Кошкин: Режим прекращения огня не заставит боевиков перестать резать головы

Кошкин: Режим прекращения огня не заставит боевиков перестать резать головы

19.12.2015 15:09
657

Совет безопасности ООН в ночь на субботу единогласно принял первую резолюцию по сирийскому урегулированию. Корреспондент Федерального агентства новостей пообщался с экспертом о том, какие последствия это будет иметь для всей ситуации на Ближнем Востоке, и удастся ли России найти точки соприкосновения с США в дальнейшем.

Уже известно, что на заседании Совбеза было рассмотрено выполнение так называемых «Венских договоренностей», к которым стороны пришли осенью в Австрии. Страны только утвердили те необходимые условия для начала политического процесса, который урегулирует ситуацию в Сирии и покончит с терроризмом и военными действиями. Среди этих условий — старт переговоров между властями Сирии и оппозицией уже в начале января, установление режима прекращения огня, создание переходного правительства, реформа конституции и проведение независимых выборов.

«Еще на своей пресс-конференции Владимир Путин приоткрыл завесу и сказал, что в плоскости политического регулирования Сирии у нас нет принципиальных разногласий с США по ключевым вопросам. Всем было понятно, что конфликт можно завершить, только сформировав консолидированную власть, которая могла бы восстановить экономику, социальную инфраструктуру Сирии, отвечая запросам всех политических сил в стране», — комментирует военный политолог Андрей Кошкин.

По его словам, необходимость урегулирования конфликта в Сирии в политическом поле назрела по двум причинам.

«США со своей коалицией более 15 месяцев бомбили территорию, но как только военно-космические силы РФ начали там свою операцию, весь мир увидел эффективность и результативность их действий, работу нашего надводного и подводного флота. Это и привело к ускоренной необходимости переговоров по ситуации на Ближнем Востоке. Плюс не прошли бесследно теракты в Париже, Мали, над Синаем и в самих Штатах, что подтолкнуло того же Барака Обаму, критикуемого за неэффективные действия на Ближнем Востоке, к конструктивному диалогу», — продолжает специалист. 

Важным решением стало прекращение огня в зоне боевых действий. Вопрос только в том, насколько получится воплотить это «кабинетное» решение в жизнь, ведь закрывать глаза на разновекторность политической направленности многих групп населения в Сирии нельзя. 

«Действительно, резолюция фокусируется на политическом поле, выработке конституции, проведении выборов, вынося за рамки военные действия. Но война на Ближнем Востоке идет с 2011 года, и быстрое решение ее прекратить, спущенное сверху, едва ли сразу заставит замолчать разрозненные боевые группы, вынудит их прекратить резать головы и оставить самостоятельно территории. Может, сравнение не совсем корректно, но тут напрашивается пример того же Донбасса и не очень тщательного выполнения минских договоренностей», — объясняет эксперт.

Госсекретарь США Джон Керри уже успел высказаться на тему различий между участниками урегулирования. Главный камень преткновения здесь — фигура президента Сирии Башара Асада. Американцы не очень хотят допускать его к легитимным выборам, в то время как Россия и Иран настаивают на обратном. В итоге стороны сошлись пока на скользкой формулировке: «будущее Сирии должны решать сами сирийцы, а не внешние силы».

«Отношение Обамы к фигуре Асада сейчас волнообразно. Он пытается отвечать запросам политических сил в стране: одни требуют, чтобы все действия в Сирии проходили без учета возможностей Асада, другие говорят о важности победы над ИГИЛ (арабское название — ДАИШ, деятельность организации запрещена в РФ) любой ценой. Но, в сущности, после окончания боевых действий в Сирии все равно будут проведены выборы, и вот они и определят, кто станет президентом», — добавляет Кошкин. 

Сейчас же, по его словам, нужно уделить больше внимания политическим вопросам внутри Сирии. 

«Например, какая часть оппозиции Асада эффективно воюет против боевиков ИГИЛ, имеет ли она право на участие в выборах и законное выдвижение своих кандидатов. Сейчас должна идти плодотворная работа по оценке политических сил внутри Сирии. Те силы, что поддерживают боевиков, но находятся в оппозиции Асада, не представляются нужной оппозицией. С другими, сражающимися и против правительственных войск, и против террористов, нужно искать точки соприкосновения, так как это будущее Сирии», — резюмирует военный политолог.

Согласовать единый список сил, воюющих в Сирии, на встрече не получилось. Ответственные лица Иордании подготовили список из 160 группировок, которые потенциально могут быть признаны террористическими, но добиться единодушия удалось только относительно ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусры» (деятельность организации запрещена в РФ). По всем остальным пунктам так или иначе возникли разногласия, плавно перетекшие на следующие заседания. 

 

Дмитрий Пятов
Массовые митинги протеста прошли в США после инаугурации Трампа
Закрыть