Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Тринадцатая русско-турецкая война: пока психологическая

Тринадцатая русско-турецкая война: пока психологическая

12:18  18 Декабря 2015
2659

Войны бывают разные. Успешные и не очень, длинные и короткие, «горячие» и «холодные», «за умы» и «за сердца», мировые и «гибридные». Войны могут протекать в разных сферах. Одной из таковых, несомненно, является сфера психологическая. Великий китайский стратег Сунь Цзы учил: «Лучшее из лучшего — покорить чужую армию, не сражаясь». Собственно, на это и нацелена психологическая война — победить, не сражаясь. Постоянно держать противника в напряжении. Утомить, измотать его еще до битвы, а в идеале — вообще убедить противоположную сторону, что грядущая битва для нее заведомо проиграна.

На протяжении своей совместной истории Россия и Турция не раз сходились на полях сражений. Считая Первую мировую, историки насчитывают с 1568 по 1917 годы аж 12 русско-турецких войн. Сейчас, судя по всему, мы становимся свидетелями и участниками тринадцатого русско-турецкого конфликта. На сей раз, к счастью, не столько военного, сколько экономического. Но в первую очередь — психологического.

Четко в рамках стандартного алгоритма психологической обработки нас стараются победить, не сражаясь. Нас постоянно держат в напряжении. Нас прощупывают, пробуют на прочность и, при малейшем проявлении слабости, стараются дожать.

С чего все началось

Начало современному российско-турецкому противостоянию положил вовсе не старт операции наших ВКС в Сирии и даже не сбитая турками российская «сушка». Всё началось гораздо раньше — достопамятной «Русской весной» 2014-го, когда состоялось воссоединение Крыма с Россией. Это событие одним махом разрубило «гордиев узел», который Турция долго и старательно завязывала на полуострове с самого 1991 года.

Совершенно неожиданно для Анкары ее многолетние старания по распространению паносманских взглядов среди крымских татар и по «прикармливанию» местной украинской администрации рассыпались в прах. Тогда же с треском пошел по швам сложившийся военный баланс на берегах и в акватории Черного моря. Избавившаяся от прежних ограничений Россия быстро нашпиговала Крым новыми воинскими соединениями, военной авиацией, установками ПВО, наземными противокорабельными комплексами и приступила к реставрации своего Черноморского флота.

Не решаясь силой воспрепятствовать этим событиям, Турция обратилась к стратегии «непрямых действий». Президент Реджеп Тайип Эрдоган с одной стороны публично приветствовал проект «Турецкого потока», совместное с Россией строительство в Турции АЭС «Аккую» и предоставленный РФ режим наибольшего благоприятствования для турецких компаний на внутрироссийском рынке. С другой стороны Эрдоган не забывал подчеркивать, что не признает Крым частью России и, что всячески «озабочен притеснениями, которые претерпевают исторически близкие Турции крымские татары от российских оккупантов».

Впрочем, одними надуванием щек по дипканалам турки не ограничились и подтолкнули к антироссийским действиям верхушку т.н. «крымскотатарского меджлиса» в лице Мустафы Джемилева, Рефата Чубарова и их ближайшего окружения. Лишившиеся после воссоединения Крыма с Россией не только власти, но и изрядных не совсем праведных доходов, «меджлисовцы» оказались благодатным материалом для вербовки, тем более, что и Джемилев, и Чубаров уже давно де-факто являлись турецкими агентами влияния. Всё это в совокупности и привело к появлению движения «активистов блокады Крыма», на словах защищающих интересы Украины, а на деле работающих на Турцию.

За кулисами крымских «блокад»

16 сентября 2015 года Рефат Чубаров анонсировал начало продовольственной «блокады» Крыма. 20 сентября она началась. Итог известен. России пришлось пойти на незапланированные траты, чтобы наполнить прилавки крымских магазинов своими товарами. Турция значительно нарастила свои плодоовощные поставки на полуостров. А изрядная часть украинских поставщиков, традиционно продававших в Крым свои продовольственные товары, понесла серьезные убытки.

