так же, как они делали это в течение предыдущих двух лет. А значит, ни суверенный дефолт Украины, связанный с объявленным 18 декабря 2015 года «мораторием» на выплату России долгов в объеме 3,582 млрд долларов, ни прекращение с 1 января 2016 года режима свободной торговли с РФ серьезно на курс и реальную покупательную способность «грывни» не повлияют.

Насколько оправданно такое допущение?

Фактор Байдена-Нуланд: спасители пока при власти

С одной стороны, пока у власти в Вашингтоне находятся такие фигуры как вице-президент Джозеф «Халлибертон» Байден и заместитель госсекретаря Виктория «Печенька» Нуланд, которые напрямую причастны к победе «Евромайдана» в Киеве, они своих «незалежных» подопечных, действительно, вряд ли сдадут — в политическом смысле этого слова. А значит — и в дипломатическом, и в финансовом, и в каком угодно еще. Более того, проект превращения «страны 404» в финансовую «стиральную машину» для крупных западных банков, о возможности чего говорил бывший премьер-министр Украины Николай Азаров, с повестки дня до сих пор не снят, что подтверждается скандальным решением МВФ относительно возможности кредитования стран с просроченной суверенной задолженностью от 8 декабря 2015 года.

Но, с другой стороны, поскольку превратить Петра Порошенко и Ко в «крошку Цахеса» глобальной демократии, а Россию, соответственно, — в «глобального злодея» за истекшие два года так и не удалось, подобный проект может быть реализован только в случае реального политического урегулирования на Украине. И не только реального, но и быстрого — как раз в течение 2016 года. Потому что в 2017 году к власти в Вашингтоне придет совершенно иная «команда» — неважно, республиканцев или демократов, — которая по отношению к нынешней киевской хунте никаких обязательств иметь уже не будет. А банкам, по сути, все равно, на какую страну списывать свои долги: Греция так Греция, Украина так Украина, Аргентина так Аргентина, etc., — это вопрос сугубо технический.

Поэтому стоит предположить, что условный «американский фактор», или «фактор Байдена—Нуланд» в судьбе украинской национальной валюты сработает не раньше осени 2016 года, в пределах месяца до и после президентских выборов в США, а до того траектория ее движения будет определяться сугубо внутренними факторами.

Гривна вышла из пике. Надолго ли?

Что же творится внутри украинской финансовой системы?

Если заглянуть на сайт НБУ, можно увидеть, что данный институт с лета 2014 года перешел к жесткой, а с лета 2015 года — и к сверхжесткой монетарной политике. Разумеется, в целях удержания валютного курса «грывни». Так, на конец сентября 2015 года денежный агрегат М0 на Украине составлял 271,13 млрд грн. по сравнению с 288,97 млрд грн. годом ранее. При этом официальные золотовалютные запасы Украины равнялись на 1 декабря 2015 года 13,147 млрд долларов, что, согласно нормативам «Вашингтонского консенсуса» (М0 + двухмесячный объем импорта), должно соответствовать «свободно-монетарному» обменному курсу «грывни» (без учета долговых обязательств) на уровне 38-39 грн. за доллар. Пока же официальный курс колеблется в коридоре 23-24 гривен за доллар, а на «черном» рынке — 24-25 гривен за доллар, что даже несколько выше «чистого», без вычета объемов двухмесячного импорта (около 6 млрд долларов), соотношения М0/ЗВР.

Иными словами, нацбанку Украины благодаря жесткой монетарной политике, при весьма массированной поддержке МВФ и других финансовых институтов «коллективного Запада», удалось выйти из «режима свободного падения», в котором «грывня» пребывала с февраля 2014 года по февраль 2015 года (свою роль тут, судя по всему, сыграл и Минск-2). Однако достигнутая таким образом «стабильность национальной валюты» вряд ли может быть охарактеризована как устойчивая. Никакого запаса прочности у нынешнего обменного курса «грывни» нет даже по самым щадящим «монетарным» критериям.

Для сравнения: денежный агрегат М0 в России на октябрь 2015 года составлял почти 6,787 трлн рублей, золотовалютные резервы Центробанка (по данным на 11 декабря 2015 года) — 371,2 млрд долларов, средний двухмесячный импорт (согласно данным за январь-октябрь 2015 года) — 30 млрд долларов. Отсюда получаем «свободно-монетарный» (без учета долговых обязательств) курс российской национальной валюты на уровне чуть менее 20 рублей за доллар. Сравните эту цифру с официальным обменным курсом ЦБ РФ, уже превышающим 70 рублей за доллар, и, как говорится, почувствуйте разницу!

Обвал случится в декабре?

Понятное дело, можно долго спорить о том, насколько хорош такой «русский запас» прочности рубля и насколько адекватны монетарные критерии для оценки текущего, а в особенности перспективного, обменного курса национальных валют. Но факты пока именно таковы. И эти факты, кстати, во многом объясняют упорное и, казалось бы, маловразумительное нежелание Киева выплатить долг перед Россией — ведь это действительно приведет к быстрому и ощутимому, на 15—20%, падению курса «грывни» с неопределенными последствиями.

Те же самые факты заставляют прогнозировать — с уверенностью до 90% и даже более того — как относительную стабильность «валюты-404» до начала осени 2016 года, так и ее обвал не позднее декабря того же года.

Александр Маслов
Закрыть