Супонина: Ливия – черная дыра Ближнего Востока, откуда выскакивают монстры

Супонина: Ливия – черная дыра Ближнего Востока, откуда выскакивают монстры

22.12.2015 15:18
214

Ливии пророчат будущее Ирака и Сирии. Вытесненные из этих стран террористы ИГИЛ передислоцируются на захваченные ливийские земли и продолжают поиск новых объектов для создания своего халифата. Самое страшное, что власти страны, разделившиеся на два лагеря и территориально и морально, не могут договориться между собой, чтобы вывести Ливию и ее граждан из кризиса и рук террористического ада, захватывающего все новые и новые земли. Корреспондент Федерального агентства новостей пообщался с руководителем Центра Азии и Ближнего Востока Российского Института стратегических исследований, арабистом, востоковедом и журналистом Еленой Супониной. По ее словам, если власти не договорятся, страна превратится в рассадник исламистов.

«В Ливии есть месторождения нефти, есть древние памятники архитектуры, поэтому источники доходов террористов могут быть такими же, как в Сирии и Ираке – контрабанда нефти и продажа исторических артефактов, разумеется, в тех случаях, когда они не уничтожаются, а оставляются на продажу. Один из источников дохода – торговля заложниками. Это не только иностранцы, но и местные жители, которые похищаются на продажу их родственникам за определенный выкуп, – рассказала в интервью ФАН Елена Супонина. – Практика также процветает в тех странах Ближнего Востока и Северной Африки, которые стали нестабильными, в том числе, из-за иностранных военных вмешательств, как в случае с Ираком и Ливией. Продолжающаяся нестабильность в Ливии будет способствовать появлению новых джихадистских групп и укреплению прежних».

«ИноСМИ» со ссылкой на Le Huffington Post пишут, что почти четыре года спустя после смерти Муаммара Каддафи, линчеванного в Ситре (в декабре 2011 года – прим. ред.), Ливия погрузилась в хаос. Парламент и правительство вынудили бежать в отдаленные города Тобрук и Бейда после того, как отряды исламистов в 2014 году захватили Триполи. Почти год назад в руки террористов попал и прибрежный Сирт, расположенный 430 километрах от Триполи. В январе 2015 ИГ (арабское ДАИШ – террористическая группировка запрещена Верховным судом РФ – прим. ред.) взяло под контроль достаточно обширную территорию Сирта, в том числе и поселок, в котором родился Муаммар Каддафи. По утверждениям некоторых из политиков, исламисты заручились поддержкой сторонников режима Каддафи, дабы получить доступ к нефти. В феврале боевики устроили массовую казнь взятых в плен христиан, в том числе граждан Египта и Эфиопии. В мае 2015 года ДАИШ взял под контроль аэропорт.

По данным, опубликованным французским Le Huffington Post, специалист из Центра международных и стратегических исследований Кадер Абдеррахим утверждает, что «Исламское государство» охватило примерно пятую часть страны – 20-23%. Недавний отчет ООН показал, что число боевиков колеблется от двух до трех тысяч человек, полторы из них находятся в Сирте.

«Эти цифры очень условны, потому что четкого плацдарма в Ливии группировки, подобные ДАИШ и «Аль-Каиде», не имеют. Там им не удалось захватить населенные пункты, на базе которых можно объявить в ближайшее время создание халифата. Но в перспективе этого исключать нельзя, – говорит эксперт. – Все попытки примирить ливийских политиков, готовых сотрудничать с Западом, пока к большому успеху не привели, а это означает, что беспорядки сохраняются. А там, где есть беспорядки, самая благодатная почва для экстремистов».  

Чтобы понять, что происходит в Ливии, нужно напомнить, что нагнетанию отрицательной обстановки в стране способствуют и два правительства, которые никак не могут найти общий язык ни между собой, ни с международными переговорщиками. После переворота в стране образовались два правительства. Обосновавшиеся в Тобруке парламент и правительство были признаны международным сообществом, однако их называют воплощением старого режима Муаммара Каддафи. Нынешние власти Триполи – Национальный переходный совет Ливийской Республики, – временный орган власти, созданный противниками Муаммара Каддафи 27 февраля 2011 года, во время волнений в Ливии в самом начале гражданской войны. По некоторой информации, они получают поддержку от исламистов организации «Фаджр Ливия», которая, как утверждают ее противники, имеет отношение к террористам, но ведет борьбу с ИГ.

Соперники уже отвергли несколько проектов выхода из кризиса. Последний проект предполагал признание сформированного по итогам выборов 14 июня 2014 года парламента единственной законодательной властью и формирование переходного правительства национального единства во главе с премьером и двумя вице-премьерами.

«Отдельные ливийские политики готовы сотрудничать с мировым сообществом, не только с Западом и ООН в вопросе терроризма, но и с Россией. Беда в том, что эти личности не имеют большого влияния на всю страну и сохраняют острые разногласия с другими политиками. В ближайшее время можно предвидеть только ухудшение ситуации в Ливии, – говорит собеседница ФАН. – Один из вариантов – обратиться к международному сообществу за помощью и отдельные вопли помощи, в прямом смысле вопли, звучат из Ливии. Буквально недавно были обращения к России побомбить опорные пункты ИГ на территории страны. Но другое дело, что вычленить опорные пункты будет тяжелее. Второе – вопрос легитимности тех, кто просит. Насколько их поддержат остальные, насколько их обращения могут быть одобрены. Так что возникает некий тупик. Там есть сочувствующие ИГ, а это скрытая опасность. В любом случае, Ливия превращается еще в одну черную дыру на географической карте Ближнего Востока, откуда будут выскакивать новые монстры терроризма».

Алиса Яковлева
Должна ли Россия помогать правительству Башара Асада?
Проголосовать
Все опросы
МИД Казахстана: Формат переговоров по Сирии еще обсуждается
Закрыть