Агент Джемилев и «меджлисовцы»: как Украина и Турция сражаются за Крым

Агент Джемилев и «меджлисовцы»: как Украина и Турция сражаются за Крым

20.12.2015 12:21
3783

18 ноября 2015 года стало известно о новом событии в истории противостояния Российской Федерации и турецкого агента Мустафы Джемилева, действующего под самоизбранным скромным позывным Qırımoğlu, что в переводе с крымско-татарского означает «Сын Крыма». Подробности в материале корреспондента Федерального агентства новостей.

Событие заключалось в неутешительном для Джемилева выводе: у него кончились деньги. Внезапно. Бороться дальше с «российскими имперскими замашками» и «притеснениями крымских татар» стало решительно не на что. Volens nolens пришлось агенту за новыми ассигнованиями отправляться на поклон к своему турецкому шефу…

Как, вы не знаете, что Мустафа – агент и у него имеется шеф? Тогда обо всем по порядку.

Маленькая ретроспектива

Сейчас прошло уже больше полутора лет с момента воссоединения Крыма с Россией. Вслед за статусом российской территории полуостров получил и крупные российские инвестиции. Через Керченский пролив ударными темпами заканчивается прокладка электрокабелей энергомоста. Строится автомобильно-железнодорожный мост. На межгосударственных переговорных площадках поутихли споры о правомочности принадлежности Крыма Российской Федерации…

Со стороны может показаться, что ситуация вокруг полуострова начинает как-то устаканиваться. Но в том-то и дело, что это ощущение мнимое. Слишком многим лозунг весны 2014-го «Крым наш!» перечеркнул планы и больно ударил по амбициям. Слишком многие из этих многих до сих пор надеются повернуть историю вспять.

В числе таких людей особняком стоят персонажи, годами наживавшиеся на своем статусе «лидеров безвинно репрессированного народа». Речь идет о Мустафе Джемилеве и его подельнике Рефате Чубарове, представляющих себя выразителями надежд и чаяний крымских татар. Возглавляя так называемый «Меджлис крымско-татарского народа», Джемилев и Чубаров годами выстраивали схему собственного процветания.

В чем она заключалась? Ну, например, Джемилев (бессменный председатель «Меджлиса» с 1991-го по ноябрь 2013 года) и Чубаров (президент «Всемирного конгресса крымских татар», замглавы «Меджлиса», а позже – преемник Джемилева на посту председателя «Меджлиса») фактически замкнули на себя те немногие финансовые потоки, которые правительство Украины выделяло в помощь крымским татарам. Не меньшую выгоду лидерам «Меджлиса» приносило участие в спекуляциях земельными наделами, выделенными Киевом в Крыму «под татар».

Добавим, что Джемилев и Чубаров прошли в народные депутаты Украины. Во многом – за счет явных и скрытых связей с руководством «Украинской народной партии «Рух». То есть пара наших фигурантов имела серьезную поддержку не только в «Меджлисе», но и в Верховной раде Украины.

Понятно, что когда Крым взял курс на Россию, конструкция персонального джемиле-чубаровского «ханства» начала стремительно рушиться. Неудивительно, что лидеры «Меджлиса» сразу выступили против воссоединения. Их бизнес трещал по швам! Последовали инспирированные Джемилевым и Чубаровым попытки захвата административных зданий в Симферополе, призывы к бойкоту крымского референдума и т. д. Но, как известно, остановить процесс воссоединения полуострова с РФ не удалось, и «меджлисовцам» пришлось ретироваться за пределы полуострова. Что лишь подстегнуло их желание поскорее вернуть себе и Крым, и былые прибыли.

Кавалер ордена республики

Уже 14 марта 2014-го Джемилев появился в штаб-квартире НАТО, где встретился с представителями Европейской службы внешних действий и лидерами Альянса, а также призвал ввести в Крым миротворческие войска ООН. Через три дня после этого Джемилев встретился в Измире с премьер-министром Турции Реджепом Эрдоганом

Надо отметить, Турция никогда не забывала о своих интересах в когда-то утраченном Крыму. На протяжении 90-х и в начале нулевых годов Анкара осуществляла множество программ среди татарского населения Крыма по повышению его лояльности к Турции.

С того самого момента как Джемилев возглавил «Меджлис», у него установились доверительные отношения как с представителями турецкого правительства, так и с представителями турецких спецслужб. Эта «дружба» привела к получению Джемилевым звания почетного доктора политических и социальных наук турецкого Сельджукского университета, звания почетного доктора права турецкого Технологического университета в Гебзе и, наконец, к вручению Джемилеву ордена республики – второй по значению государственной награды Турции за гражданские заслуги. Все вместе это превратило Джемилева в фактического агента Турции, а «крымско-татарский вопрос» сделало рычагом политического давления Анкары на Россию.

Отметим этот момент, ибо именно он станет предопределять дальнейшую логику поступков выдворенных из Крыма «меджлисовцев». Поступков эффектных, при этом совершенно не выгодных Украине, но всегда выгодных Турции.

Под прикрытием конгресса

По некоторым сведениям, закрепление статуса Джемилева как агента Турции, действующего против России под прикрытием украинского гражданства, произошло в августе 2015 года в Анкаре во время проведения т. н. «II Всемирного конгресса крымско-татарского народа». На этом мероприятии Джемилев и Чубаров пересеклись не только с министром иностранных дел Украины Павлом Климкиным, но и с доверенными лицами Эрдогана, а также с представителями турецкой разведслужбы Milli İstihbarat Teşkilatı.

В результате этой встречи родился план попытки если не полного возвращения Крыма под юрисдикцию Украины, то, по крайней мере, создания в глазах мировой общественности видимости «народного восстания крымских татар». После чего Джемилев и Чубаров получали возможность от имени «восставших» обратиться к мировому сообществу с новой просьбой о вводе в Крым иностранного миротворческого контингента. Даже если бы эта просьба и была заблокирована Россией в Совбезе ООН, «меджлисовцы» и их покровители рассчитывали извлечь немало выгод из запланированной авантюры. При этом «планировщиков» меньше всего волновало, к какому обильному кровопролитию в Крыму могут привести их действия.

Генеральным спонсором всей операции выступала Турция, осуществляя перевод финансовых средств Джемилеву, Чубарову и исполнителям в Крыму по каналам MİT.

Ленур-бей, радикалы и смертники

По некоторым данным, сам план операции предусматривал пять возможных этапов.

Первым этапом должна была стать операция прикрытия, отвлекающая внимание российских пограничников, армейцев и спецслужб от других действий «меджлисовцев», а попутно создающая напряженную атмосферу на границе Украины и Крыма. Такой отвлекающей операцией планировалось сделать продовольственную блокаду Крыма. Координатором этого этапа, по согласованию с Киевом и Анкарой, был назначен московский бизнесмен и медиа-магнат, владелец крымского телеканала ATR, гражданин России Ленур Ислямов. Последний требовал от подчиненных именовать себя исключительно Ленур-бей. Тот занимался до весны 2014 года антироссийской пропагандой и ратовал за создание в Крыму татарского государства. Если потребуется, то под протекторатом Турции. Понятно, что после воссоединения Крыма с Россией бизнес Ислямова попал под пристальное внимание российских правоохранительных органов, а сам Ислямов предпочел сбежать на Украину.

На втором этапе, пользуясь связями и былым влиянием «меджлисовцев», а также ресурсами украинской СБУ, предполагалось спровоцировать на полуострове волнения в районах проживания крымских татар. Волнения должны были сопровождаться призывами пересмотра результатов референдума 16 марта 2014 года.

Этап три: морем и по суше в Крым с материка просачиваются группы радикалов из «Правого сектора». Задача этих групп – усилить беспорядки и хаос в Крыму. Ответственными за подготовку и переправу групп являлась совершенно «чудесная» чеченская семейная пара. Мужа звали Руслан, жену – Амина. Чета успела не только повоевать в составе незаконных бандформирований в Чечне в 1999–2000 годах, не только пройти подготовку в одном из сирийских лагерей запрещенного в России «Исламского государства», но и «засветиться» в готовившемся в начале 2012 года покушении на Владимира Путина.