Дальше, как мы знаем, была еще «энергетическая блокада» Крыма, сейчас объявлена блокада «морская»… Схема всегда одна и та же. В результате действий «меджлисовцев» Россия вынуждена идти на серьезные траты для поддержания жизнеспособности Крыма. Причем главным выгодополучателем от акций «активистов блокады» остается Турция. Помимо прочего еще и потому, что не только в глазах мировой общественности, но и в глазах российского населения главными виновниками остановки фур с продуктами на границе Крыма, подрывов ЛЭП на Херсонщине и угроз взорвать энергомост через Керченский пролив выступают граждане не Турции, а Украины.

При этом все эти действия сопровождаются не утихающей в турецкой прессе кампанией с призывами спасти крымских татар из «лап русского медведя». Как описывает ситуацию в Крыму украинская пресса, прекрасно известно. На полуострове, дескать, голод, холод, нет света, безработица, пустые прилавки магазинов. Главный вывод — «Путин не помог». Видимо, последний тезис имеет какое-то сакральное значение для отечественной прессы либерального толка, которая с завидным упорством регулярно перепечатывает турецкие и украинские материалы, тем самым ретранслируя их содержание на российскую аудиторию.

Таким образом, действуя в унисон, хотя и преследуя разные цели, Турция и Украина при поддержке некоторых российских СМИ стараются посеять среди крымчан неуверенность в своем положении, а жителям материковой части нашей страны внушить мысль, что: а) воссоединение Крыма с Россией незаконно; б) Крым России не по карману; в) Крым надо вернуть. Лучше всего — Украине, но можно и под протекторат Турции. И вот тогда — г) «России простится всё!»

Игра на сирийском поле

Новой точкой пересечения интересов России и Турции с 30 сентября 2015 года оказалась Сирия. До поры до времени оба «партнера» старались сохранить какие-то подобия «приличий» в отношениях друг с другом.

Турция, стиснув зубы, пропускала через Проливы корабли «Сирийского экспресса», но зато извлекала прибыль из контрабандных поставок нефти эмиссарами «Исламского государства*», мечтала о присоединении к себе населенных туркоманами земель северной Сирии, подбрасывала оружие антиасадовской коалиции и периодически инициировала информвбросы об очередной русской бомбе, «убившей 70 неповинных сирийских детей».

Россия, стиснув зубы, не бомбила «нефтянку» «Исламского государства» (запрещенная в РФ террористическая организация), но зато бомбила боевиков ИГ* и «Джабхат ан-Нусры», периодически пожимая руки Эрдогану на очередных переговорах и через силу улыбаясь ему после очередных эрдогановских завываний о страданиях крымских татар.

Чтобы Москва особо не зазнавалась, Анкара раз за разом в резкой форме выражала протесты против явных или мнимых залетов самолетов ВКС РФ в воздушное пространство Турции. Несколько раз накал страстей усиливался «сенсациями», объявлявшими, что ВС Турции сбили российский военный самолет. Всякий раз в этих случаях напряжение мировой и российской общественности резко подскакивало почти до «точки кипения», а представителям МО РФ приходилось давать подробные разъяснения, что очередная турецкая «сенсация» является дутой.

Обратим внимание — инициатива таких информационных вбросов всегда принадлежала исключительно Турции, что ставило Россию в заведомо ущербную позицию «оправдывающейся» стороны. Тем не менее, правительство РФ подобные действия Турции не рассматривало как повод для обострения межгосударственных отношений. Считалось, что статус Турции как торгового партнера и «союзника по борьбе с международным терроризмом», а также возможность беспрепятственно пользоваться Черноморскими проливами куда важнее, чем реакция на турецкие «уколы».

Роковой рейс 7К-9268

Неизвестно, сколько еще продолжалась бы эта «идиллия», но 31 октября 2015 года над Синаем взорвался российский аэробус A321. К середине ноября российские спецслужбы получили доказательства, что гибель самолета стала следствием теракта.

