Поиск
Лента новостей
Закрыть
Происшествия
Шесть человек пострадали при наезде автомобиля на пешеходов в Японии
Общество
Украинцы в Италии и Сан-Марино: соврем, недорого возьмем
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Украинцы в Италии и Сан-Марино: соврем, недорого возьмем

    21:05  18 Декабря 2015  /обновлено: 9:19  24 Декабря 2015
    936

    Иногда можно услышать знакомую речь, даже находясь вдали от родины и русскоязычного мира. Корреспондент Федерального агентства новостей во время путешествия по Италии и близлежащей Республике Сан-Марино случайно познакомился сразу с несколькими украинцами, каждый из которых впоследствии показал себя во всей красе. 

    Не Украина, а окраина

    Прогуливаясь по итальянскому городу Болонья и по площади Сан-Микеле, случайно увидел у входа в большую, но невзрачную церковь флаг, удивительно похожий на украинский. Решил узнать, не используют ли католики государственные символы самостийной державы. Подойдя к храму, прочел на одной из табличек слева надпись на итальянском и украинском языках о том, что это приход Святого Михаила Архистратега Украинской греко-католической церкви.

    Появилась она в 1596 году. К тому времени в польско-литовской Речи Посполитой поняли, что научить население захваченной ими Западной Руси молитвам на латыни, а значит, и перекрестить их в католическую веру — задача невыполнимая. Слово «Украина» тогда было не географическим названием, а синонимом слова «окраина».

    Между тем в 1589 году в Москве был избран патриарх, и православные приходы стали подчиняться ему, а не Константинопольскому патриарху. Речь Посполитая уже тогда готовилась к войне для захвата оставшейся Руси, и наличие у себя такой церкви ее не устраивало.

    Решение было найдено оригинальное. Была подкуплена часть православного духовенства, которое признало власть Папы Римского и провозгласило создание грекокатолической церкви, о чем и была заключена уния в городе Бресте. Из-за этого второе распространенное название церкви — униатская. Чтобы избежать проблем с верующими, было решено, что все остальное останется без изменения: богослужение шло на церковно-славянском языке по православному обряду. Прихожане, посещая ту же самую церковь, слушая те же самые проповеди и читая те же самые молитвы, не сразу понимали, что они уже не православные, а католики.

    Дальше новая церковь принялась писать страницы своей истории — как правило, кровавые. Уже через девять лет униатские священники пришли с польскими оккупантами в захваченную Москву, вместе с ними участвовали в разграблении и осквернении православных церквей на Руси. Деяния униатской церкви по насильственному обращению православных в католицизм «оценил» еще Петр Первый, когда 11 июля 1705 года в Полоцком василианском монастыре собственноручно зарубил четырех ее монахов и приказал повесить игумена и его помощника.

    После развала Речи Посполитой грекокатолическая церковь нашла себе нового покровителя в лице Австро-Венгерской империи, заявившей о том, что ее восточные области населяют не русские, а отдельный народ — украинцы. Потом церковь активно помогала Гитлеру и бандеровцам. Результатом этого стало проведение под контролем советских органов Львовского Собора в 1946 году, на котором было принято решение о разрыве с Ватиканом и о возвращении в Русскую православную церковь. Те, кто этого не признал, перешли на нелегальное положение в убежищах — схронах бандеровцев и закончили свой земной путь так же, как и они.

    Снова появилась церковь уже в феврале 1990 года, когда Михаил Горбачев узаконил ее после встречи в Ватикане с Папой Римским. А после появления незалежной Украины и особенно после начала войны в Донбассе для униатского духовенства снова настали счастливые времена, в отличие от их соотечественников. Это подтвердил и глава церкви Святослав Шевчук, заявивший 14 декабря в Киеве в присутствии секретаря СНБО Украины Александра Турчинова, что «мы живем не в трагическое, а в героическое время».

    Последнее, чем отличилась УГКЦ — рисованием в одном из своих храмов фрески, где каратели из украинских добровольческих батальонов, в камуфляже и с автоматами Калашников, изображены в качестве святых с нимбами над головой. В другом храме на «шедевре» под названием «В ожидании Страшного суда» изображены патриарх Кирилл, президент Владимир Путин и Игорь Стрельников.

    Християнское войско

    Решив посмотреть, нет ли и в этом храме «веселых картинок», захожу внутрь. Первое, что поражает на входе — большой государственный флаг Украины, висящий у католической и православных икон. Я посещал десятки храмов разных конфессий в разных странах, но государственный флаг внутри церкви увидел только здесь. Очевидно, здесь по-другому трактуют «Богу божье, а кесарю кесарево».

