Ходаренок: После выступления Путина ясно, что басурмане будут разгромлены

Ходаренок: После выступления Путина ясно, что басурмане будут разгромлены

11.12.2015 18:58
3015

На сегодняшней расширенной коллегии Минобороны Владимир Путин вместе с Сергеем Шойгу подвели итоги года, поблагодарили военных за проделанную работу и поставили задачи на 2016 год. Федеральное агентство новостей – о том, что нас ждет в военной сфере.

Выступления как президента РФ, так и министра обороны, были довольно короткими, но емкими. Естественно, основное внимание было уделено Сирии. Так, Путин продолжил свою жесткую риторику, которая наблюдается на протяжении всего его президентства. Однако теперь, по его словам, угрозу представляют не только террористы, но и все, кто мешают России бороться с этим злом. Конкретных стран и имен Путин не привел, но намек получился вполне понятным. «Приказываю действовать предельно жестко. Любые цели, угрожающие российской группировке или нашей наземной инфраструктуре, подлежат немедленному уничтожению», – отрезал глава государства.

Путин также подчеркнул необходимость совершенствования стратегических ядерных сил и уделил особое внимание крупным военным учениям «Кавказ-2016», на которых, по его словам, «основной акцент необходимо сделать на подготовке личного состава к действиям в сложных условиях, в том числе в горной местности».

Со стенограммой выступления президента можно ознакомиться на его официальном сайте.

В свою очередь, Сергей Шойгу доложил верховному главнокомандующему о предварительных итогах сирийской операции – в частности, о том, что уничтожены около 8 тыс. объектов инфраструктуры экстремистов. Но при этом все равно «расширяется зона влияния «Исламского государства» (арабский вариант названия – ДАИШ, организация запрещена в РФ – прим. ФАН). Боевиками захвачено около 70% территории Сирии и большинство районов  Ирака. Численность террористов составляет более 60 тысяч человек. Существует угроза переноса их действий в Центральную Азию и на Кавказ».

Говоря о развитии российских вооруженных сил, Шойгу отметил, что в 2016 году будут усилены группировки войск на западном, юго-западном и арктическом направлениях. В строй вступят семь надводных кораблей и две подводные лодки, а также девять модернизированных стратегических бомбардировщиков Ту-160 и Ту-95 МС и новейшая модификация зенитного ракетного комплекса «Бук» – «Бук-М3». Особое внимание уделено улучшению жилищных условий военнослужащих, на что в следующем году предусмотрено 36 млрд рублей.

Отдельно Шойгу попенял нашим «партнерам» в НАТО насчет того, что контингент альянса в странах Балтии вырос только за этот год в 8 раз по авиации и в 13 раз – по личному составу. А на территории Европы (в том числе, кстати, в Турции) до сих пор хранятся около 200 американских ядерных авиабомб.

ФАН обсудило эти высказывания с главным редактором газеты «Военно-промышленный курьер», полковником запаса Михаилом Ходаренком.

– Михаил Михайлович, президент довольно недвусмысленно выразился насчет ликвидации любых угроз нашим войскам. Можно ли ожидать того, что какая-либо военная техника – не террористов, а тех стран, которые могут проявлять враждебность к нам – будет реально уничтожена? Насколько вероятны такие ситуации в условиях интенсивных боевых действий?

– Очень трудно говорить о том, что еще не случилось. В условиях боевых действий все может быть, все может статься. Еще ведь далеко не конец сирийской кампании. Гипотетические ситуации могут быть самые неожиданные. Я думаю, это сказано в расчете на то, что если вдруг возникнет реальная опасность, чтобы меньше времени тратилось на принятие решений. Потому что в таких случаях много времени уходит на согласования: открывать огонь, не открывать, как именно открывать. Бывает, связь пропадает. То есть, инициатива принятия решения отдана низовым звеньям, у которых есть теперь, по сути, прямое указание президента на этот счет. Кроме того, слова Путина – это политическое заявление для всех зарубежных государств, чтобы остудить горячие головы.

– Если в целом подводить предварительные итоги сирийской кампании и давать какие-то прогнозы – насколько это все прошло успешно, и чего можно ждать дальше?

– Все сейчас находится в подвешенном состоянии. Крупных успехов сирийской армии, к сожалению, пока не наблюдается. Но я довольно оптимистично настроен по поводу происходящего. В целом все развивается по плану, риски просчитаны, кампания идет в соответствии с решениями, принятыми командованием. И есть основания полагать, что в ближайшее время, образно выражаясь, басурмане будут изрублены на пятаки и разгромлены под ноль.

– В своем выступлении Путин сделал акцент на предстоящих учениях «Кавказ-2016», сказал, что надо уделить большое внимание действиям в горной местности. Связано ли это с тем, что рядом с Кавказом находится Турция, или, скажем, с горными районами в Сирии и так далее? Или это просто будут рядовые учения?

– Я бы не привязывал эти слова к чему-то подобному. Просто если запланировано такое крупное мероприятие оперативной подготовки, он как-то должен на этом остановиться. Это во-первых. Во-вторых, опять же, готовить войска нужно абсолютно ко всем ситуациям. Там же будет проверяться не только боеспособность непосредственно в горах. На таких крупных учениях проводится проверка и органов управления, и боевой выучки войск во всех условиях, и возможности переброски. Поэтому я расцениваю это как обычные слова, не имеющие прямой связи с сирийской операцией или чем-то еще.

– И последний вопрос. И Путин, и Шойгу в последнее время постоянно напоминают, что у России есть ядерные силы, что они укрепляются, что наши ракеты могут иметь ядерное оснащение. Это некие политические намеки или рассматривается гипотетическая возможность использовать ядерное оружие малой мощности против террористов – по аналогии с проектами, которые, насколько я знаю, были в США перед вторжением в Афганистан и Ирак?

– Мне кажется, это исключительно политические сигналы. Потому что ядерное оружие было, есть и остается инструментом сдерживания. И применение даже «слабого» тактического ядерного оружия может привести к необратимым последствиям. А, главное, для борьбы с этими басурманами оно и не требуется. Там даже и высокоточное оружие, в общем-то, не так нужно, как этого следовало бы ожидать. Там и объектов таких почти нет, по которым нужно применять дорогостоящие ракеты. В свое время Джордж Буш-младший сказал, что мы, мол, не имеем права тратить ракеты стоимостью в несколько сот тысяч долларов на какую-то дырявую палатку моджахедов. А уж что касается тактического ядерного оружия, я вероятность его использования в этом конфликте оцениваю как нулевую. Это просто напоминание, что Россия является ядерной державой, в целях сдерживания возможного неприятеля от непродуманных шагов в нашу сторону.

Андрей Величко
Количество призывников с высшим образованием увеличилось вдвое
Закрыть