Вечером 16 ноября Владимир Путин на совещании по итогам расследования причин авиакатастрофы заявил, что Россия найдет и покарает преступников, совершивших убийство россиян на Синае, а также приказал усилить удары авиации по объектам «Исламского государства» в Сирии. Пресс-секретарь президента Российской Федерации Дмитрий Песков уточнил, что Путин приказал российским спецслужбам уничтожить всех людей, причастных к организации теракта.

То, что слова президента РФ — отнюдь не пустой звук, стало ясно практически немедленно. Стратегическая авиация РФ обрушила на позиции ИГ буквально ливень крылатых ракет и бомб. Количество боевых вылетов нашей авиации с авиабазы «Хмеймим» было удвоено — по позициям «Исламского государства», «Джабхат ан-Нусры» и наиболее непримиримых из состава «умеренной» сирийской оппозиции буквально прошла коса смерти…

Но самое главное — был снят ранее действовавший запрет на удары по «нефтянке» террористов, приносившей доход не только им, но и Турции. Российские самолеты начали «свободную охоту» за бензовозами. Результат оказался ошеломляющим — за короткое время было расстреляно, сожжено, взорвано более 500 наливняков… Но объем контрабандных поставок нефтепродуктов в Турцию был столь велик, что они продолжались даже после уничтожения пяти сотен бензовозов.

Турки перешли черту

Тем не менее, потери среди «средств доставки товара» оказались серьезными — доходы Турции от нефти, продаваемой боевиками по демпинговым ценам, резко пошли вниз. После чего неожиданно для всех турки перешли черту — 24 ноября 2015 года над границей Турции и Сирии турецкой ракетой был сбит российский фронтовой бомбардировщик Су-24М. Сбит заведомо преднамеренно и демонстративно. Столь же заведомо преднамеренно и показательно была пролита русская кровь.

Всё это мгновенно вывело российско-турецкие противоречия из стадии «незаметно пинаем друг друга под столом» в положение «теперь нас в деле трое — ты, я и casus belli».

Не будем заниматься конспирологией и гадать, что вынудило Турцию принять решение уничтожить нашу «сушку». Было ли это результатом прямого приказа Эрдогана, или же президента Турции «подставили» его военные — это тоже не важно. Важна реакция турецкого лидера — он с самого начала наотрез отказался приносить какие-либо извинения за произошедшую трагедию и даже пригрозил России новыми тяжелыми последствиями в случае последующего нарушения ее самолетами турецких границ.

Одновременно Владимир Путин потребовал от турецкой стороны публичных извинений за атаку российского бомбардировщика, повлекшую за собой смерть двух российских военнослужащих. Кроме этого обращение российского президента содержало требование к Турции найти и наказать виновных за инцидент с Су-24М. Вдобавок ко всему Анкара должна была компенсировать ущерб, который понесла российская сторона.

Таким образом, обе стороны публично озвучили свои позиции, став тем самым заложниками собственной принципиальности. С этого момента любой шаг в сторону от прозвучавших требований и для Турции с Россией в целом, и для президентов этих стран в частности неминуемо вел к серьезным имиджевым и репутационным потерям. Неудивительно, что таких шагов ни с одной, ни с другой стороны так и не последовало. И, надо полагать, не последует впредь, пока кто-либо из пары Путин—Эрдоган продолжает оставаться у власти.

При этом Эрдоган какое-то время еще тешил себя парой иллюзий. Во-первых, он рассчитывал на активную поддержку партнеров по НАТО, а во-вторых, надеялся на смягчение позиции Москвы. Однако Североатлантический альянс во главе с США поторопился дать понять Анкаре, что не собирается влезать в ее ссору с Москвой. А все попытки как-то договориться с президентом России, не принося извинений за сбитый бомбардировщик, также не дали нужного результата.

По всему выходило, что на сей раз Турция явно перегнула палку… Это подтверждалось не только сворачиванием Россией политического сотрудничества с Турцией, но и вводом антитурецких экономических санкций.

Последние надежды Эрдогана на возобновление хотя бы личных контактов с Путиным похоронил под собой брифинг в Национальном центре управления обороной РФ, состоявшийся 2 декабря. На нем в ходе выступлений представители МО России прямо обвинили Эрдогана и членов его семьи в связях с террористами, действующими на территории Сирии. Одновременно прозвучал прозрачный намек, что Эрдогану нужно уйти. А еще лучше, если его «уйдут». Мол, Москва готова возобновить диалог с Анкарой — но только если турецкий народ «сделает правильный выбор».

Теперь черту, по мнению Эрдогана, перешел уже Путин. В ответ турецкий президент приказал всемерно усилить давление на Россию. В том числе — давление психологическое.

Шантаж Проливами

У современной Турции в спорах с Россией были и остаются два сильных аргумента. Первый — членство в НАТО, гарантирующее неприкосновенность турецкой территории. Второй — Проливы, которые сам Аллах велел использовать для давления на Москву. Чем, собственно, Турция немедленно и занялась после брифинга МО РФ.

Да, Турция из-за конвенции Монтре не может просто так взять и закрыть Проливы для прохода кораблей и судов под российским флагом. Но в этой конвенции ничего не говорится о том, что Турция не может шантажировать Россию возможностью перекрытия Проливов…

Упоминавшийся уже Сунь Цзы писал: «Война — это путь обмана». Турки хорошо усвоили это определение и стали его использовать в рамках нового витка психологической войны против России.

Вот, допустим, идет через Дарданеллы российское судно «Яуза». Навстречу ему следует турецкая подводная лодка, которая в силу географии просто не может иным путем из Черного моря попасть в Средиземное. Рутинная в данных местах ситуация. Но ведь можно ее описать и по-другому, верно? Можно написать, что «турецкое командование приказало своему военному кораблю проинспектировать российское судно». Именно так и сделала турецкая газета Hurriyet. Именно в такой трактовке произошедшее поторопились перепечатать жадные до сенсаций другие издания. Включая, кстати, украинские и отдельные российские.

А еще можно обратить внимание на то, что на надстройках российских военных кораблей, проходящих Проливы, дежурят вахтенные с пулеметами и ПЗРК. Вообще-то точно так же ведут себя в Проливах и американские военные корабли, и итальянские, и французские. Потому что при плавании в узкостях резко возрастает опасность подвергнуться нападению террористов. Тем более, что в Турции количество исламистов растет не по дням, а по часам. Но при этом турки обращают внимание только на российские корабли и только на российских вахтенных. Забрасывают МИД России нотами протеста, грозят «адекватным ответом» и предупреждают, что «терпение Турции не беспредельно». То есть всячески нагнетают обстановку.

Можно проблемы для России вообще высасывать из пальца. Просто брать и с периодичностью в одну—две недели со страниц какой-нибудь Habertürk сообщать, что российские суда не пропускаются через Проливы. Иногда эту новость можно, как это случилось пару дней назад, «приправлять» душераздирающими подробностями в стиле «почти 27 русских судов задержаны Турцией в ответ на арест Россией семи турецких». Информация мигом разлетается по новостным лентам мировых СМИ. При этом мало кому приходит в голову не то, что проверить новость путем звонка в посольство РФ в Анкаре или генконсульства РФ в Стамбуле и Трабзоне, но даже просто обратиться к онлайн-сервису автоматической идентификационной системы судов AIS…

Эрдоган продолжает нагнетать

Еще один способ создать трудности для России из ничего — это с завидным постоянством озвучивать «сенсационные открытия» в области крымских недр. Этим грешит, к примеру, радиостанция Türkiye‘ninSesiRadyosu, сперва запустившая в обращение легенду о золотых россыпях в Крыму, а потом удивившая своих слушателей сообщением о некоем «Джанкойском нефтяном месторождении», способном посрамить по своим объемам все нефтяные поля Саудовской Аравии вместе взятые. Думаем, всем понятно, какое воздействие эти турецкие «открытия» оказывают на мало сведущих в геологии украинских радикалов…