На четвертом этапе операции, когда, как планировали организаторы, все «замки» с границ Крыма были бы уже «сорваны», в Крым с территории Херсонщины вводились т.н. «мусульманские» батальоны. Личный состав этих подразделений набирался из ранее обретавшихся в Крыму членов мусульманских радикальных религиозных сект, из ближнего окружения лидеров «Меджлиса» и из уцелевших боевиков с Северного Кавказа. «Мусульманские» батальоны были вооружены украинским Министерством обороны, но подчинялись не ему, а персонально Джемилеву и Чубарову. Иными словами – Анкаре. Большая часть бойцов «мусульманских» батальонов получила боевой опыт в АТО на территории Донбасса и частично в Сирии на стороне ИГ.

Задачей вооруженных до зубов «мусульман» должны были стать диверсии в Крыму против российских военнослужащих, вывод из строя на полуострове важнейших коммуникаций, линий связи, военных аэродромов, объектов ПВО и т. д. Причем выступать «мусульманские» батальоны планировали под видом «ополчения крымских татар». Вряд ли личный состав этих подразделений осознавал, что де-факто все они – смертники. Напротив, они верили, что главное – ворваться в Крым, а там уж «НАТО обязательно придет на помощь»…

Пятый этап операции наступал в том случае, если бы Россия в силу происходящих в Крыму событий и под внешним нажимом приняла бы решение оставить полуостров. В этой ситуации в Крым с севера максимально быстро были бы введены украинские войска. Возможно, это было бы дополнено высадкой в Севастополе «миротворческого» десанта Турции или иной страны из состава НАТО.

Провал

6 сентября 2015 года Чубаров анонсировал начало продовольственной «блокады» Крыма. 20 сентября блокада началась. На телеэкранах замелькала нескладная фигура депутата Верховной рады Украины Джемилева, дающего интервью на фоне блокированных «Правым сектором» фур. Рунет заполонили шаржи, высмеивающие внешний вид бывшего председателя «Меджлиса». Никто не подозревал, насколько серьезная угроза на самом деле нависла над Крымом в этот момент.

К счастью, тогда, осенью 2015 года, дальше первого этапа задуманное в Анкаре так и не пошло. Работа российских спецслужб парализовала деятельность на территории полуострова эмиссаров «Меджлиса» вместе с агентурой СБУ. Активные действия, предпринятые крымскими и федеральными властями, позволили если не склонить целиком всю общину крымских татар на сторону Москвы, то хотя бы добиться ее нейтралитета. Короче, «бунта» крымских татар не состоялось, а без него все прочее теряло смысл…

Блокадные хроники

Провал был оглушительным. Тем не менее, Анкара все же умудрилась извлечь из сложившейся ситуации определенную выгоду. Турция значительно нарастила свои плодоовощные поставки на полуостров. Зато значительная часть украинских поставщиков, традиционно продававших в Крым свои продовольственные товары, понесла серьезные убытки. Больше никаких внятных результатов распиаренная украинскими СМИ продовольственная блокада Крыма не принесла. Памятуя, на кого в первую очередь работают Джемилев и Ко, этому не стоит удивляться.

Тем временем у Турции стали нарастать претензии к России в связи с участием ВКС в военных действиях на территории Сирии. И Турция, да и лично Эрдоган, рассматривали Сирию как сферу своего влияния и позволять там хозяйничать русским не собирались. Этого можно было добиться разными способами, в том числе и созданием новой кризисной ситуации в Крыму. Ситуации, которая вынудила бы Россию отвлечь значительную часть своих ресурсов на обеспечение нормальных условий жизни на полуострове…

Дальнейшее всем хорошо известно. Оставшиеся без дела «мусульманские» батальоны были привлечены «меджлисовцами» к подрывам опор ЛЭП в Херсонской области. Пока еще энергозависимый от Украины Крым погрузился во тьму…  

Но и тут все получилось, как с попыткой продовольственной блокады. Анкара заставила Москву «попотеть», однако Россия с проблемой справилась, а крайней в который раз оказалась лишившаяся прибылей Украина.

