Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Сбитый Су-24: каким будет ответ России

Сбитый Су-24: каким будет ответ России

17:55  24 Ноября 2015
12785

Рано утром 24 ноября агентство CNN Turkey распространило информацию о том, что турецкие ВВС сбили воздушного нарушителя границы. Последний был опознан турками как российский военный самолет, вторгшийся в турецкое воздушное пространство со стороны Сирии. Позже последовало уточнение — после якобы десятикратных (!) предупреждений о приближении к турецкой границе сбит российский бомбардировщик Су-24. Далее новости посыпались одна за другой.

Калейдоскоп новостей

Вслед за первой новостью турецкое агентство DNA сообщило о том, что F-16 Турции сбил не российский бомбардировщик, а сирийский истребитель Миг-23. В России вздохнули было с облегчением, но… Но все то же CNN Turkey объявило, что один из членов экипажа упавшего борта попал в руки сирийских туркменов и оказался русским. Чуть позже — новое уточнение: для эвакуации катапультировавшихся членов экипажа высланы два российских вертолета, но они не могут приземлиться, так как на земле идет бой.

Хоть какую-то ясность в этот жесткий новостной калейдоскоп внесло Минобороны РФ, озвучившее следующую информацию: «Сегодня на территории Сирии, предположительно в результате обстрела с земли, потерпел крушение самолет российской авиагруппы в Сирийской Арабской Республике Су-24. Самолет находился на высоте 6 тысяч метров. Судьба летчиков уточняется. По предварительным данным, пилотам удалось катапультироваться».

Минобороны РФ отметило, что все время полета самолет находился исключительно над территорией Сирии. «Это зафиксировано объективными средствами контроля», — подчеркнули в военном ведомстве. Чуть позже президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган подтвердил, что турецкие военные сбили над Сирией российский самолет Су-24.

Запомним этот важный факт — над Сирией, не над Турцией.

Дополнительная информация от турок — самолетов было не один, а два. Второй борт, тоже получавший предупреждения от турок о «недопущении пересечения границы», ушел невредимым.

В 12:40 по интернет-страницам СМИ со ссылкой на некий «источник в Кремле» стало «гулять» сообщение о том, что президент России Владимир Путин готовит срочное заявление в связи с крушением Су-24 в Сирии. Не дожидаясь выступления главы государства, главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов поторопился высказать предположение о грядущем запрете полетов для российских туристов в Турцию…

Отвлечемся от досрочного оплакивания турецкого «оллинклюзива» и займемся более насущным вопросом. Попробуем разобраться, что произошло, каковы могут быть последствия произошедшего и, наконец, причем тут Турция? Начнем, впрочем, с последнего.

Турецкий интерес

Турция, воспринимаемая многими россиянами как безобидная страна отелей и «оллинклюзива», на самом деле давно и упорно претендует на роль регионального лидера на Большом Ближнем Востоке, соперничая в этом как с саудитами, так и с важнейшим сирийским союзником — Ираном. Будучи членом НАТО, имея мощную армию и на этих основаниях считая себя достаточно защищенной, Турция яростно конфликтует с курдами, в том числе — с проживающими на территории Сирии.

Последние сперва боролись против режима Башара Асада за право на самоопределение. Но позже курды вынуждены были объединиться с правительственной армией Сирии в общей войне против запрещенной в России ИГ*. При этом ИГ контрабандно выбрасывает на рынок большое количество демпинговой нефти, главным покупателем которой является как раз Турция. Естественно, в подобных обстоятельствах Анкара заняла строго антиасадовскую позицию и принялась тайно помогать «Исламскому государству», чтобы не лишиться сверхприбылей от покупки сверхдешевой нефти.