    Осматриваю храм: типичная католическая церковь с картинами-иконами, лепниной и рядами стульев, в которой какие-то затейники принесли православный иконостас. Внимательно его изучаю: нет ли там икон преподобного Гитлеру Бандеры и великомучителю Шухевичу. Пока нет.

    Начинаю фотографировать. В этот момент раздается запрещающий крик, и передо мною является батюшка (или падре) в черной униформе. Говорю ему, что я русский журналист и прошу рассказать о церкви. Можно даже на мове, которую я розумию. После долгого раздумья святой отец начинает с пафосом гутарить, что это храм украинские верующие получили от Римской католической церкви бесплатно в 2009 году, и с тех пор бедные украинские заработчане (гастарбайтеры) отдавали свои последние тяжким трудом заработанные евро, чтобы отремонтировать этот храм и привести его в нынешнее хорошее состояние.

    Оглядевшись еще раз, отметил, что все вокруг не новое, но в хорошем состоянии, явно досталось от предыдущих католиков вместе со зданием. Никаких следов ремонта. Спрашиваю у служителя культа: нет ли у него фото храма «в окаянном состоянии», но он пропускает мой вопрос мимо ушей. Но увлеченно сообщает, что именно сейчас униатская церковь необходима стране, ведь «Украина це Европа», а основой европейского мировоззрения является именно католицизм. Дважды во время своей речи украинский падре обращал внимание, что хоть Россия и воюет с Украиной, он все-таки общается с русским журналистом. Говорилось это таким тоном, словно он оказывает финансовую помощь, а не восхваляет сам себя.

    Продолжая тему «войны с безбожными ворогами», святой отец рассказал о постоянных молитвах за победу украинского християнского войска.

    «Не кажется ли Вам, отче, что между христолюбивым войском Украины и Богом любовь односторонняя, если судить по положению на фронте?» — не удержался я от вопроса.

    В ответ собеседник объяснил, что сейчас на Украине только 4,5 миллиона грекокатоликов, а остальные — православные, которые только о своем кармане и думают. Такая же ситуация в армии. Они даже не смогли отчитаться за деньги, которые им собрали местные прихожане, и теперь средства им не отсылают.

    «А куда же тогда идут те деньги, которые вы собираете для христианского воинства, судя по объявлению, висящему сразу у входа?» — настала пора удивляться уже мне. 

    Собеседник на несколько секунд задумался, а потом с криком «Забулы!» бросился снимать объявление.

    Теперь только церковь будет на Украине содержать войсковых священников-капелланов. Это выглядит странно, учитывая, что все капелланы в армии будут грекокатоликами, но 90% населения Украины — православные. Но вопрос об этом священнику не понравился: он сообщил, что церковь закрывается, и разговор окончен.

    Позже, изучив информацию об Украинской грекокатолической церкви, я обнаружил, что согласно украинской переписи 2010 года, у нее 2,1 миллиона приверженцев, из которых регулярно ходят в церковь около 800 тысяч. Очевидно, за пять лет они сильно размножились. Ну не мог же святой отец соврать мне прямо в храме божьем!

    Насчет капелланов тоже интересно. Униатская церковь обучала их еще в 1943 году и отправила в дивизию СС «Галичина». Именно про это ее глава Святослав Шевчук сказал на вышеназванной встрече 14 декабря. Цитирую с публикации на официальном сайте церкви: «Самые героические страницы служения нашему войску в истории нашей Церкви мы хотим осовременить. Модель, которая подходит украинской действительности, — это модель, которую мы видели в Германии». Тут и добавить нечего.

    Защита от Путина

    Разговор об украинской униатской церкви снова зашел вечером того же дня. Прохожу мимо рынка под открытым небом, где идет рождественская распродажа. Слышу призыв на русском с сильным украинским акцентом: «Давайте я вам скидку сделаю!» Удивленно останавливаюсь. Украинский гарный хлопец тут же радостно спрашивает: «Вы из Болгарии?» Удивляюсь еще больше, но тут вспоминаю о полиэтиленовом пакете с надписью на болгарском. Так и познакомились. Разубеждать своего нового знакомого Мыколу в том, что я не из Болгарии, не стал — по его словам, во всех бедах его жизни и так москали виноваты.

