Лидер сирийской общины: Коалиция вокруг России остановит войну за полгода

Лидер сирийской общины: Коалиция вокруг России остановит войну за полгода

08.12.2015 20:20
1438

В Петербурге на митинг против политики Турции, организованном представителями армянской диаспоры, пришли члены многих национальных объединений. В том числе Ал-Джунди Ваддах, один из лидеров сирийской общины в России, директор Российско-Арабского Центра культурного и делового сотрудничества, сопредседатель Российско-Сирийского Общества, член президиума «Арабского Дома – Москва».

Корреспондент Федерального агентства новостей поговорил с господином Ваддахом и попросил его дать оценку текущей ситуации в Сирии.

Показуха Эрдогана кончилась

- Можно ли отделить народ Турции от представителей верхушки власти?

- Конечно. Народ Турции — это не одни турки или арабы, там проживают представители многих национальностей. Тем более, что в свое время Турция встала на путь светского ислама, политизации религии. Эрдоган же хорошо начинал. К нему не было вопросов, когда в стране повысился уровень благосостояния, началась активная торговля со всем миром. Он хотел дружить и торговать со всеми, но, в конце концов, стал якшаться с экстремистами.

Сейчас мы видим убийства лидеров оппозиции. Это говорит о возвращении в те времена, когда не было никакой демократии. Эрдоган понимает, что имперские чувства в народе можно пробудить методом сотрудничества и методом убийства. Он выбрал второй вариант, наверное, потому что у него уже закончились козыри, да и экономика уже не та.

К тому же Эрдоган не мог говорить с арабскими странами на одном языке. Его тоже использовали, чтобы показать арабам, что можно меняться через умеренный политический ислам. Но что получилось: развалили Ливию, развалили Ирак, и в эти страны пришли не мирные лидеры, а экстремисты.

- Почему Эрдоган работает с этими экстремистами?

- Потому что там деньги. Потому с самого начала у Анкары были совсем не благородные цели. Если точнее, цель была одна — господствовать в этом регионе любым методом, разрушив существующий баланс. Причем это не только цель Турции, это и цель Запада. Вчера самолеты били по Ираку без всяких разрешений. Ну и что, что правительство Ирака протестует? Все молчат. И ООН тоже. Представляете, если бы сейчас российские самолеты полетели бомбить Турцию? Весь мир встал бы на уши.

Но показуха, которую пытался устроить Эрдоган, с некоторых пор закончилась. Теперь очевидно, что он не может одновременно преследовать благородные цели и поддерживать нелегальные экстремистские организации. Такая тактика сильно вредит туркам, исламу и вообще любому исламскому проекту. Однако Эрдогану это на руку - он заработал много очков у экстремистов, радикалов и фанатиков.

Весь мир должен был знать, что Эрдоган наживается на проблеме беженцев, наживается на нефти. Он торгует политикой и именем ислама. И делал это все время. Он говорит: «Мы против Израиля», но на самом деле у него соглашение с Израилем. Потом говорит: «Мы против Запада». Но как он может быть против Запада, если у него с Западом торговые отношения и он находится под покровительством НАТО?

Он говорит: «Мы за мусульман, мы за арабов». О каких мусульманах идет речь, если он развалил несколько арабских стран? Он со своей партией поддерживал несколько организаций исламского толка. Например, «Свободную сирийскую армию» как светскую организацию, а она оказалась экстремистским формированием.

Боевики «Исламского государства» (ИГ, арабское название — ДАИШ, деятельность организации запрещена в России – ФАН) пользуются льготными дорогами, самой хорошей медициной именно в Турции. Эрдоган заткнул рот тем, кто говорит об этом. Но Турция все-таки живая страна, там еще крепки 70-летние традиции светского общества, умеренный ислам. Турки не хотят быть фанатиками, фундаменталистами, потому что Турция — это не Саудовская Аравия.

- Почему Турция не закрыла коридор для прохода вооружений?

-Это причина, по которой Эрдоган бомбит курдов. Правительство Турции говорит, что вокруг одни враги — Иран, Армения, Ирак, Сирия, Греция, Кипр. Только НАТО их поддерживает.

Не политика, а торговля принципами

- Заинтересована ли Турция в поддержке сирийской армии под предводительством Асада или использует сложившуюся ситуацию для достижения своих политических целей?

- Схема действия Эрдогана прозрачна: он торговался за свое положение на Западе, потом принял два миллиона беженцев из Сирии. А затем открыл им путь в Европу. Это было сделано намеренно, в итоге в Европу хлынул поток бандитов, торговцев оружием и наркотиками. Что в результате? На сирийский народ смотрят как на террористов, беженцев не любят. И тут на сцену выходит Эрдоган и говорит: «Ладно, дайте нам три миллиарда долларов, и мы закроем границу». Значит, дело опять в деньгах?

Турция покупает у игиловцев нефть за 6-9 долларов — это черная касса. Президент использует эти методы, чтобы давить на политических противников. Сначала он был с Асадом, потом с Катаром, потом с Катаром против Асада. Это не политика, а торговля своими принципами.

На Эрдогана навалилось: вскрылись фото со спутников, где под видом гумпомощи перевозилось оружие. Все увидели, что он защищал экстремистов. Появились документы, подтверждающие это. А он вынужден оправдываться перед НАТО и говорить, что не знал об этом.

