Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Общество
Рогозин опубликовал песню, написанную им по дороге на «Байконур»
Сирия эксклюзив
Куртов: Конфликт между Турцией и Ираком – на совести американцев
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Куртов: Конфликт между Турцией и Ираком – на совести американцев

    15:13  7 Декабря 2015
    1081

    Ввод Турцией военного контингента на территорию автономного (но не независимого) Иракского Курдистана вызвал гнев правительства Ирака. При худшем сценарии между двумя странами даже возможны полноценные боевые действия. Федеральное агентство новостей выяснило, к чему приведет это очередное обострение ситуации на Ближнем Востоке.

    4 декабря Турция развернула группу своих вооруженных сил, состоящую из пехоты (по разным данным – от «нескольких десятков» до 150 человек), танков и артиллерии в районе лагеря курдского ополчения «Пешмерга» в провинции Найнава. Как утверждают сами турки, это было сделано с целью тренировки курдских бойцов в их противоборстве с террористами ДАИШ (также известны как «Исламское государство*», или ИГ*, организация запрещена в РФ – прим. ФАН). В частности, под контролем последних находится один из крупнейших городов Ирака Мосул, расположенный неподалеку.

    Бесцеремонные действия Турции вызвали жесткую реакцию властей Ирака, которые выдвинули вчера ультиматум: если турецкие военные не покидают территорию Курдистана в течение двух суток, иракское руководство оставляет за собой право на любые меры. Помимо прочего, Ирак пригрозил обратиться в Совет Безопасности ООН, а также за военной помощью к России. Москва на это пока не отреагировала, хотя глава комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков написал в Twitter, что «Багдад имеет право на защиту своих границ», и по истечении 48 часов «Эрдоган может пенять на себя».

    Сегодня стало известно, что турки частично пошли на попятную, приостановив переброску войск и пообещав не размещать их на постоянной основе «до тех пор, пока не будут урегулированы чувствительные вопросы». Об этом говорится в письме премьер-министра страны Ахмета Давутоглу к его иракскому коллеге Хайдеру аль-Абади.

    За комментарием по поводу развития данной ситуации ФАН обратилось к Аждару Куртову, главному редактору журнала Российского института стратегических исследований (РИСИ) «Проблемы национальной стратегии».

    – Аждар Аширович, зачем Турция ввела войска в Иракский Курдистан, и почему на это Ирак так резко, в ультимативной форме отреагировал?

    – Турецкое руководство демонстрирует своему народу, фигурально выражаясь, несгибаемую волю. Это происходит в условиях той критики и тех аргументированных действий со стороны России и некоторых других государств, уличающих президента Реджепа Эрдогана не просто в непоследовательности, а еще и в том, что его политика может быть расценена как преступная. Это связано, в первую очередь, с контрабандой нефти, поставляемой сирийскими боевиками, доходы от которой могут быть привлечены для укрепления режима Эрдогана. В этих условиях, повторюсь, турецкому руководству нужен какой-то сильный ход, чтобы отвлечь внимание населения и продемонстрировать свою решимость в отстаивании своих интересов.

    Ввод своих войск на территорию другой суверенной страны – прежде всего, Сирии и Ирака – Турция осуществляла за последние три десятка лет неоднократно. Были полноценные военные экспедиции, были вторжения самолетов, которые бомбардировали позиции курдских отрядов, были отдельные рейды наземных частей. В данном случае ввод этого контингента примечателен тем, что, по версии Эрдогана, он связан не с фактом агрессии и не с боевыми действиями как таковыми, а как раз наоборот. Эрдоган объясняет это тем, что Турция проводит обучение личного состава курдского ополчения (так называемая «Пешмерга»).

    Но мы должны принять во внимание несколько обстоятельств. Во-первых, не существует независимого государства Иракский Курдистан – это часть Ирака. Поэтому для подобного рода действий, чем бы они ни оправдывались, необходимо было заручиться согласием официального Багдада. Этого сделано не было, и отсюда такая резкая реакция руководства Республики Ирак. Оно и понятно: если закрывать глаза на подобного рода акции, то они будут стимулировать сепаратизм среди иракских курдов. Они и так уже – даже в таких чувствительных сферах, как внешняя политика, – действуют самостоятельно, без оглядки на Багдад.

    Во-вторых, Турция уже нечто подобное проделывала в отношении Северного Кипра, когда тоже под предлогом помощи тамошнему населению был высажен крупный турецкий десант, и была объявлена независимость Турецкой Республики Северного Кипра, никем, кроме самих турок, не признанная, но существующая де-факто до сих пор. Схожие формулировки мы слышим и тогда, когда идет речь, например, о сирийских туркоманах (родственный туркам и среднеазиатским туркменам народ в Сирии и Ираке – прим. ФАН). Там тоже Турция поставляет вооружения, оказывает финансовую помощь, посылает якобы гуманитарные конвои и объявляет о намерении создать зону на границе с районом компактного проживания туркоманов для дальнейшего ввода туда турецких войск. В Ираке такого сценария, естественно, не хотят.

    – Но ведь турки-киприоты или туркоманы все-таки родственны туркам, а здесь речь идет о курдах. Не боится ли Турция, что ее действия приведут к стимулированию курдского сепаратизма на ее собственной территории или в соседних районах Сирии?

    – Дело в том, что вне зависимости от того, предпринимает Турция такие действия или нет, иракские курды уже и так близки к объявлению собственной независимости. Они сумели создать достаточно боеспособную армию. Они сумели привлечь крупный иностранный бизнес. Они настаивают на том, чтобы налоги от доходов за нефть – а это очень богатый нефтеносный район, район Киркука, – оставались в самом Курдистане, шли на его развитие. То есть, большинство шагов в сторону независимости уже сделано. И, наверно, в Анкаре решили, что в такой ситуации лучше уж вскочить на подножку уходящего поезда и закрепить там свое влияние, чем это сделает кто-то другой.

    – Понятно. И тут еще появилась информация, что Ирак может в связи с этим обратиться за военной помощью к России. Как может наша страна отреагировать на эту ситуацию?

    – Я думаю, что российское руководство вряд ли будет как-то открыто вмешиваться. Во-первых, ситуацию противопоставления Ирака и Иракского Курдистана создали не мы, а американцы. Американцы имеют влияние как на ту, так и на другую сторону. И члены иракского правительства во многом являются ставленниками американцев, и иракские курды получили помощь тогда, когда США вторглись в марте 2003 года в Ирак с целью ликвидировать режим Саддама Хусейна. Когда существуют такие отлаженные каналы влияния, России нужно прикладывать сверхусилия, чтобы перетянуть кого-то на свою сторону. Стоит ли это делать в условиях ограниченности ресурсов и большого количества проблем первостепенной важности, стоящих перед Москвой? Я не думаю.

    * Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Андрей Величко
    Загрузка...
    Triangle Created with Sketch.
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях