Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Александр Васильев: Турция может заявить о своих претензиях на Крым

Александр Васильев: Турция может заявить о своих претензиях на Крым

20:27  25 Ноября 2015  /обновлено: 20:59  25 Ноября 2015
1970

Россия и Турция до сих пор не урегулировали ряд территориальных споров. Обострение отношений – хороший повод вспомнить взаимные территориальные претензии.

Все современные территориальные отношения России и Турции строятся на двух базовых документах – Московском договоре о дружбе и братстве 1921 года и Карсском договоре. Однако даже ленинское правительство рассматривало эти документы как временные, а сразу после Второй мировой войны Сталин намерен был радикально пересмотреть их действие. Если бы это произошло, Турция лишилась бы какого-нибудь острова на Мраморном море, где сейчас располагалась бы наша база ВМФ, а также права самостоятельно проводить суда через проливы (так называемая Конвенция Монтрё, восстановившая суверенитет Турции над проливами из Черного моря в Средиземное), а также нескольких областей и городов. Среди них - Ардаханская и Карсская области. Турция так испугалась этой перспективы, что вступила в НАТО. Сейчас Советского союза нет, но робкие претензии, прежде всего Армении и Грузии, на эти области остались.     

Федеральное агентство новостей обсудило со старшим научным сотрудником Института Востоковедения РАН, преподавателем российско-турецкого учебно-научного центра РГГУ Александром Васильевым, почему СССР не смог пересмотреть договоры и может ли современная Россия их разорвать. 

- Забыла ли Россия, как правопреемница СССР, территориальные претензии к Турции?

- Территориальные отношения и территориальные вопросы неоднократно становились на повестку дня в советско-турецких отношениях. Владимир Ильич Ленин и РСФСР на какой-то момент решил территориальную проблему, установил более-менее прочную границу между Россией и Турцией, которая существовала вплоть до распада СССР. В руководстве красной России было мнение, что эта граница временная, условная, пока идет борьба с интервенцией. В 1944-45 годах Сталин хотел пересмотреть эту границу. Требовал пересмотра режима проливов взамен конвенции Монтрё. Это привело к тому, что Турция вступила в блок НАТО. И в 1953 году СССР, уже после смерти Сталина, отказался от территориальных претензий, осознав дипломатическую ошибку.

- Означает ли это, что Россия уже не может вернуться к вопросу о территориальных претензиях к Турции? 

- Сейчас территориальный спор между бывшей Российской империей, СССР и Турцией может всплыть относительно конвенции Монтрё. Уже давно турецкая сторона так или иначе хочет пересмотреть правила проводки нефтеналивных танкеров через проливы, мотивируя это угрозой, исходящей от этих судов для экологии. Конвенция Монтрё никаких ограничений на нефтеналивные суда не накладывает. Может возникнуть вопрос о территориальной принадлежности Ардаханской и Карсской областей. Но это очень сложный вопрос. Он ставит на повестку дня не только изменение советско-турецких договоренностей, но и определенное вовлечение в конфликт Грузии и Армении. Насколько руководство этих стран желает этого - вопрос открытый. Сейчас наиболее основной и важный территориальный вопрос – это пересмотр режима проливов. 

-  Что хотел получить от Турции СССР?  

- России невыгодно пересматривать вопрос режима проливов. Текущий режим позволяет беспрепятственно снабжать нашу группировку в Сирии. Но, в случае осложнений с Турцией военного или политического характера, всегда  нужно предусматривать какой-то обходной маршрут для снабжения наших войск. Территориальные претензии СССР к Турции реанимировать навряд ли возможно. Сталин захотел пересмотра режима проливов, предложил Турции выделить России остров в Мраморном море для создания военно-морской базы. В 1944-45 годах это было бы возможно, учитывая несопоставимые потенциалы и мощь СССР и Турции. Тогда же начал будироваться вопрос о возвращении Карсской области, а советской Грузии нескольких городов. Эта тема разрабатывалась не только дипломатами и политиками, но и Академия наук изучала этот вопрос с различных точек зрения – исторической, экономической, этнографической… Была комплексная подготовка к возможному возвращению советской власти этих территорий. Но этого не произошло. Турция была очень напугана такими территориальными требованиями. Турция пропускала сквозь свои проливы немецкие военные суда в Черное море. И конечно, Сталин хотел пересмотра конвенции Монтрё и усиления влияния СССР, чтобы в будущем ничего подобного не могло бы повториться.

- Эти претензии имеют право на существование в 21 веке?

- С распадом Советского союза и образованием новых государств – Армении и Грузии – эти вопросы отодвинулись на второй план. Но и для армянских научных, политических и экспертных кругов, и для Грузии, в меньшей, конечно, степени, эти вопросы сохраняют свою актуальность. На этих территориях до сих пор осталось большое количество монастырей, церквей, храмов, других объектов культурного характера, которые связывают народы Грузии и Армении с этими территориями. 

- Возможны ли территориальные претензии у Турции к современной России?

- В Турции довольно много пытались говорить о пересмотре мирного договора 1774 года и трактата о присоединении Крыма к России. Но эти договоры сейчас являются памятниками истории. Московский договор 1921 года отменял действие всех предыдущих договоров царского правительства с Османской империей. Открытых претензий к России навряд ли можно ожидать. Но если что-то и будет, то это вопрос о принадлежности Крыма. 

- Какие мы можем предъявить туркам претензии? 

- Мы уже не можем говорить за Армению. К тому же, Кавказ очень сложный и противоречивый регион. И тут нужно учитывать мнение Азербайджана. Прямых территориальных претензий Россия сейчас выдвинуть к Турции уже не может. Из арсенала воздействия на Турцию у нас остаются меры дипломатического, политического характера. Но самые эффективные – это экономические меры. Я не исключаю столкновения российских и турецких сил в Сирии. Конфликт с самолетом – это еще не конец. 

- Есть ли какие-то косвенные факторы, с помощью которых мы можем давить на Турцию изнутри или извне? 

- России нужно активизировать связи с курдами. Пока сложно говорить о том, будут ли поставлены ПЗРК или какие-то системы ПВО курдам. Здесь тонкая грань между интересами России и нарушением интересов Ирана. Для него курдский фактор также является болезненным. Здесь важно понять, в какой степени расходятся интересы сирийских и иракских курдов и какова у них связь с турецкими курдами.  
 

Роман Овчинников
Закрыть