Турция использует в своих целях и неизбежные на море (а возможно и тщательно срежиссированные) случайности, как это, например, было 13 декабря в Эгейском море и 14 декабря в Черном море. В первом случае стоящий на якоре у острова Лемнос наш сторожевой корабль «Сметливый» был вынужден открыть предупредительный огонь, чтобы избежать тарана со стороны турецкого сейнера «Гечицилер Балик Чилик». Во втором случае следующий в Одессу турецкий танкер вышел на контркурс с отрядом кораблей Черноморского флота, прикрывающим перемещение из международных вод в российские буровых установок В-312 и В-319. После соответствующего радиовнушения турецкое судно было вынуждено сменить курс.

Что характерно, оба случая в Турции были поданы как ничем не спровоцированная вооруженная агрессия России против турецких гражданских судов! С соответствующими последствиями в виде антироссийской риторики представителей турецкого правительства, выпадов в сторону Москвы турецкой прессы, дипломатического «бурления» и т. д.

Не устает Турция усиливать накал страстей и «прощупывать» Россию на периферийном, но тоже очень важном для Москвы иракском направлении. Тут за Анкарой числятся такие «подвиги» как скандал вокруг ввода турецких войск в иракскую провинцию Найнава и бомбежка турецкими ВВС баз Рабочей партии Курдистана в иракском приграничье.

На первый взгляд, обострение турецко-иракских отношений не имеет никакого отношения к России, но это ошибка. Для России Ирак — союзник по антитеррористической коалиции. Над территорией северного Ирака проходит «воздушный мост», связывающий Россию через Иран с авиабазой «Хмеймим» в Сирии. Наконец, именно в Багдаде действует координационный антитеррористический штаб с участием военных представителей России, Ирана и Ирака. Таким образом, любой удар по Ираку рикошетом бьет и по России, вынуждая нас вставать на защиту официального Багдада. А любая защита — это потраченные время и силы…

Возможно ли примирение между Россией и Турцией? В четверг во время своей традиционной ежегодной большой пресс-конференции по этому вопросу вполне определенно высказался президент России Владимир Путин: «С действующим турецким руководством договориться сложно или невозможно. Поэтому на межгосударственном уровне я не вижу перспектив наладить отношения».

Русская пружина

Подведем итог.

На данный момент стараниями Турции Россия в режиме non-stop переживает информационные и не только информационные атаки на фронтах психологической войны. И в «окопах» этой войны по нашу сторону на передовой сидят не только армия или правительство РФ, но и все мы, граждане Российской Федерации. Будем честными сами с собой — стратегическая инициатива на психологическом фронте принадлежит Анкаре. Именно там решается, где, когда и как нанести новый удар по русским. По нашей выдержке, по нашей психологической устойчивости, по уверенности в собственных силах и доверию собственным властям.

Это надо четко осознавать. На психологическом фронте тринадцатой русско-турецкой войны Россия находится в обороне. Сколько мы так выдержим и выдержим ли вообще, зависит только от нас.

Да — часто трудно. Иногда опускаются руки. Временами бывает обидно. Порой очень хочется, как после сбитой «сушки», рвануть меч из ножен… Но пока приходится ждать, терпеть и работать. Только так можно выиграть эту войну. В конце концов, Россия выиграла обе свои Отечественные войны, «играя» от обороны.

Русская пружина сжимается. Если мы не выдержим, она может лопнуть. А вот если выдержим и она, сжатая до предела, наконец в нужный момент распрямится… О том, что в таких случаях бывает, хорошо помнят парижане и берлинцы.

Сейчас Эрдоган и Анкара прикладывают недюжинные усилия, чтобы тоже вступить в этот «клуб удивленных Россией-матушкой». Что ж, нам остается лишь помочь им в этом начинании. Но для этого нам понадобится выдержка, выдержка и еще раз выдержка. Вот ее, да побольше, друг другу и пожелаем. Сейчас наша задача — не перевоевать, а перетерпеть, переторговать и переработать Турцию.

* Организация запрещена на территории РФ.

Андрей Союстов
Новости партнеров
mediametrics