Лента новостей
Поиск
loop
Россия
Дейнекин о самописце Су-24: Приходится восстанавливать из пепла ленты с параметрами полетов

Дейнекин о самописце Су-24: Приходится восстанавливать из пепла ленты с параметрами полетов

21:27  21 Декабря 2015  /обновлено: 20:32  25 Декабря 2015
1076

Минобороны РФ выступило с заявлением, что передает черный ящик сбитого Су-24 на дорасшифровку специалистам, работающим с кристаллами микросхем. Из-за того, что бортовой самописец бомбардировщика поврежден, военным до сих пор не удается восстановить полную картину произошедшего. Корреспондент Федерального агентства новостей пообщался с бывшим Главнокомандующим ВВС РФ, героем России, генералом армии, действительным государственным советником Российской Федерации 1 класса, Заслуженным военным летчиком СССР, доктором военных наук, профессором Петром Дейнекиным, который рассказал, что из себя представляет бортовой самописец. При этом, эксперт ни на миг не сомневается, что специалисты восстановят недостающие фрагменты картины падения Су-24.

– Петр Степанович, вообще, чтобы понимать, черный ящик и бортовой самописец – это одно и то же, или есть различия? Про черные ящики пишут, что это не столько устройство, сколько метод шифра чего-то неизвестного и сложного.

– Когда-то журналисты все эти средства объективного контроля или самописцы назвали «черным ящиком». Хотя, на самом деле, в то время это был не черный ящик, это был шар, и он был ярко-оранжевый, потому что его нужно было найти в том аду, который остается после катастрофы . А самописец на боевом самолете в противовес гражданских воздушных судов – он намного меньше по размерам и, как видите, напоминает небольшой «кубик Рубика». Черный ящик – выдумка, потому что как бы черный ящик хранит внутри себя очень много неизвестных проблем. На самом деле, это или шар или куб, как на самолете Су-24. На гражданских воздушных судах и на боевых самолетах записывается более сотни параметров полета: давление, высота, скорость, время, разговор экипажа, ускорение, причем в трех скоростях – вертикальных, продольных и боковых. Отсутствие каких-то отдельных показателей в конечном итоге помешает работе, но картину все равно восстановят – в части маршрута и траектории полета этого воздушного корабля. Мне по своей жизни приходилось заниматься расследованиями трагедий, и специалисты нашего Института Военно-воздушных сил восстанавливали буквально из пепла ленты и носители, на которые записывались параметры полета. У меня есть твердая уверенность в том, что из более ста параметров, которые записываются, утрачена какая-то доля – 10-20%, при помощи остальных показателей буду восстановлены и траектория полета, и все остальные интересующие нас проблемы.

– Из какого материала состоит самописец?

– Самописцы делаются из очень прочных носителей. Раньше это и проволоки, магнитные ленты. Современные самописцы имеют совершенно другую технологию. Представьте себе флешку. Они уже носят электронные цифровые записи. Причем там есть команды одиночные: например, «убрал шасси» – они повисли на замках и записи об этом событии до посадки самолета больше не нужны. Это действие проходит как единичная команда. А есть параметры, к примеру, для двигателей. Вот они жужжат в полете все время и здесь постоянно записывается температура, давление масла и топлива, частота вращения турбины, и много всего другого.

– Насколько самописец может подвести? Допустим, при условии, что в случае повреждения расшифровать можно не все записи, а лишь какой-то их процент. Есть ли статистика неудач?

– Такой статистикой я не обладаю, и ее вряд ли где-нибудь ведут. Я уверен на сколько угодно процентов, что траектория боевого самолета Су-24 будет восстановлена. Потому что все остальные параметры полета были записаны. Ну и что, что не достает каких-то слов или параметров. По остальным данным мы все-равно восстановим, как он летел, какая была высота, когда у него прекратила работать какая-то система из-за попадания ракеты или из-за взрыва. Работают катапультные сидения, когда пошел штурман, когда пошел пилот. Это все записано. Поэтому у меня нет сомнений о том, что картина будет восстановлена.

– Как вы можете охарактеризовать ситуацию со сбитым Су-24?

– Если бы самолет Су-24 нарушил воздушное пространство Турции, уж турки-то сразу же бы выложили это в СМИ, потому что с земли всегда следят за полетами самолетов. На земле записывают подтверждение о том, что этот самолет нарушил воздушное пространство. Они же говорят о том, что 10 раз предупреждали. Ну, покажите где это зафиксировано, что вам стоит?! А турецкая сторона этого не предъявила. Я считаю, что это провокация, которая была очень подло и нагло организована по типу того, что происходило с малайзийским боингом на Украине. Украинская сторона была обязана закрыть воздушное пространство на той территории, где идет война. Не важно какая, гражданская или межгосударственная. Но они этого не сделали. В результате «Боинг» летел над зоной боевых действий. Чуть-чуть раньше они его сбили. Если бы его сбили вдогонку, и «Боинг» упал бы на российской территории, то поднялся бы такой гвалт, какого еще весь мир не видел! Но «увы». Организаторы провокации просчитались. Гражданский борт малайзийских авиалиний упал на территории Украины. Вот почему с такой непонятной мне жестокостью артиллерийским огнем уничтожали и фрагменты тел, и детали лайнера, в надежде на то, что будут разрушены средства объективного контроля.

Алиса Яковлева