    Угостив Мыколу глинтвейном, я рассказал ему о посещении украинской церкви. Мыкола поморщился и сказал, что это не грекокатолическая, а фуфельно-католическая церковь, которая только и смотрит как бы с тебя что взять, а настоящие католические церкви, наоборот, дают. Мол, он регулярно посещает католические приходы и, будучи украинским беженцем, разочаровался в православии и решил узнать истинную католическую веру. Растроганные святые отцы учили его своей вере, а чтобы будущий католик от голода не предстал пред Богом до крещения, дали деньги и еду.

    «Представляешь, эти дурни еще передо мной и извиняются, что мало денег дать могут!» — смеясь, говорит Мыкола.

    При этом он не сказал, сколько раз крестился по католическому обряду, но отметил, что может сам провести эту службу не хуже падре. Правда, постепенно святые отцы перестают давать деньги и предлагают устроить его на работу, но католических приходов тут еще, слава Богу, хватает. 

    Вот только непонятно, почему же с их помощью он действительно не устроится на работу, а торгует на рынке? Мыкола объяснил, что для работы нужно все официально оформлять, а у него даже срок действия паспорта истек, ну а за новым надо ехать на Украину. Этого он сделать не может: когда-то уклонился от призыва. На прощание Мыкола рассказал мне традиционную украинскую байку о том, что Украина сейчас защищает от Путина не только себя, но и Италию, и Болгарию, и весь Евросоюз. «Особенно ты защищаешь!» — захотелось сказать ему, но я сдержался.

    Уникальная сумка из Китая

    Следующая моя встреча с представителями соседнего народа произошла в маленькой республике Сан-Марино. Первое, что бросается в глаза — обилие вывесок и надписей на русском языке, их явно больше, чем на английском. Все первые этажи исторического центра одноименной столицы заняты под разнообразные магазины, и во многих из них трудятся хлопцы и дивчины самостийной державы. Их охотно берут на работу, ведь они знают русский язык, а также блестяще применяют маркетинговую комбинацию под девизом «соврем, недорого возьмем».

    Например, в оружейном магазине украинец Тарас из города Смела долго и настойчиво убеждал купить понравившееся мне помповое ружье. Объясняю ему, что не могу купить, так как не платил в авиакомпании за багаж, а с собой в салон самолета с ручной кладью мне его взять не разрешат. Не моргнув глазом, Тарас уверенно заявляет, что вот именно эти помповые ружья можно брать с собой в самолет, он сам много раз это делал. 

    Его соотечественник в антикварном магазине уверял меня, что изящная шкатулка стоит так дорого, потому что сделана в 1713 году, и показывал клеймо на ней с соответствующей датой. Пришлось сказать ему, что в Сан-Марино свое летоисчисление — от основания республики в 301 году. Поэтому сделана она в 2014 году. Продавец очень убедительно изобразил удивление и сказал, что впервые об этом слышит.

    Но самая интересная встреча произошла в магазине кожаных изделий недалеко от Памятника погибшим от ошибочной английской бомбардировки. Идентифицировав меня по пакету с русской надписью, продавщица вышла из магазина и предложила заглянуть к ним. На мой вопрос она ответила, что зовут ее Олена, она с Украины, но любит русских. И вообще весь украинский народ любит русских, в отличие от своего правительства. Кто бы сомневался!

    В магазине я сказал, что меня интересуют женские сумки — так легче потом отказаться, сославшись на необходимость посоветоваться с женой. Мне тут же предложили сумку из кожи питона, которая стоит 890 евро, но мне, как почти соотечественнику, отдадут за 750. Объясняю, что в Таиланде покупал портмоне из этой кожи за 10 долларов. Я понимаю, что сумка больше и соответственно дороже, но не в сто же раз. Олена начинает меня уверять, что кожа у питонов бывает разного качества, а вот эта как раз самого высшего. Так как не являюсь специалистом по питонам, прошу показать что-нибудь из коровьей кожи, попутно пытаясь завести разговор о жизни на Украине.

    Олена дает мне другую сумку, чья дизайнерская разработка существует в единственном экземпляре. Начинаю рассматривать ее изнутри и замечаю маленькую вшитую этикетку, где наряду с другой информацией крошечными буквами написано Made in PRC. Шутки ради спрашиваю: мол, как это понимать? Олена без тени смущения объясняет, что это инициалы известнейшего итальянского дизайнера Паоло Рикардо Кавальеро, разработавшего дизайн сумки.

    «А мы-то в России по своей серости всегда думали, что PRC расшифровывается как People's Republic of China или по-русски — Китайская Народная Республика», — не выдерживаю я. На этом наше общение закончилось. А жаль: очень хотелось узнать, какой трудолюбивый дизайнер скрывается под инициалами CHINA.
     

    Автор: Владимир Тулин
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях