Поиск
Лента новостей
Закрыть
Происшествия
Движение по Рижскому проспекту в Пскове затруднено из-за ДТП
Россия
Заур Смирнов: Блокада Крыма – не против Аксенова или России, а против народа
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Заур Смирнов: Блокада Крыма – не против Аксенова или России, а против народа

    10:59  1 Декабря 2015  /обновлено: 18:00  01 Декабря 2015
    950

    Фотография с крымско-татарским флагом, который диверсанты повязали на подорванные опоры ЛЭП в Херсонской области, облетела мировые СМИ и глубоко задела татар в самом Крыму. Если у кого-то еще и были иллюзии по поводу адекватности идеологов и руководителей крымской «блокады» Мустафы Джемилева и Ленура Ислямова, то их отключило вместе с электроэнергией. Корреспондент Федерального агентства новостей пообщалась с председателем Государственного комитета по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Республики Крым Зауром Смирновым о том, как общая беда повлияла на отношения между татарским и русским населением в Крыму, и о том, чем блокада полуострова похожа на блокаду Ленинграда.

    Заур Русланович, расскажите о реакции татар на использование их флага в этой диверсии против них самих же. Людям обидно?

    – Это кощунство, но это метод той идеологической борьбы, который применялся и раньше в Крыму: любое мало-мальски протестное движение должно было сопровождаться мощными символами, которые бы связывали его с крымскими татарами. Как мы видели на «блокаде»: там пять-семь человек показывают свои лица, из них двое-трое в татарских каракулевых шапках – явно татары. Остальные – неизвестно кто в балаклавах. При этом чтобы привязать диверсию ко всему народу, подорванный столб обвязывается крымско-татарским флагом. Картинка обошла все СМИ именно с этой целью, и западная и прозападная пресса поддержала придание этому преступлению национального характера. Таким методом действовал Джемилев всегда, и тот же опыт теперь перенял Ленур Ислямов и его сообщники. Люди в Крыму, к которым мы приезжаем в обесточенные этими преступниками поселки, многое нам высказывают.

    Какое отношение у татар к своим бывшим лидерам?

    – Люди агрессивны, взывают к властям и просят принять жесткие меры. Говорят: «Наказать, судить их надо, это террористы, это издевательство над нами». Особенно это касается тех людей, кто помимо тех неудобств, что испытывают сейчас все, переживает и личные сложности: у кого родственники в больнице, у кого тяжелобольные в семьях. Люди в таких ситуациях, конечно, особенно негодуют и требуют возмездия. Поэтому сказать, что все спокойно в эмоциональном плане, нельзя. Недавно у нас были старики из совета старейшин крымских татар, сказали: «Заур Русланович, идите к Аксенову, скажите, чтобы посчитали весь ущерб, который понесла республика, и пусть его повесят на них. Они ж миллионеры, так пусть опишут их имущество, раздадут тем, кто понес потери». Даже те, кто был более-менее лояльно настроен к этим так называемым «борцам за справедливость», сегодня кардинально изменили свое мнение, все их иллюзии развеялись. Была попытка оставить Крым без еды, без воды, сейчас без света. И люди говорят, что если бы была возможность оставить нас без кислорода, они бы и это сделали. В общем, есть запрос в обществе наказать их. Фигуранты, которые там позировали на телекамеры в районе подрыва, будут обязательно идентифицированы, всем им будут присвоены имена, фамилии, будут установлены все личные данные, и все будут проходить по уголовному делу. Сегодня они пытаются оправдаться, найти какие-то формулы для объяснения людям того, что произошло: мол, военные базы не хотели снабжать светом, а простых людей трогать не планировали. У них явный испуг, ведь ответственность за преступление возрастает, причем по статье терроризм, которая сегодня не будет приветствоваться ни в одной стране мира. Поэтому организаторов, которые пылко рассказывали всему миру о том, что они без света оставили Крым и радовались, ждет не лучшее будущее. Я думаю, что позиция народа будет очень жесткой, и люди призовут к ответу тех, кто использовал крымско-татарский флаг на месте преступления. У одного из организаторов, Ленура Ислямова, явный шизофренический диагноз: он просит Украину открывать лагеря в Херсонщине для подготовки боевых отрядов, которые якобы должны первыми войти в Крым, взять штурмом Джанкой. У человека фантазия так бурно развивается, что ему уже не только терроризм можно вменить, но и посягательство на территориальную целостность России. Это явный преступник, которому место за решеткой. Я думаю, там он и окажется. Дай Бог, чтобы его там никто в качестве сакральной жертвы не использовал на самой Украине, как это часто там бывает. Дай Бог ему здоровья, чтобы он попал на скамью подсудимых, как гражданин РФ, экстремист, террорист и посягатель на жизнь людей.

    Вы знаете его лично? Что это за человек?

    – Человек очень многоликий, у которого отсутствуют своя четкая позиция, принципы и мораль. Он еще год назад заявлял о том, что непростительно будет крымским татарам не воспользоваться шансом жить в могучей великой России, в которой можно возродить крымско-татарский народ. И он много раз критиковал деятельность Джемилева, говорил, что тот уже старый человек, изживший себя, называл его маразматиком. Всегда очень жестко критиковал ситуацию на Майдане и всех участников. Но тут в один миг вдруг поменялся и стал другим. Это значит, что он и тогда не был откровенен, и сейчас не откровенен. У него в глазах только образ купюр с изображением американских президентов, и ради этого он готов на все. Он продавал российскую идею в Крыму, теперь он продает крымско-татарскую идею. Этим продолжает заниматься и его телеканал АТР. Вся его команда, которая этим занималась, как я считаю, профессиональные политические шулеры. Те, кто остался в Крыму из команды Ленура Ислямова, сегодня делают активные попытки найти с нами общий язык, ищут встреч с властью, приходят, просят понять их, объясняют, что не могли поступить иначе... Сегодня они с чувством некоторой вины хотят показать, что готовы служить республике и не хотели бы, чтобы их воспринимали через АТР и Ислямова, что они личности, способные созидать что-то достойное. Я хочу им верить, да и глава республики Сергей Аксенов всегда призывает дать шанс человеку. Я думаю, что мы будем вместе с ними строить республику.