«Меджлисовцы» и не скрывали, что работают на «чужого дядю». 8 ноября Рефат Чубаров внезапно объявил, что торговая блокада Крыма окончилась успехом. И не потому что Крым вернулся к Украине, чего, как вы понимаете, не произошло… А потому что прекратилась… торговля Украины с Крымом! Полагаем, что громче всего этому тезису аплодировали вовсе не в Киеве, а заметно южнее. Где-нибудь на берегах Босфора.

Еще один любопытный факт: среди «активистов» энергетической блокады Крыма были замечены члены турецкой ультраправой националистической организации «Серые волки». Снимок с ними разместил в своем фейсбуке координатор блокады Ленур-бей… Ой, простите, Ленур Ислямов. На фото он стоит в окружении молодых людей, двое из которых показывают символ группировки – так называемую «морду волка». «Турецкие патриоты из организации «Серые волки» посетили нас на блокаде. Кольцо блокады сжимается», – так прокомментировал свое фото Ислямов.

Морские страсти

24 ноября турки сбили российский фронтовой бомбардировщик возле турецко-сирийской границы, после чего отношения Анкары и Москвы быстро перешли в стадию «холодной войны». Разумеется, это не могло не отразиться на деятельности «меджлисовцев», наверняка получивших приказ от своих турецких «партнеров» активнее «вставлять палки в колеса» России.

И те стали действовать. В Мариуполе и Бердянске были замечены представители «Меджлиса», выясняющие возможность приобретения для своих нужд катеров и старых судов. Причем непременно – находящихся на ходу. Тот же самый вопрос, кстати, в Одессе пытались прояснить уже представители «Правого сектора» и небезызвестная Алена Балаба.

Вскоре стало понятно, в рамках какой затеи это понадобилось…

1 декабря Ислямов выступил со следующим заявлением: «Стадий у нас несколько. Сначала идет продовольственная блокада, мы ее сделали. Дальше идет блокада энергетическая. Мы тоже ее сделали. Дальше идет блокада морская. К ней мы сейчас будем приступать… В том числе будет блокада и Керченской переправы».

4 декабря все тот же «бей» триумфально объявил, что ранее анонсированная акция начала воплощаться в жизнь: «Это уже военная операция, поэтому я не могу пока об этом говорить. Однако скажу, что морская блокада Крыма уже началась. <…> Потому что турки, когда сбили этот самолет (Су-24М), который попал на их территорию, уже осуществляют блокаду Босфора и Дарданелл. Остается только Керченский пролив, а мы им займемся, уже занялись!» – добавил координатор.

Но очень быстро первоначальный задор и пафос «меджлисовцев» пошли на спад. Пришло понимание, что одно дело – «резвиться» на украинской земле и совсем другое дело – пытаться устроить нечто противоправное на берегах или в государственных водах России. Тут можно было ненароком и на пулю нарваться… Посему, когда 8 декабря по поводу морской блокады Крыма высказался сам Мустафа Джемилев, воинственности в его словах было куда меньше, чем за четыре дня до этого в выступлении Ислямова.

Первое, что Джемилев сделал, – это с печалью признал очевидное: «У Меджлиса нет военных кораблей, чтобы блокировать Крым с моря…» Затем последовала невнятная угроза добиваться арестов греческих, румынских и итальянских кораблей за их не санкционированные Киевом заходы в крымские порты.

Обратим внимание – морская блокада полуострова была объявлена «меджлисовцами» лишь после того, как Крым из-за гибели нашего Су-24М сам прервал морское сообщение с Турцией. До сего момента турецкие суда, первыми из иностранных судов возобновившие посещение крымских портов после воссоединения Крыма с Россией, никакого порицания у «меджлисовцев» не вызывали. Да и теперь Джемилев о них не заикнулся, грозя карами лишь нетурецким судовладельцам. Показательно, не правда ли?

Примерно начиная с 10 декабря стали циркулировать слухи о том, что то ли в Одессе, то ли в Ильичевске радикалы из состава «Правого сектора» и боевики одного из «мусульманских» батальонов Джемилева – Чубарова «обживают» старое сухогрузное судно типа «Волга – Дон».