Легко понять, как Анкара относится к российской поддержке Асада — а значит, опосредованно, и курдов, воюющих на его стороне. Ссылки на «Турецкий поток» роли не играют: достаточно вспомнить, что в 1990-е и начале 2000-х турки вовсю торговали с Россией, не забывая при этом оказывать помощь чеченским боевикам. Вспомним и о том, как накануне августа 2008-го, также не прекращая дружеских отношений с РФ, Турция поставила Грузии несколько сотен бронемашин «Кобра», а уже после воссоединения Крыма с Россией, обсуждая план постройки того самого «Турецкого потока», президент Эрдоган не прекращал скорбеть об участи «угнетаемых Москвой» крымских татар. Словом, «Восток — дело тонкое».

Таким образом, не стоит удивляться крайне «затейливым» отношениям между Россией и Турцией после вмешательства первой в боевые действия на территории Сирии. Эти отношения еще больше накалились после того как за период с 3 по 10 октября 2015 года произошло два нарушения военными российскими самолетами воздушного пространства Турции в районе сирийско-турецкой границы и 13 «опасных сближений» российской и турецкой военной авиации там же. Россия принесла публичные извинения. Турция предложила России создать рабочую группу по согласованию действий в Сирии на уровне министерств обороны двух стран. 20 октября была организована прямая телефонная линия между министерствами обороны РФ и Турции по вопросам предотвращения воздушных инцидентов в небе над Сирией…

Так вот чьи были бензовозы!

При этом привыкшие за минувшие годы к своему безраздельному господству в районе сирийской границы турецкие военные продолжали крайне болезненно относиться к факту активной боевой деятельности российских ВКС в Сирии.

Некие подвижки в отношении к сирийским событиям в правительстве Турции начались лишь после двух взрывов, прогремевших в Анкаре утром 10 октября и устроенных, по предварительным данным, смертниками из числа сторонников ИГ. Теракт унес жизни более 100 человек и стал самым крупным за всю истории страны. Только после этого худо-бедно стало налаживаться взаимопонимание Москвы и Анкары относительно ситуации в Сирии.

Данный процесс был доведен до логического конца результатами встречи членов G20 в турецкой Анталии, после которой Владимир Путин констатировал сближение позиций России и Турции. Надо полагать там же, на полях G20, президент РФ, уже имея на руках данные о причастности ИГ к гибели российского авиалайнера над Синаем, добился от своего турецкого коллеги согласия на удары ВКС РФ по «нефтянке» ИГ.

Еще раз напомним, что нефтедобыча и нефтепереработка является источником обогащения не только террористов на территории Сирии, но и самой Турции. Осознавая это, до встречи в Анталии Москва старалась не обострять отношения с Анкарой и избегать ударов по автоцистернам и нефтеперерабатывающим заводам боевиков. Но вот Эрдоган в Анталии пожал руку Путину, российская операция возмездия была объявлена, и в Сирии разом заполыхали сотни автоцистерн боевиков.

Надо полагать, что Эрдоган не ожидал того размаха, с которым Россия будет проводить свою операцию возмездия. «Свободная охота» российских бомбардировщиков и штурмовиков, вылеты стратегических бомбардировщиков, десятки крылатых ракет… Граница с Турцией дли нефтекараванов ИГ стала недостижима. Турецкие сверхприбыли от контрабанды нефти с сирийской территории, подконтрольной ИГ, стремительно пошли вниз. Вот тут-то, надо полагать, Эрдоган и «очнулся»… И дал понять Москве, что его не все устраивает.

Взрывы ЛЭП как сигнал

Первым знаком того, что это так, скорее всего стали… подрывы ЛЭП в Херсонской области, питающих Крым электроэнергией с территории Украины. Надо сказать, что эта акция «активистов блокады Крыма», возглавляемых бывшим главой «Меджлиса крымско-татарского народа» Мустафой Джемилевым, не принесла никаких дивидендов Украине. Зато в разгар операции возмездия в Сирии заставила Россию перенацелить часть своих ресурсов для скорейшей постройки энергомоста в Крым.

Косвенно «турецкий след» в истории с подрывами ЛЭП на Херсонщине подтверждают два факта. Первый: Крым остался без света сразу после начала тотального уничтожения ВКС РФ «нефтянки» ИГ. Второй: Джемилев — это человек, который давно и прочно связан с турецкими спецслужбами. Маленькая деталь: именно на территории Турции и на деньги Турции Джемилев неоднократно организовывал съезды своих сторонников. Наконец, именно Джемилев является кавалером Ордена Республики — второй по значению государственной награды Республики Турция за гражданские заслуги.

Следующим «намеком» Турции в сторону России стало появившееся вчера утром сообщение турецкого информагентство Anadolu, которое, ссылаясь на представителей кабинета министров, сообщило: делегация Турции в ООН призывает Совет безопасности срочно рассмотреть вопрос «ударов авиации российских ВКС по селениям сирийских туркменов в районе Байырбуджак на севере Сирии». Напомним, что ранее в МИД Турции был вызван российский посол Андрей Карлов, которому был выражен протест в связи с данными «бомбардировками». При этом в турецких СМИ стали одна за другой появляться публикации о том, как сирийские туркмены отважно борются с боевиками так называемого «Исламского государства*».

Когда Россия не вняла и этому «намеку» и не уменьшила интенсивность своих ударов по нефтебизнесу ИГ, произошло ЧП со сбитой российской «сушкой». Как говорит в таких случаях один известный отечественный телеведущий: «Случайность? Не думаю!»

Российское право, турецкий гонор

На данный момент можно с уверенностью утверждать, что российские ВКС в Сирии потеряли один фронтовой бомбардировщик Су-24М из состава группировки, базирующейся на авиабазе «Хмеймим» под Латакией. По сведениям ряда СМИ, один российский пилот погиб, второй был взят в плен сирийскими туркменами.

Хорошо заметно расхождение в данных об обстоятельствах гибели самолета, поступающих из турецких источников и МО РФ. Турки твердят о том, что приближающаяся к их границе пара Су-24 получила неоднократные предупреждения, никак на них не отреагировала, после чего один из российских самолетов был сбит. Сбит турецким истребителем. Сбит над территорией Сирии. Минобороны заявляет, что Су-24 границы Турции не пересекал, был сбит на эшелоне в 6000 метров в результате обстрела с земли, и произошло это над территорией Сирии.

Оба источника сходятся в одном — Су-24 рухнул где-то над севером Сирии. Что косвенно доказывается еще и слухами о попадании одного члена экипажа в руки сирийских туркменов.

Обратим внимание — обе стороны искренне верят, что одна была вправе над северной Сирией кого угодно сбивать, вторая — что она вправе там на чем угодно летать. Ну, почему российский военный самолет имел право пролетать над северной Сирией понятно — ВКС России находятся в Сирии на законных основаниях, обусловленных просьбой Асада об оказании военной помощи. А вот почему турки считают, что они имеют право сбивать чужие самолеты над северной Сирией?

Летом 2012 года турецкий истребитель F4 «Фантом», осуществлявший разведывательный полет вдоль сирийско-турецкой границы, был сбит силами ПВО Сирии и упал в сирийских государственных водах неподалеку от Латакии. Тогда президент Турции Абдулла Гюль заявил, что турецкий истребитель вполне мог залететь в воздушное пространство Сирии и что кратковременное пересечение воздушных границ летящими на высокой скорости военными самолетами не является чем-то необычным.

«Это обычная практика для боевых самолетов — иногда пересекать и покидать границы, если учесть их скорость над морем», — благодушно пояснил Гюль информагентству Anadolu, а потом добавил: «Это происходит не по злому умыслу, и такие вещи сложно контролировать из-за скорости истребителя». Данные тезисы, укладывающиеся в житейскую концепцию «понять и простить», не помешали туркам объявить, что в отместку за «Фантом» они будут сбивать все, что не только пересечет их воздушную границу, но даже просто приблизится со стороны Сирии к турецкой границе ближе, чем на несколько километров.

