Откуда турки могут нам грозить: все, что нужно знать о турецких ВС

Откуда турки могут нам грозить: все, что нужно знать о турецких ВС

16.12.2015 14:32
13817

Похоже, наступает время перемен, то самое, которое недобро поминали китайские мудрецы. Конфликты плодятся с неимоверной скоростью, причем все ближе к нашим границам. Последняя капля – Турция и сбитый российский фронтовой бомбардировщик Су-24. Удар в спину, который мы меньше всего ждали. И вот уже глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявляет, что «терпение Анкары не безгранично». Так что же теперь? Война?

А действительно, что случится, если терпение Турции внезапно закончится, как газ в зажигалке, и бывшая Порта пойдет на безумный шаг: прямую военную конфронтацию? Как оценить военный потенциал Турции, ведь механический подсчет личного состава армии, ВМС и ВВС, а так же пушечек, танчиков и кораблей вряд ли дает ответ на это вопрос.

Если завтра война

Стоит вспомнить, что последние 20 лет среди некоторого числа аналитиков и сторонников всяческого демократического прогресса преобладало мнение о российском «ржавом Черноморском флоте», на голову уступающем турецкому, разложившейся российской армии и вообще бесполезности всяческих геополитических усилий России в этом регионе, вызванных не трезвым расчетом, а некими «фантомно-имперскими болями».

Так неужели все так плохо, и турецкая армия столь могуча, что, не думая ни секунды, сбила российский самолет, точно зная, что ей за это ничего не будет? Давайте посмотрим.

Всех посчитать

Армия Турции многочисленна и более чем внушительна. Около полумиллиона личного состава сухопутных войск, ВВС и флота, включая почти 100 тысяч резервистов. Это меньше, чем общая численность российской армии, насчитывающей почти 1,3 миллиона человек при двухмиллионном резерве. Однако значительно превышает численность Южного военного округа (ЮВО), а это около 200 тысяч человек по данным из открытых источников, и Черноморского флота (группировка более 30 тысяч, которая находится в стадии развертывания). Им предстоит в экстренном случае первыми встретить турецкие танки и самолеты.

Но стоит добавить одну немаловажную деталь. Традиционные вооруженные силы Турции вовсе не главная операционная сила этой средиземноморской страны в регионе. Несмотря на статус члена НАТО в последние 40 лет, со времен операции «Атилла» 1974 года, когда турецкие вооруженные силы вторглись на территорию северного Кипра, ВС Турции практически нигде не воевали. Однако это вовсе не означает, что у турецких военных нет опыта.

Турция имеет серьезную внутреннюю проблему – требующих автономию курдов. И с 1984 года бойцы Рабочей партии Курдистана ведут вооруженную борьбу за создание собственного государства. И воюет с ними более чем миллионный жандармский корпус. Только в отличие от остальной армии, на его вооружении стоят образцы оружий не НАТОвского стандарта, а стандарта стран Варшавского договора – советского, российского, китайского и румынского производства. Это объясняется тем, что точно такое же вооружение используют курдские боевые отряды.

Чем будут воевать

Однако сама по себе численность мало о чем говорит. Гораздо важнее качественный состав вооружений. Для начала о том, о чем любят сразу говорить люди от армии далекие, но находящиеся под впечатлением лязга гусениц и брони. О танках.

Да, танковый парк Турции на первый взгляд внушителен: более 3 тысяч танков. Для сравнения, Южный военный округ имеет всего 400 танков. Однако давайте посмотрим, что это за танки.

Российские танки – это поровну Т-72М, 1980 года постановки на вооружение, и его глубокая модернизация Т-90 1992 года. Оба типа соответствуют современным требованиям и оснащены активной броней. Они зарекомендовали себя в многочисленных вооруженных конфликтах уже в наше время. Россия обладает значительным опытом их боевого применения.

А чем же отвечает Турция? Лучшим и самым современным танком турецкой армии считается «Леопард-2А4» 1985 года выпуска. У турков их аж целых 340 штук от общего числа в 3 тысячи. В общем-то, это капля в море.

Это лучшая из модификаций «Леопарда-2», однако и самая тяжелая (55 тонн), что в горнолесистой местности не очень хорошо. Танк оснащен всем современным оборудованием, имеет мощную пушку, однако не очень подвижен, особенно на фоне нашего Т-90, и не оснащен активной броней.

