Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Политика
«Челночная дипломатия» Олланда: зачем президент Франции приезжал в Москву

«Челночная дипломатия» Олланда: зачем президент Франции приезжал в Москву

15:51  27 Ноября 2015
997

Президент Франции Франсуа Олланд в четверг 26 ноября прибыл в Москву для переговоров со своим коллегой Владимиром Путиным. В понедельник он встречался в Париже с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном, во вторник был в Вашингтоне у президента США Барака Обамы, в среду – опять в Париже – принимал «бундесканцелярин» Ангелу Меркель, а из российской столицы отправится в Пекин, где состоится его встреча с председателем КНР Си Цзиньпином.

Честно говоря, в новейшей истории трудно припомнить аналогичный блиц-марафон первого лица великой державы. Что заставило французского президента метаться по странам и совершать переезды на многие тысячи километров, через океаны и континенты?

К чему такая спешка?

Теракты во Франции 14 ноября? Но сама по себе массовая гибель людей не может вызвать такую реакцию со стороны одного из ведущих политиков современного мира – даже если счёт будет идти не на сотни, как было в театре Bataclan, а на тысячи и даже десятки тысяч человек. То есть, в случае французских терактов речь идёт не просто о теракте, а о политике. Причем не просто о политике, а об очень большой – даже глобальной – политике. Которая Олланда (лично, в качестве президента Франции и/или представляющего чьи-то еще интересы?) не устраивает настолько сильно, что он вынужден был начать свой дипломатический блиц-марафон, чем-то напоминающий знаменитую «челночную дипломатию» Генри Киссинджера времён оформления американо-китайского договора в конце 60-х–начале 70-х годов прошлого века.

Заявленная «повестка дня» визитов Олланда – создание единой «широкой» антитеррористической коалиции великих держав. Но, согласитесь, в решении подобного рода вопросов никакой срочности нет и быть не может. И даже не потому, что они принципиально не решаемы за неделю, а потому, что сам по себе военно-политический потенциал – хоть «Исламского государства*» (деятельность организации запрещена в РФ Верховным судом – прим. ФАН), хоть всех остальных террористических структур вместе взятых – не представляет собой ни глобальной, ни срочной угрозы для судеб мира в целом и для судеб таких крупных суверенных государств, как Франция, Великобритания, США, Германия, Россия или Китай. 

Скорее, нынешнюю запредельную политическую активность президента Франции можно объяснить только попыткой предотвратить какой-то сценарий развития событий, безусловно, катастрофичный для его страны. Само собой, речь может идти и идёт не только об угрозе масштабной войны, скажем, между НАТО и Россией – хотя данный сценарий на фоне того, что российский бомбардировщик Су-24М2 был сбит турецкими ВВС как раз в день встречи Олланда с Обамой в Вашингтоне, уже не выглядит абсолютно невероятным.

Спрашивается, неужели другие мировые лидеры не видят этой гипотетической угрозы, если таковая действительно существует, не знают о ней или не придают ей значения? Или же в ходе расследования французских терактов была получена некая неожиданная информация, которую Олланд решил «провентилировать» в ходе личных встреч «на высшем уровне»? И сделать это ему понадобилось сверхсрочно, чтобы успеть хоть как-то согласовать позиции великих держав относительно этой информации до Климатической конференции ООН, которая должна открыться в Париже 30 ноября и куда съедутся все его нынешние контрагенты?

Во всяком случае, не в «антитеррористической коалиции» тут дело, или же под терминами «терроризм» и «террористы» в данном случае подразумевается нечто совершенно иное, нежели вооруженные бородачи с Кораном или чем угодно еще в голове.

«Титаник» плывет

Как хотите, но если результатом нынешнего визита Олланда в Москву стало, согласно заявлению французского президента, решение о том, что по «оппозиционным группировкам» в Сирии, которые сражаются против террористов, не будут наноситься удары (российские, американские и какие-либо еще), то это несерьёзно. Прежде всего – из-за того, что неясно, кто, кем и по каким критериям будет отделять «козлищ от агнцев», «террористов» от «оппозиционеров». Это будет происходить «по ситуации»? Но тогда разногласия между участниками «коалиции» неизбежны, и практический результат достигнутых договоренностей равен нулю. Или всё уже определено и согласовано, и Олланд приехал в Москву со списком тех западных «активов», которые должны получить иммунитет от российских ударов? Тогда, как говорилось в известной советской кинокомедии, «огласите весь список, пожалуйста!»

Судя по совместной пресс-конференции Путина и Олланда, данный вопрос либо вообще не обсуждался, либо стороны не пришли к какой-либо определенности. Если российский президент назвал «здоровой частью оппозиции» в Сирии те структуры, которые готовы сражаться на стороне сил Башара Асада и союзников официального Дамаска, то его французский коллега озвучил совершенно иную точку зрения: «Мы должны поддерживать те группы, которые на местах могут позволить себе отыграть ситуацию, вернуть территорию назад». Иными словами, только смени черное знамя ИГ* на зелёное «Аль-Каиды», «отыграй назад» – и ты прощён? Интересно, не правда ли?

Возможно, определенный свет на эту «область загадок» могут пролить следующие слова российского президента: «Те, кто применяет в отношении террористов двойные стандарты, использует их для достижения своих политических целей, ведёт с ними преступный бизнес, – играют с огнём». Разумеется, эти слова напрямую касаются Турции, но вряд ли только Турции. Путин озвучил претензии относительно причастности США к атаке турецких истребителей на российский самолёт: «Мы заранее проинформировали наших американских партнеров о том, где, когда, на каких эшелонах будут работать наши летчики. Американская сторона, которая возглавляет коалицию, куда входит и Турция, знала о месте и времени пребывания наших самолетов. И именно там и в это время мы получили удар. Спрашивается: мы зачем эту информацию передавали американцам? Или они не контролируют, что делают их союзники, или эту информацию раздают направо и налево, не понимая, какие будут последствия… Мы исходим из того, что это не будет повторяться. Или нам такое взаимодействие ни с кем, ни с какой коалицией, ни с какой страной не нужно».

Конечно, будет ли «широкая антитеррористическая коалиция» просто межгосударственной, или же она станет формироваться под эгидой ООН, будет или нет участвовать Башар Асад в «переходном правительстве» Сирии после уничтожения «Исламского государства» и других террористических структур на территории этой страны, будет ли «эскалация конфликта» России с Турцией или нет, – всё это вопросы, безусловно, актуальные и важные. Но, подчеркну, нынешний сеанс «челночной дипломатии» в исполнении Франсуа Олланда начался еще до сбитого российского самолета, закончится не в Москве, а в Пекине, и связан совсем с другими проблемами, намного более глобальными и важными. «Международный терроризм» – всего лишь «верхушка айсберга» этих проблем. Не разрушив весь этот «айсберг», человеческая цивилизация неминуемо столкнется с ним и пойдет ко дну, как «Титаник».

* Организация запрещена на территории РФ.

Владимир Винников
Должна ли Россия помогать правительству Башара Асада?
Проголосовать
Все опросы
Закрыть