Приставы помешали правозащитникам поведать СМИ о «законе садистов»

Приставы помешали правозащитникам поведать СМИ о «законе садистов»

02.12.2015 18:27
345

 

Судебные приставы в Петербурге без приглашения явились на пресс-конференцию правозащитников, посвященную новому закону, который призван регулировать применение силы в местах лишения свободы. Правозащитники, сами уличенные приставами в нарушении закона, так и не смогли вызвать у своих слушателей достойного впечатления об «ужасах» будущего «закона садистов», как они его называют. Эксперт Федерального агентства новостей в свою очередь объяснил, что нездоровый ажиотаж вокруг этого закона спровоцирован прежде всего внешними факторами, а приводимые правозащитниками примеры зачастую представляют собой передергивание фактов.

«Легализация избиений заключенных»

В начале декабря в Госдуме пройдет второе чтение законопроекта «О внесении изменений в Закон РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» и ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Скандальную известность законопроект получил вследствие того, что он призван узаконить применение к заключенным физической силы и спецсредств: газовых баллончиков, электрошокеров, водометов, служебных собак и прочего. Причем, по закону будет регламентировано применение всего этого не только для пресечения преступлений, но и за нарушение правил внутреннего распорядка.

Правозащитники, которые прозвали нововведение «законом садистов», отмечают, что якобы в предчувствии этого закона в последнее время участились случаи зверств силовиков в местах лишения свободы.

Председатель Общественного совета при УФСИН Москвы Елена Зеленова, которая уже 20 лет посвятила работе с заключенными, в свою очередь в этом законе не видит «ничего плохого». По ее мнению, новый документ, напротив, призван устранить факты незаконного применения в учреждениях уголовно-исполнительной системы физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия.

Зеленова назвала «ерундой» заявления правозащитников о том, что, по новому закону, заключенных якобы будет разрешено бить за незастегнутые пуговицы.

«Когда ко мне приходят с жалобами, и мы начинаем разбираться, почему осужденный находится в ПКТ (помещение камерного типа) или в ШИЗО (штрафной изолятор), за какие нарушения, — ни разу не звучит, что человек вот там не застегнул пуговицу», — говорит Зеленова.

Такие нарушения правил распорядка, как незастегнутый воротник или курение в неположенном месте, рассказала Зеленова, сейчас пресекаются на уровне административных служб учреждений. По ее словам, их задача — один-два раза предупредить, потом еще раз разъяснить. Как нарушение же это может быть записано, только когда осужденный никак не понимает и поступает вопреки установленному в учреждении порядку. «Но ни в коем случае я не слышала от осужденных, чтобы применялись какие-то спецсредства только потому, что не застегнул пуговицу. Понимаете, это бред! <…> Я вступала порой в конфликты, в дискуссии с правозащитниками, которые мне начинают говорить: «А вот нам сказали», или «А вот 15 лет назад» когда-то, кто-то чего-то… »,  — вспоминает Зеленова.

Нездоровый ажиотаж вокруг данного законопроекта, по ее мнению, привнесен извне и имеет «не сколько внутренне содержание, сколько внешнее». «А цель одна – развалить, расшатать всю систему изнутри, сделать вызов», — отмечает она.

«Понимаете, я не видела, чтобы правозащитные организации защищали интересы малообеспеченного гражданина, например, у которого проблемы со здоровьем. Чаще всего идет защита интересов очень состоятельных осужденных», — сказала Зеленова.

Нежданные гости

На пресс-конференции, состоявшейся вечером во вторник, 1 декабря, родственники осужденных, отбывающих наказание в петербургской Исправительной колонии №6, рассказали представителям нескольких городских телеканалов и других СМИ о нарушениях, которые, по их сведениям, происходят в этом исправительном учреждении — таких как вымогательства со стороны сокамерников или незаконное помещение осужденных в одиночные камеры. Правозащитники утверждают, что все эти нарушения замачиваются администрацией ИК-6.

Почти сразу после начала пресс-конференции в зал вошли трое граждан в штатском и представились сотрудниками городского управления службы судебных приставов. Вошедших интересовал восседавший в президиуме заместитель председателя общественной наблюдательной комиссии по контролю за правами заключенных Леонид Агафонов. Выяснилось, что Агафонов является должником. В соседнем помещении ему под роспись вручили постановление о взыскании задолженности.

В ответ на официальный запрос ФАН в петербургском управлении ФССП сообщили, что в их ведомстве находятся исполнительные производства о взыскании с Агафонова задолженностей перед Пенсионным фондом России и Федеральной налоговой службой.

«После возбуждения производств Агафонов Л.В. не получает корреспонденции по адресу регистрации, а также не является на прием к приставу-исполнителю. В ходе отработки материалов было установлено, что на указанном мероприятии также будут присутствовать еще два должника по исполнительным производствам. Было принято решение о выходе в адрес. На месте с должников были взяты объяснения, а также вручены постановления о возбуждении исполнительных производств», — говорится в сообщении ведомства.

После пресс-конференции Агафонов рассказал корреспонденту ФАН, что претензии приставов связаны с налогами и сборами за его автомобиль, переданным им кому-то по доверенности. Приход приставов для него стал неожиданностью.

«Почему они пришли именно сегодня? Потому что система ФСИН и судебные приставы относятся к Министерству юстиции. То есть, они хотели показать журналистам: кому вы доверяете? вот этим людям, которые обличают нашу систему, которые сами не выполняют какие-то законы?»  — сказал Агафонов.

Подбивали на жалобы

Кроме того, довольно забавно было наблюдать, как правозащитники расспрашивали молодого мужчину по имени Максим, который, по собственному утверждению, периодически приезжает в ИК-6 со своим спортивным клубом «Александр Невский». Мужчину на пресс-конференции также вызвали в президиум, где он рассказал, что его клуб примерно раз в неделю приезжает в ИК-6 проводить соревнования по «силовому экстриму», теннису, футболу, баскетболу, чтобы «привнести спорт и здоровый образ жизни в ИК-6».

По признанию молодого человека, он стал приезжать в колонию по приглашению своего товарища, студента Духовной семинарии, проводившего в ИК-6 беседы с заключенными. Правозащитники допытывались у молодого человека, имеют ли заключенные физический доступ к храму на территории ИК-6 или к спортивным площадкам? На это гость ответил утвердительно, что всё это доступно. «К нам приходят из разных отрядов… никакого запрещения нет», — ответил он.

На вопрос, почему из тысячи двухсот заключенных заниматься спортом приходят только 10-20 человек, молодой человек ответил, что большинству нравится «спать и ничего не делать».

Уже на улице корреспондент ФАН спросил у спортсмена, почувствовал ли он, что правозащитники своими вопросами клонили к тому, чтобы он сказал, что заключенных никуда не выпускают. «Я не понял, для чего он это спрашивал, так подталкивал меня… Я вообще не понял, если честно, ситуацию. Они просто хотят сказать, что там всё плохо, что их там закрывают, бьют. Да они сами не хотят просто на самом деле, я думаю. У них такой образ жизни, что они не стремятся какими-то нормальными вещами заниматься, а сами ходят, как зомби», — сказал молодой человек.

Кирилл Чулков
Почти 2 млн человек стали участниками марша за права женщин в США
Закрыть