Есть еще 400 штук танков «Леопард-1» 1971 года выпуска. Все тоже самое. Только гораздо хуже.

Основная же масса – это ветхий американский М60 «Паттон-2» разных модификаций. Танк 50-х годов, ровесник нашему Т-55. Боевые качества приблизительно такие же.

Отдельно стоят 170 танков М60-Т «Сайбра». Они представляют собой глубокую модификацию все того же «Паттона-2», но произведенную, в Израиле. Модификация заключается в том, что поверх хлипкой брони по стандартам 50-х добавлена активная броня. Довольно номинальная. Но это лучшее, что есть у турецкой армии, и именно эти машины были введены турками на иракскую и сирийскую территории. И сделано это именно по причине того, что с сирийской стороны им будут противостоять как раз сирийские и иранские Т-72 и, возможно, Т-90.

Легче всего говорить о турецком ПВО. Потому, что легче всего говорить о том, чего нет. Что касается ПВО сухопутных войск, то прикрывать турецкую армию «в поле» предполагается большим количеством (почти 2 800)  малокалиберных артиллерийских систем. Это вчерашний день.

Нечто поновее –  это 2 000 переносных зенитных комплексов (ПЗРК), в том числе, и в самоходном исполнении. Все это, если кто не понял, большей частью «Стингеры» и «Стрелы», досягаемость которых составляет не более 5 км по дальности и 4 км по высоте. То есть, ни один российский ударный самолет, развернутый в Сирии, эти системы «достать» не в состоянии. Им не по зубам даже современные вертолеты, прикрываемые системами РЭБ воздушного и наземного базирования.

Впрочем, есть у Турции и небольшое количество более солидных средств ПВО. Это британская система 70-х годов, буксируемая (то есть ограниченно мобильная) ЗРК RAPIER ближнего радиуса действия и американская среднего радиуса MIM-14 Nike-Hercules, 1955 (!) года разработки, давно снятая с вооружения практически везде. Но даже этих систем, числом менее 200, не хватает, что бы прикрыть стационарно хотя бы стратегические объекты.

Для сравнения, только войска Южного военного округа (не считая крымской военной базы) имеют более 200 пусковых установок войсковой ПВО, в том числе новейшие С-300В, «Бук», «Тор», «Оса» и более 50 ЗРПК «Тунгуска». «Стрелы» всех модификаций можно даже не считать.

Отчего же ПВО Турции столь слабо? Ответ прост: не было расчета на серьезного противника, и турецкие вооруженные силы взяли за основу концепцию, принятую НАТО. Согласно ей, основная тяжесть задач противовоздушной обороны ложится на авиацию. Конкретно, на самые совершенные в составе турецких ВВС фронтовые истребители F-16D. Эти американские машины, довольно устаревшие, находятся как в самом США, так и в Турции на стадии замены новейшими F-35 Lightning II.

Не будем останавливаться на сомнительности этой замены, но отметим: F-16 – машина надежная и себя зарекомендовала. Кроме того, производится по лицензии турецкой авиационной промышленностью. Это лучшее, что есть у Турции, и именно этот тип самолета виновен в гибели нашего СУ-24. Всего их у турков более 200, и они составляют костяк турецкого ВВС. Полсотни стареньких NF-5 считать нет смысла.

Им противостоит ВВС ЮВО, которая, включают 100 фронтовых бомбардировщиков Су-24 и Су-34 и около 100 фронтовых истребителей – МиГ-29, Су-27, Су-30. Качественно это не сопоставимые группировки. По маневренности Су-30 превосходит новейший американский F-35 Лайтнинг 2, которые только предполагается полноценно поставить на вооружение в США, Турция же планирует закупить 100 этих машин к 2019 году. Но контракт стоимостью более 4,7 миллиардов долларов пока под вопросом.

По морям, по волнам

Отдельно стоит говорить о флоте. Может быть потому, что говорить тут особе нечего. Да, Турция имеет превосходящий российский ЧФ в номинальной численности флот. Однако большинство из этих единиц, на которые вообще стоит обращать внимание, – корабли класса фрегат и корвет. То есть, в советской классификации –  эсминцы и сторожевые корабли.

Большинство из них представляют собой старые модернизированные американские и британские эскортные эсминцы. У Турции их 23 штуки, переоборудованные в корабли управляемого ракетного оружия – УРО. Часть из них находятся на грани списания, часть устарела окончательно и требует замены, часть нуждается в серьезном ремонте и модернизации.