А 13 декабря в Эгейском море произошел инцидент, в ходе которого российский СКР «Сметливый» был вынужден открыть предупредительный огонь по турецкому сейнеру, чтобы избежать столкновения с ним.

Надо полагать, эти два известия, дополненные риторикой Ислямова и, вероятно, некими агентурными сведениями, навели командование Черноморского флота на мысль убрать часть охраняемых флотом ценных объектов из зоны повышенного риска.

Снова неудача

Исходя из этого, 14 декабря принадлежащие крымскому «Черноморнефтегазу» буровые установки В-312 и В-319 были под конвоем военных кораблей отбуксированы с находящегося в международных водах Одесского газового месторождения на расположенное уже в российских государственных водах месторождение Гордиевича.

Видимо, это было сделано вовремя. На следующий день к оставшейся за пределами госвод РФ нефтедобывающей платформе «Таврида» подошел морской «пограничник» Украины и потребовал предоставить информацию о составе экипажа и целях нахождения буровой установки в данном районе. Ответа украинцы на свое требование не получили. Тогда «пограничник» убыл к другим объектам «Черноморнефтегаза», находящимся на Голицынском газоконденсатном месторождении, где осуществил их фото- и видеосъемку. Вслед за этим могло последовать все что угодно, включая попытку взять «Тавриду» на абордаж или, например, протаранить ее превращенным в брандер «Волго – Доном».

Для охраны «Тавриды» пограничная служба ФСБ России оперативно направила к ней новейший сторожевой корабль второго ранга «Аметист», появление которого заставило украинских пограничников отступить. Правда, украинский МИД немедленно потребовал вернуть все буровые установки Украине, благополучно «забыв», что «Черноморнефтегаз» уже не является украинской компанией… Но это было уже пустое сотрясание воздуха.

Собственно, на этом пока все мало-мальски тянущие на определение «морская блокада Крыма» действия «меджлисовцев» и Киева завершились. Зато Ислямов успел анонсировать – да-да! – новую блокаду Крыма. Теперь – сетевую. Для чего, по мнению Ленур-бея, будет достаточно лишить жителей Крыма возможности пользоваться услугами украинских провайдеров. Правда, знающие люди, должно быть, тут же подсказали медиамагнату, что отключение Крыма от Интернета и мобильной связи сильно затруднит связь «меджлисовцев» со своими единомышленниками в Крыму. В силу чего Ислямов поспешил кокетливо сообщить, что будь его воля – Крым был бы уже без интернета. Да вот беда – «Меджлис» не разрешает!..

«Меджлис» идет на войну… побираться

Мнение Джемилева и Чубарова о новом направлении блокадных действий нам пока не известно. По имеющейся информации, эта «сладкая парочка» недавно встретилась в отеле турецкой Конии с Эрдоганом, а также с премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу и главой ее МИД Мевлютом Чавушоглу. Уровень пожелавших встретиться с «меджлисовцами» лиц четко дает понять, что эта встреча не рядовая. Стало известно, что Джемилев жаловался своим турецким «шефам» на нехватку средств для содержания уже имеющихся «мусульманских» батальонов. Просил денег на создание в Херсонской области еще одного подобного подразделения.

Показательно, что лидеры «Меджлиса» уже не стесняются демонстрировать как свою тотальную зависимость от Анкары, так и полное наплевательство на мнение руководства государства, гражданами которого числятся. Вдумайтесь: два украинца (согласно паспортам, по крайней мере) просят у турок денег для создания фактически частного воинского формирования на территории Украины. Просят не Верховную раду Украины, не Министерство обороны Украины и не Министерство финансов Украины, а президента Турции!

О чем еще шла речь на встрече в Конии, пока не известно. Скорее всего – о согласовании новых совместных антироссийских действий Турции, «меджлисовцев» и Украины. Понятно, что целью снова станет Крым. До сего момента России удавалось успешно парировать удары по полуострову. Хочется надеяться, что так будет и впредь. Но не стоит недооценивать наших противников. Следует быть начеку.

 

Андрей Союстов
Ученые: Белые ночи приводят к ожирению
Закрыть