Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Россия
Путин о новом центре силы: Кто не с нами, тот против нас

Путин о новом центре силы: Кто не с нами, тот против нас

18:48  17 Декабря 2015
2629

Какими словами можно передать общее впечатление от 11-й пресс-конференции президента Российской Федерации Владимира Путина, которую он провел 17 декабря в здании Центра международной торговли на Красной Пресне? Наверно, теми самыми, что он произнес в самом начале этого длившегося чуть больше трех часов мероприятия: «В этом году, совсем недавно, было послание (Послание президента Федеральному собранию 3 декабря 2015 года). Честно говоря, даже не знаю, что еще сказать, кроме того, что там было сказано. Вроде все основные, ключевые вещи были сформулированы».

И это действительно так. Однако — noblesse oblige, «положение обязывает», и каждый из трех форматов президентской коммуникации: послание Федеральному собранию, большая пресс-конференция и прямая линия — по-своему нужен и важен.

Первый дает «установку» всем ветвям российской власти, позиционируя президента не только как центр, но и как источник или, если угодно, корень этой власти, из которого и от которого все растет.

Второй прокладывает «русла и берега» информационных потоков от власти к обществу и обратно, формируя границы как лояльности, так и нелояльности.

Третий контролирует эффективность проделанной работы и демонстрирует необходимый уровень поддержки власти обществом.

По необходимости путинская пресс-конференция является, помимо собственного значения, еще и переходным этапом от первого формата к третьему, поэтому ее дрейф от цифр бюджетного дефицита, торгового профицита и величины резервных фондов к восхищению прекрасной физической формой национального лидера является моментом столь же неизбежным, сколь и необходимым.

Кстати, насчет физической формы: Путин, судя по всему, был немного простужен, что начисто лишало его облика «супермена-победителя великанов», зато делало намного ближе и понятнее для аудитории: как для приглашенных на президентскую пресс-конференцию журналистов, так и для наблюдавших за ней телезрителей и пользователей Интернета.

Какие моменты этой президентской пресс-конференции показались самыми значимыми?

Прежде всего, практически не получили слова представители западных масс-медиа. Турция, Египет, Грузия, даже Украина — пожалуйста! Но не Запад. Единственное исключение было сделано для Натана Ходжа из Wall Street Journal с его вроде бы второстепенным вопросом о возможностях приватизации российских «естественных монополий» — но это News Corporation, это Руперт Мердок, это Венди Денг. Надо ли продолжать?

Тем самым Россия в лице своего президента на этой пресс-конференции (впервые!) без всякого шума и пыли позиционировала себя в качестве не только самостоятельного, но и самодостаточного центра силы, не нуждающегося в поддержке ни со стороны западных партнеров, ни со стороны своих стратегических союзников, прежде всего — Китая.

Насколько эта позиция соответствует реальному положению дел, не является ли она созданием ложных целей — отдельные вопросы, но это, извините, касается самого фундаментального уровня геополитики, уровня союзов и блоков. Что в таком случае происходит, например, с российско-китайским стратегическим союзом? Он разрушается или исчерпал себя? Такое предположение, конечно, имеет право на существование — если забыть о наличии прямого документооборота между Кремлем и Чжуннаньхаем, о недавнем визите премьер-министра РФ в Китай, и так далее, и тому подобное. Нет, этот союз, судя по всему, не только по-прежнему существует — он укрепляется и развивается. Но не в форме жесткой связки с «лидером-Китаем» и «ведомой Россией», а в виде весьма гибкого и скоординированного тандема, позволяющего существенно расширить общую зону влияния двух стран-участниц, поскольку РФ «по отдельности» и Китай «по отдельности» создают некую «зону выбора», необходимую для многих государств Евразии и планеты в целом.

Второй важнейший момент, тесно связанный с первым, — постоянно декларируемая российским президентом готовность к диалогу и сотрудничеству на всех возможных уровнях: от собственной «либеральной оппозиции» до руководства иностранных государств. Пассаж о просьбах Турции, которые «выходили за рамки международного права», но, тем не менее, получили поддержку со стороны российского руководства, в этой связи не менее показателен, чем признание наличия «людей в форме» на территории Донбасса, «решающих ряд вопросов» — видимо, в качестве добровольцев. В этой части своей пресс-конференции Путин поневоле заставлял вспомнить давнюю рекламу фирмы Ford: «Вы можете заказать у нас автомобиль любого цвета, при условии, что он — черный». Так и здесь: Россия готова сотрудничать с кем угодно, но при соблюдении наших интересов и на наших условиях. Если же нет — как хотите, это ваш выбор, и вам придется нести полную ответственность за последствия такого выбора.

Наконец, третье и, возможно, самое главное. Путин перестал играть в поддавки с медиасообществом: и зарубежным, и, тем более, отечественным. Видимо, к этому его обязывает уже не столько положение, сколько ситуация, которая по большинству аспектов становится все более и более критичной (анекдот про черную полосу, которая на поверку оказалась белой, прозвучал как своего рода камертон ко всей пресс-конференции). То есть на каких-то серьезных уровнях глобальной собственности и власти началась настоящая драка, в которой совсем другие правила. В качестве иллюстрации к этому тезису приведу две евангельские притчи, связанные с миссией апостолов. Сначала, до распятия, Иисус Христос напутствовал их на служение словами: «Кто не против нас, тот с нами!» А после распятия и воскресения его слова прозвучали совершенно иначе: «Кто не с нами, тот против нас!» Теперь, судя по всему, для России актуально уже второе, а не первое.

Владимир Винников
Закрыть