Им противостоит на Черном море гораздо более скромный списочный состав. Однако ничего вроде ракетного крейсера «Москва» или большого противолодочного корабля «Керчь» у турков нет и близко. В сочетании с достаточным количеством кораблей обеспечения и сопровождения ЧФ может выставить против турецкого флота сбалансированную ударную эскадру с береговым и авиационным прикрытием. Но нужно ли это кому-то? К этому мы сейчас вернемся.

Зато турки гордятся десятью подводными лодками типа «Атылай» и «Первезье» и шестью более новыми «Гюр». Это не что иное, как старые немецкие подводные лодки типа 209. Да, они вооружены противокорабельными ракетами «Гарпун» подводного пуска, и это то, что реально угрожает ЧФ России. Но вот вопрос: а где именно они будут ему угрожать? 

Более того, планирующиеся к закупке новейшие немецкие подводные лодки проекта 214, которые заменят лодки проекта «Первезье», не имеют ракетного вооружения вообще. Лодки оснащены шестью торпедными аппаратами с боекомплектом из 18 немецких же торпед DM-2A3 Seehecht. В таком качестве использование их на Черноморском ТВД становится полностью бесперспективным. У лодок просто не будет подходящих по классу целей, а «лупить» 533 мм торпедами по ракетным катерам все равно, что охотится утиной дробью на комаров.

А вот теперь о целесообразности крупных морских сражений непосредственно в акватории Черного моря. Вообще трудно себе представить глобальную морскую битву в море, где ударами своего мощного ракетного вооружения турецкие и российские корабли могут свободно обменяться, не отходя от причальной стенки.

В хорошую погоду с вершины Ай-Петри без бинокля видно турецкий берег. Черное море, которое военные моряки в шутку называют «лужей», площадью уступает Гудзонскому заливу, и морем его можно назвать с трудом. В нем невозможно заблудиться, и из какой бы точки и в каком направлении вы не поплыли, максимум через пять часов вы окажетесь на берегу. Вплавь через сутки.

Это море простреливается и просматривается насквозь. Особенно с Крымского полуострова. Даже подводным лодкам там оперировать трудно: глубины прощупываются сонарами, как свежий батон пальцами. Напильник не спрячешь – не то, что подводную лодку.

Конечно, у неискушенного читателя возникает вопрос: если боевые действия на Черном море с помощью флота малоперспективны, то зачем и мы и Турция держим там крупные флоты? Ответ на это вопрос крайне прост. С первого появления на Черном море российской эскадры она получила совсем иные оперативные задачи. И это задачи в Средиземном море и проливах. То же самое касается турецкого флота.

Черное море

Если мы где-то и можем столкнуться, то только возле берегов Сирии, в Средиземном море. Однако тут Турция будет иметь дело вовсе не с одной Россией, а со своими извечными врагами – Сирией и Ираном. А теперь, как выясняется, весьма вероятно и с Ираком.

И вот здесь надо, наконец, сделать главный вывод: турецкая армия довольно сильна и имеет относительно современное вооружение. Вот только сбалансирована она не для войны с таким соперником как Россия. Сирия, Иран, Кипр, и защита средиземноморских проливов – вот те цели, которые ставили перед собой турецкие генералы последние полвека. Турецкая армия и флот хороши в ограниченных конфликтах, где нет риска для эскалации боевых действий до формата полноценной войны с задействованием всех видов вооруженных сил.

В то время как российская армия в ходе последних реформ усиленно перевооружалась именно для подобного рода войны, пусть и на отдельных театрах военных действий. Российская армия с одинаковой эффективностью может наносить дистанционные удары на дальностях до 2000 км (что доказали каспийские пуски крылатых ракет «Калибр»), ввязываться в наземные боевые действия масштаба войны 2008 года в Южной Осетии и вести противопартизанскую борьбу, подобно тому, как это происходило в Чечне и Дагестане.

А вот чего стоит действительно опасаться, так это не турецкой армии, а ее закулисной политики. Вступить с нами в прямое военное противостояние Турции не по силам, а вот поджечь Нагорный Карабах – вполне. И именно тут нужно проявить максимальное внимание и осторожность.

Потому что наши противники все чаще любят воевать чужими руками. Особенно, если это руки дураков.

Скачать оригинал: "Если завтра война"

Олег Денежка
Подозреваемый в расстреле девушки на Кубани сдался полицейским
Закрыть