    Участие бывших лидеров крымских татар обострило отношения между татарами и русскими в Крыму, или общая беда все же перевесила и объединила людей?

    – Обострение наблюдалось, когда люди, дойдя до отчаяния, в критической ситуации искали виноватых и пытались возложить вину, но не персонально на кого-то из крымчан, а в стиле: «Ваши подорвали опоры ЛЭП, разберитесь со своими лидерами!». Но это явное непонимание ситуации: что могут такие же простые татары сделать с этими сумасшедшими, которые находятся в Херсоне? Были единичные случаи обострения отношений, но мы оперативно вмешивались, встречались с людьми, объясняли. Сейчас такого не наблюдаем, думаю, нам обострение не угрожает.

    В целом, организаторы блокады получили обратный эффект: уровень ненависти к ним настолько зашкаливает, что это ровно противоположно тому, на что они надеялись. Люди с каждым днем понимают, против кого это делалось: не против России, не против Аксенова, а против них. Это делалось с целью навредить простым гражданам, отомстить им за непослушание, которое они проявили в марте 2014 года. Это была основная задача блокады – месть за март 2014 года. Сегодня время не то, что было 70 лет назад во время блокады Ленинграда, которую не дай Бог никому пройти заново. Многие события остаются прежними по названию, но меняются по содержанию, потому что мы живем в более динамичное время, наполненное новыми техническими, коммуникативными и другими возможностями. Поэтому сейчас сложно устроить такую блокаду, какая была в Ленинграде. Однако, слово «блокада» однозначно несет в себе смерть, и понятно, чего добиваются люди, называя так свои действия. Ведь те, кто подрывали опоры ЛЭП, не назвали этот поступок чем-то иным. Они выбрали именно слово «блокада», и у любого российского человека ассоциации с этим совершенно определенные. Мы слышим слово «блокада», и перед глазами картины военного Ленинграда, сотни тысяч смертей, «Дорога жизни»... Поэтому эти нелюди, которые выбрали такой термин для определения своих действий, – это для нас фашисты, которые пытались навредить людям, принести нам смерть, болезни, голод, холод. Была попытка устроить коллапс в Крыму, поскольку делался расчет на зимний период, холода. Должны были разморозиться все системы отопления, выйти из строя котельные, должны были начать замерзать люди в домах. По масштабам диверсионная акция беспрецедентная, и ее организаторы заслуживают самого жесткого наказания.

    Как вы оцениваете готовность Крыма к произошедшему коллапсу?

    – Мы не можем говорить, что на сто процентов были все готовы, что отключили линию электропередач, и тут же по резервным каналам пошла электроэнергия, и у всех в домах зажглись огни. Этого не могло быть, поскольку изначально система электроснабжения в Крыму еще в советский период строилась в расчете на энергопотребление Украины. Естественно, чуда не произошло. Естественно, тех ресурсов, которыми Крым обладал, было достаточно только для обеспечения электроэнергией социально значимых объектов, что и было сделано. Если говорить об автономных источниках электроснабжения, таких как генераторы, то для того, чтобы подключить их, потребовались время, подготовка, специалисты. Руководство страны, министры, спасатели, все признали, что это беспрецедентная ситуация в мировой практике. Думаю, что люди, которые занимаются сейчас налаживанием электроснабжения днем и ночью, совершают подвиг. Я считаю, мы с честью и достоинством выходим из ситуации, и тот опыт, который сейчас приобретет Крым в части развертывания режима ЧС и жизни в этом режиме, может пригодиться и другим в такой ситуации.

    Энергетическая блокада, вслед за продуктовой и перекрытием канала, была ожидаемой. Чего еще можно опасаться Крыму, что предвидеть на шаг вперед?

    – Пока эти люди имеют прямое отношение к украинской власти, а точнее, к ее отсутствию – к безвластию на Украине – ожидать можно все, что угодно. Даже трудно представить те преступления, на которые они способны. Мне кажется, в этих условиях Крыму нужно максимально изолироваться от Украины, насколько это возможно. Мы не исключаем ни попытки переброса диверсантов, ни диверсий, связанных с водоснабжением (у нас есть смежные с Украиной водоемы). Есть вероятность любых акций и провокаций с их стороны.

    Какое настроение у крымчан? Как вы его сейчас ощущаете, в такое сложное и темное в прямом смысле время?

    – У крымчан есть спокойствие, потому что они видят, что находятся в великой стране, видят, что их президент, несмотря на сложнейшую ситуацию вокруг России, однозначно показывает всему миру: Крым – приоритет в российском сознании. Будет сломлен Крым – будет сломлена Россия. Потому люди верят в то, что Россия не будет сломлена, и Крым станет регионом, которому сложно будет в дальнейшем угрожать какими-то блокадами. Мы переживали, насколько хватит патриотизма после нашей весны, надолго ли это настроение продлится. Нам пытались рассказать, что это была эйфория, а потом она схлынет, и все увидят, какая жизнь, все поймут… Но вот смотрите: нам еще хуже сделали, мы сидим без света, но при этом работа не стоит, все движется. Люди верят в нас, во власть Крыма, а мы верим в людей Крыма.

    Автор: Евгения Авраменко
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    Закрыть