Поиск
Лента новостей
Закрыть
Происшествия
В Росавтодоре уточнили число машин, столкнувшихся на трассе Пермь — Екатеринбург
Общество
Вассерман: Мирное население в США умеет стрелять, а у нас — пока нет
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Вассерман: Мирное население в США умеет стрелять, а у нас — пока нет

    11:36  23 Декабря 2015  /обновлено: 9:27  24 Декабря 2015
    793

    В Москву словно вернулись лихие 90-е. За четыре дня в столице произошло сразу несколько перестрелок. В минувшую субботу в ходе потасовки мужчина расстрелял из травматического пистолета своих приятелей. В воскресенье выстрелы звучали в подмосковном Дмитрове: мужчина четыре раза выстрелил в голову своей бывшей жене. Женщина выжила, орудием преступления послужил травматический пистолет ПМ. Кровь пролилась и вчера: возле бизнес-центра в Новой Москве было совершено покушение на 60-летнего предпринимателя.

    Как обычно бывает в таких случаях, снова встает вопрос о легализации оружия. Стоит ли резко ужесточить нынешние правила и ограничить продажу травматического оружия? Или, наоборот, в стране следует разрешить ношение короткоствольного огнестрельного оружия, чтобы можно было избежать подобных случаев?

    Корреспондент Федерального агентства новостей пообщался с экспертами и выяснил их мнение по этому поводу.

    Все дело в санкциях

    Депутат Государственной думы, политолог Сергей Марков утверждает, что лучше обойтись без легализации:

    «Американцы уже давно бы отказались от свободной продажи оружия, если не мощное лобби. Это идет еще от ковбоев, свободных фермеров. Если в России разрешить людям оружие — будет масса убийств, люди начнут палить друг по другу на пьянках. Дело в том, что расстреливают не те, кто легально носит оружие. Я считаю, что это последствия экономических санкций. Многим бизнесменам не удается договариваться, не у всех получается выплачивать кредиты. Слишком высока ставка этих кредитов».

    Российский бизнес завязан на силовых институтах, полагает депутат. В 90-е государство было слабым, процветал криминал. Затем крышеванием занялись правоохранительные органы.

    «Это нужно прекращать. Прокуратура, МВД, ФСБ, таможня — эти структуры должны прекратить рассматривать в качестве основного из своих доходов крышевание бизнеса», — считает Марков.

    Трагедий вообще сложно избежать, констатирует политолог Борис Межуев:

    «Наверное, правильно, что разрешено травматическое оружие и в то же время запрещено короткоствольное. Думаю, нынешняя ситуация оптимальна. Я не считаю, что мы будем в большей безопасности, если будет разрешен короткоствол. Хотя, конечно, есть ситуации, в которых кулаками не отобьешься».

    Наличие травмата является лучшей формой самозащиты на сегодня. А на подобные инциденты никак не надо реагировать. Без таких случаев не обходится жизнь большого города, заключил Межуев.

    Леонид Поляков, заведующий кафедрой общей политологии ВШЭ, также не считает, что есть повод для беспокойства:

    «Думаю, граждане сами способны разобраться в подобных ситуациях. Каждый раз когда слышишь о подобном, сердце отзывается, но мне кажется, нет оснований ставить вопрос о запрете травматического оружия или разрешении короткоствола».

    У нас ситуация на порядок спокойнее, чем в США, отмечает политолог.

    Нелегального оружия в стране много

    А вот Максим Попенкер, автор нескольких книг по истории стрелкового оружия, не склонен разделять это мнение:

    «Травматическое оружие — не самый лучший вариант для самообороны. Думаю, оно должно оставаться в качестве спецсредства у правоохранительных органов. Для граждан нужно постоянное эффективное полноценное оружие, которые не будет восприниматься как удар кулаком. Нужно, чтобы люди и с той, и с другой стороны отдавали себе отчет в том, что каждый выстрел может стать летальным».

    Когда на преступника смотрит боевой ствол и он знает, что все может закончиться печально, то должен задуматься, полагает эксперт. А если не задумался — шансы на успешную самооборону достаточно велики. Но при этом неправомерное использование оружия должно жестко караться.

    Но что если ствол окажется в руках преступника? Нужно понимать, что когда речь идет о заранее спланированных преступлениях, в абсолютном большинстве случаев гражданское оружие тут ни при чем, убежден Попенкер. Стрелять из оружия, зарегистрированного на себя, — все равно что оставлять подпись на пуле. Сейчас это распознается криминалистами достаточно уверенно .

    «В большинстве случаев для предумышленных убийств и бандитских разборок используется нелегальное оружие. После лихих 90-х, а также благодаря стараниям контрабандистов, этого оружия в стране очень много», — заметил Попенкер.

    Травмат — плохо, огнестрел — хорошо

    Сходной позиции придерживается публицист и телеведущий Анатолий Вассерман:

    «Короткоствольное оружие, оружие скрытого ношения, разрешено не только в США, но и во многих вменяемых странах. В частности, два небольших осколка России, Молдавия и Эстония, разрешили вооруженную гражданскую оборону практически одновременно в начале 90-х. В этих странах, в остальном непохожих друг на друга, совершенно синхронно сокращалась насильственная преступность. Сокращалась значительно быстрее, чем в любой другой постсоветской стране. Это, на мой взгляд, доказывает, что оружие скрытого ношения эффективно при предотвращении насильственных преступлений».

    Другое дело, что легализация вооруженной гражданской самообороны — это не только разрешение ношения, добавляет Вассерман. Это и такие меры, как, например, запрет резинострелов, поскольку они создают множество опасных иллюзий. Резинострел считается безопасным, поэтому его пускают в ход легко и бездумно. В то же время, именно потому, что он считается безопасным, многие отморозки готовы переть на ствол, не опасаясь последствий, считает собеседник ФАН. Резинострел не дает эффективной обороны, но существенно усиливает вероятность насильственных преступлений.

    «Для самообороны нужно оружие, к которому одинаково серьезно относятся по обе стороны от мушки, — подчеркивает Вассерман. — Пример с США стоит брать лишь в одном отношении: там хорошо развита система подготовки граждан к самообороне. Это и множество курсов стрелковой подготовки — этим в Америке занимается Национальная стрелковая ассоциация — и многочисленные подробные описания обстоятельств различных стычек с применением оружия, где, в отличие от обычной журналистской сенсационности, стараются объяснить, кто действовал правильно, а кто осознанно нарушал закон».

    Для того чтобы организовать оборону, необходимо воплотить в жизнь определенный комплекс мер, объясняет публицист. Это создание сети тренажерных комплексов (с имитацией оружия и с реальной стрельбой), где каждый мог бы овладеть необходимыми техническими навыками для самообороны. Это и создание юридических курсов, где каждый желающий приобрести оружие получил бы надлежащие знания, научившись отличать случаи законной обороны от случаев превышения ее уровня или различных форм самоуправства.

    «Хотя существующая у нас система разрешения на приобретение оружия надежна и может быть распространена на оружие самообороны без проблем, сама система нуждается в гарантировании регулярного медицинского переосвидетельствования и регулярной повторной тренировки, — убежден Вассерман. — Согласно статистике, оптимальная частота того и другого — раз в 2—3 года».

    Кроме того, обладатели оружия, в том числе оружия самообороны, должны сдавать его на контролируемый склад при получении какого-либо психиатрического лечения. Это пробел в существующей системе, констатировал наш собеседник.

     

    Автор: Герман Парло
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях