Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Турецкий черт и иракский солдат: почему Анкара говорит одно, а делает другое

Турецкий черт и иракский солдат: почему Анкара говорит одно, а делает другое

20:46  14 Декабря 2015
1690

Вице-президент США Джо Байден ведет плодотворный разговор с премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу, где стороны приходят к пониманию: важно снизить напряженность между турками и Ираком. Проходит пара часов, и вот уже Давутоглу делает громкое заявление: страна сохранит военное присутствие в Ираке и отправит в республику подкрепление. О чем говорит такое метание турецких властей, и как ситуация будет развиваться дальше? Корреспондент Федерального агентства новостей попросил прокомментировать конфликт ведущего научного сотрудника Центра азиатских исследований ВШЭ Алексея Образцова. 

«Давайте делать поправку на то, что это Восток. Да и вообще в нынешнем мире действует не то, что двойные стандарты, а тройные, четверные и так далее. Турция много лет добивалась закрепления своего статуса крупной региональной державы, которая, в каком-то смысле, берет на себя функции по поддержанию порядка в регионе, как бы наследуя при этом права и приоритеты Османской империи», — говорит эксперт.

Турки, комментируя вторжение своих войск на иракскую территорию, уверяют: Багдад сам дал согласие на ввод войск, а потом включил задний ход.

«На какой-то момент Турция добилась своей цели. Когда несколько лет назад начались проблемы в Ираке, действительно было обращение Багдада с разрешением ввести ограниченный турецкий контингент на территорию страны для обучения курдских отрядов, которые в это время были в большей степени подконтрольны центральному правительству, чем сейчас. Ныне Иракский Курдистан — де-факто независимое государство, и единственное, что останавливает его от провозглашения полной независимости — проблемы, как раз связанные с продажей нефти», — продолжает собеседник ФАН.

Пару лет назад там случился значительный конфликт, когда курды, не проинформировав центральные власти Ирака, продали часть нефти через Турцию. И бедный танкер болтался по волнам от Средней Африки до Средиземноморья, и везде отказывались его выгружать.

«Но тогда ситуация была другая: Турция была ответственной за регион от НАТО. И иракские власти обратились к ним, убивая двух зайцев: гладя по шерстке ванского кота, лаская его тщеславие и поощряя его амбиции, а с другой стороны демонстрируя свою лояльность альянсу. Но прошло уже четыре года, и Ирак словно бы говорит туркам: ну, братья, вы и вспомнили... Даже мы, что называется, уже не те. Словно бы моделируется ситуация из сказок, где присутствуют солдат и черт. Черт такой говорит: ты же меня кумом называл. А солдат отвечает: ты мой кум, когда дома сидишь», — объясняет Образцов.

Ясно только одно: ситуация в этом регионе сложилась острая, и ее надо каким-то образом «разруливать».

«Мировое сообщество, в принципе, уже решило, кто будет крайним, кто будет назначен главным виновником конфликта. Видимо, этот человек сам уже всё почувствовал: отсюда некоторые метания, не всегда обдуманные и не всегда просчитанные. Недаром Джон Керри в очередной раз летит в Москву, неслучайно наш посол Андрей Карпов, выступая в Турции, называет три приемлемых условия для нормализации ситуации. Другое дело, что выполнение этих условий фактически будет означать согласие турецких политиков на роль этакого козла отпущения», — резюмирует политолог.

Дмитрий Пятов
Закрыть