Уверен, что грядут разборки между экстремистами, которым сейчас перекрывают кислород российские летчики. Думаю, будут разборки и в самой Турции. Мы уже услышали о взрывах и беспорядках там. Поэтому Эрдоган сейчас действует более агрессивно. Но за эту наглость он должен ответить.

- Можно ли провести параллели между турецко-армянским вопросом и турецко-сирийским?

- Конечно, у нас в Сирии жили десятки или сотни тысяч армян ещё при геноциде. Сирия была открыта для всех. Знаете, где упал российский самолет? Говорится, что это территория Турции, хотя это вообще-то сирийская территория. В 1929 или 1935 году одним росчерком пера эта земля перешла Турции. Но даже по карте видно, что этот «карман» не входит в ее территорию.

Исторически весь юг Турции — это курдская, армянская, ассирийская земля. Миллионы сирийцев мигрировали в Аргентину, Бразилию и другие страны, когда у нас правила османская власть.

Мусульманские элиты были вынуждены уехать в Латинскую Америку. Бывший президент Аргентины, например, выходец из Сирии. Жена нового президента — тоже. Вообще, Сирия, Ливан, Иордания, Палестина — это все была одна страна. Но её разделили французы и англичане, которые сейчас тоже вмешиваются в конфликт.

И сегодня мы боимся того, что они хотят устроить там курдское государство, которое не позволит ни Иран, ни Турция. Поэтому мы стоим перед новыми конфликтами. Экстремисты используют ту игру, которую создал Запад. Из-за этого даже туркмены, которые всю жизнь жили в Сирии, сейчас организовали вооруженные формирования. Такого никогда не было. Так мы бы могли жить и с турками без проблем.

Последние годы мы думали, что отношения с Турцией у нас развиваются, там возникает гражданское общество. Мы думали, что Эрдоган сможет многое сделать, а у него были несколько иные планы — лидерство. Но в этом районе есть и другие страны, которые хотят лидировать — Иран, например. Здесь происходит постоянное противостояние за расширение военного и политического влияния. По этой причине геноцид в памяти у сирийцев.

Наилучший вариант - стол переговоров

- Скажите, какой самый позитивный сценарий развития ситуации в Сирии вы видите?

- Первыми, кто вмешался в дела Сирии, были Турция, Саудовская Аравия, Катар. К сожалению, туда сейчас вмешались все. Мы хотим, чтобы вокруг России создалась коалиция. Что говорил Владимир Путин еще четыре года назад? Что мы не за Асада, не за другие силы, а за то, чтобы сирийцам дали выразить свое мнение.

Значит надо, чтобы другие страны не вмешивались. Дайте сирийцам полгода-год, чтобы решить свои проблемы. Я думаю проблема экстремизма и терроризма возникает из-за того, что ситуация сложилась именно так.

Мы в Петербурге создали общественный фонд, который будет обращаться к политикам с призывом, чтобы вокруг России создали коалицию, которая на самом деле хотела бы невмешательства.

- И тогда сирийский вопрос может решиться за полгода?

- Это произойдет, если дать работать гражданскому обществу. Не политикам, не военным и не экстремистам. Когда эти организации увидят, что туда не вмешиваются ни американцы, ни Турция, закрываются границы (самое главное, чтобы в Сирию не было притока вооруженных людей), тогда ситуация разрешится сама по себе, без войны. Но это станет проблемой для Анкары: куда деваться тем, кто приехал через Турцию?

Знаете, что сейчас происходит? Сирийская и российская армии давят эти формирования, и они вынуждены бежать или в Ирак, или в Турцию. Турция это тоже понимает, она не хочет, чтобы вооруженные люди приезжали в страну. Поэтому, думаю, будет масса проблем.

- Получается, что лучший вариант для Сирии — это стол переговоров?

- Именно так. Если бы не было вмешательства в сирийский конфликт, и самого конфликта бы тогда не было. Если бы не вооружили оппозицию, которая сначала даже не хотела брать оружие. Запад сыграл очень злую шутку, хотел сменить власть вооруженным методом, как в Ливии. И мы видим, что ни в Ираке, ни в Ливии, ни в Афганистане это не сработало. Цель — разрушить государственность и создать платформы для таких формирований как ИГИЛ, чтобы их использовать против России и любой страны, которая не одобряет политику НАТО.

- А какой тогда самый неблагоприятный сценарий развития событий?

- Если несколько стран будут противостоять координации. Скорей всего, и Эрдоган будет в их числе. Сейчас даже американцы говорят, что надо сесть за стол переговоров и не разрушать государство до конца. Но если активизируются небольшие страны в регионе, произойдет конфликт, в который будет втянуто несколько стран.

Конечно, Россия окажется одной из первых, кто вынужден будет вмешаться даже в военном смысле (уже не только самолетами), потому что это опасно не только для Сирии. Сирия — только платформа. Вынужден будет вмешаться и Иран, чтобы противостоять мелким странам региона.

В этом случае возникнет несколько неподвластных власти регионов. Тут и «Исламское государство», которое контролирует треть территории. Хотя я не думаю, что так случится. После действий российской авиации мы видим, что закрывается поток нефти, значит, закрывается финансирование, а вслед за этим и границы. ИГИЛ — это не сирийская Сирия, это приезжие иностранцы, экстремисты и наемники. А «сирийская» Сирия может договориться между собой, даже если взяла в руки оружие.

 

 

Диана Колобаева
Ученым удалось доказать, что кофе продлевает жизнь
Закрыть