Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Украинский кризис: четыре политических ошибки США

Украинский кризис: четыре политических ошибки США

6:41  15 Декабря 2015
363

Вашингтон, 15 декабря. Некоторые из вас, возможно, знают, что небольшая группа, которая выступала в знак протеста против американской политики после кризиса в Украине, начавшегося два года назад, была пренебрежительно названа в американских СМИ «апологетами Путина, идиотами, помогающими Путину, и лучшими друзьями Путина в Америке».

Федеральное агентство новостей представляет читателям перевод лекции заслуженного профессора Принстонского университета Стивена Коэна "Украинский кризис: четыре политических ошибки США" ("The Ukrainian Crisis: It’s Not All Putin’s Fault"), данной им в Сан-Франциско и опубликованной изданием The Nation.

Париж должен был все изменить, но этого не произошло. Все остается по-прежнему. 

Я так отвечу на эти обвинения: «Нет, я — не вы, я патриот американской национальной безопасности». На самом деле, я начал изучать Россию около 50 лет назад. Сначала в Кентукки, а затем отправился в Университет Индианы. Я пришел к убеждению, что американская национальная безопасность связана с Москвой. Это означает, что у американского президента должен быть партнер в Кремле (не обязательно друга — именно партнера). Так было во времена существования Советского Союза, так есть и сегодня.

Сотрудничество остается актуальным вне зависимости от того, какую экзистенциальную угрозу вы ставите на первое место. Для некоторых людей это изменение климата, для других это права человека или распространение демократии. Для меня это новый вид терроризма, который охватил современный мир. Эти террористы больше не являются «негосударственными субъектами». Теперь они имеют армию и самопровозглашенное государство, у них есть достаточно средств и есть возможность наносить удары в разных частях мира. Такое впечатление, что мы забыли о теракте 11 сентября, но Париж должен был нам напомнить о нем.

Для меня международный терроризм – это главная угроза в современном мире, которая должна стать приоритетом для национальной безопасности Америки. И я имею в виду, что это должно быть главным приоритетом для президента Соединенных Штатов, неважно является ли он республиканцем или демократом. Угроза терроризма может быть значительно сокращена, если мы обретем партнеров в Кремле.

Рассмотрим несколько политических решений США, которые для России на сегодняшний день наиболее неприемлемы:

1) Решение о расширении НАТО до непосредственных границ России: Это нонсенс, что мы говорим, что Путин нарушил порядок в Европе, установленный после холодной войны. Россия была исключена из европейского порядка путем расширения НАТО. Россия была отодвинута «куда-то там» (за пределы зоны безопасности). Россия повторяла: «Давайте создадим пан-европейскую Организацию безопасности, как предлагали Горбачев и Рейган. «Расширители» НАТО сказали: «Это не военное движение, это все во имя демократии и свободной торговли, это хорошо для России». Но теперь Россия стала сильнее, и у нее появился выбор, они больше не будут молча наблюдать. Россия начала сопротивляться, и так сделал бы любой российский лидер, обладающий трезвым рассудком и поддержкой своей собственной страны.

2) Отказ со стороны Соединенных Штатов вести переговоры по противоракетной обороне (ПРО): ПРО теперь – это проект НАТО. Это означает, что установка систем ПРО на суше или на море теперь является частью расширения НАТО и окружения России. Противоракетная оборона является частью военной системы. Россияне абсолютно убеждены, что она предназначена для сдерживания российских ядерных возможностей. США говорят: «О, нет, это из-за Ирана, а не из-за вас». Но последняя стадия ПРО является наступательным оружием, которое может ударить по российским установкам. Это нарушает Договор МВФ, потому что системы могут выпускать крылатые ракеты. Между тем мы раз за разом выдвигаем обвинения России из-за разработки крылатых ракет.

3) Вмешательство во внутренние дела России во имя демократии: В дополнение к финансированию «оппозиционной политики» в России и Украине, можно вспомнить, что когда Медведев был президентом России, вице-президент Байден отправился в Московский государственный университет и сказал, что Путин не должен возвращаться на пост президента. Затем он повторил это лично Путину. Представьте себе, если бы российский президент приехал в США и сказал Хиллари Клинтон, что она должна покинуть президентскую гонку!

Есть ли какие-либо границы, когда дело доходит до нашего поведения по отношению к России? У нас есть право говорить или делать все, что мы хотим? Белый дом просто не может держать язык за зубами. Есть ли у России какие-либо законные интересы в мире вообще? А если есть то, какие? А их границы? Есть ли у них законные интересы в Сирии?

4) Мое последнее замечание содержит некоторые наблюдения, дающие надежду на достижение потерянного партнерства с Россией.

Украина: Вы знаете, что такое Минские соглашения. Они были сформулированы Ангелой Меркель, Франсуа Олландом, президентом Украины Петром Порошенко и президентом Владимиром Путин. Они призывают к переговорам по прекращению гражданской войны в Украине. Они признают, что конфликт был, прежде всего, гражданской войной, и только во вторую очередь российским вмешательством. Меня не волнует, что говорят американские СМИ, это была украинская гражданская война. И ради мировой безопасности, необходимо положить ей конец.

• Сирия: Последние события в Париже дают надежду на то, что Запад все-таки начнет сотрудничать с Россией в борьбе с терроризмом в Сирии, несмотря на критические заявления Обамы.

• Угроза ядерной конфронтации сейчас серьезнее, чем во времена Советского Союза. Необходимо приложить все усилия, чтобы свети ее к минимуму, а не продолжать провоцировать Россию.

Алексей Громов