Подготовленная провокация

Итак, что у нас получается?

Находившаяся над северной Сирией (что подтверждается и первыми заявлениями турецкой стороны, и сообщением МО РФ) пара наших Су-24М была атакована турками на том основании, что эти самолеты, по мнению турок, либо слишком приблизились к сирийско-турецкой границе, либо даже ее кратковременно пересекли в районе города Яйладагы, как сегодня со второй половины дня начинают утверждать некоторые турецкие СМИ. Атакованы, несмотря на возможность урегулировать ситуацию по той же, специально для подобных случаев созданной прямой телефонной линии между министерствами обороны РФ и Турции. В результате атаки в 10:24 один Су-24М был сбит.

Произошедшее можно называть как угодно, но наиболее точным термином будет слово «провокация». По мнению анонимного источника, близкого к Генштабу РФ, обстоятельства гибели российского военного самолета впрямую указывают на заранее подготовленную со стороны Турции провокацию. Об этом свидетельствует не только отсутствие попыток турецкого командования выйти на связь с МО РФ по имеющейся прямой линии, но и оперативно появившиеся в Сети фотографии падающей машины, сделанные одновременно с нескольких точек земной поверхности.

Фактически, этот же вывод подтвердил в прозвучавшем сегодня во второй половине дня заявлении и президент РФ Владимир Путин, особо подчеркнувший, что наш самолет «в любом случае никак не угрожал Турции» и что случившееся — это удар в спину России со стороны «пособников терроризма».

Какими будут последствия

Вопрос о последствиях случившегося — сложный. Думается, что одновременно решая свои проблемы в Сирии, Крыму и в Донбассе, Россия не пойдет на конфликт с Турцией. По крайней мере, на данный момент подобная эскалация ситуации Москве крайне невыгодна и запредельно затратна. Хотя сегодняшние события достаточно ясно показали: Турция, в угоду своим меркантильным интересам, готова выступить не против, а на стороне международного терроризма.

Теоретически можно пойти на принцип. Заморозить российский турпоток в Турцию, оказать помощь оружием и инструкторами курдам, разорвать наиболее крупные денежные контракты с Турцией, выгнать из России все турецкие компании, помахать рукой турецким строителям и похоронить с концами «Турецкий поток». Но… есть мнение, что при этом Россия больше потеряет, чем приобретет. Опять же, за все время нахождения у власти в России президента Путина за ним не замечено стремления рубить с плеча в вопросах внешней политики. Как раз напротив, всем, а особенно — самым громким действиям России на международной арене, при Путине предшествовал период долгой и тщательной подготовки…

Возможность использования Москвой сегодняшнего происшествия с Су-24М, как классического casus belli, считаем невозможным по определению. Турция — член НАТО, и лобовое столкновение с ней немедленно начинает пощелкивать счетчиком Гейгера и попахивать радиоактивным пеплом Третьей мировой. С учетом исторического опыта — как тут не вспомнить первомайский прецедент 1960 года со сбитым над СССР американским самолетом-разведчиком Lockheed U-2! Привело ли это к войне? Нет.

Исходя из современных российских внешнеполитических тенденций, можно предположить, что:

а) Начнется период «похолодания» в отношениях между Россией и Турцией;

б) Россия постарается предоставить Турции значительные финансовые преференции (возможно — за счет «Турецкого потока») в обмен на дальнейшее самоустранение Турции от событий в Сирии;

в) ВКС РФ ограничат свою активность в северных районах Сирии;

г) Москва постарается придать случившемуся оценку неизбежной во время боевых действий случайности;

д) Но при этом будет изыскивать возможность ответного удара в соответствии со «стратегией непрямых действий». То, что подобный удар произойдет рано или поздно (скорее — второе, после перелома в свою пользу или хотя бы стабилизации ситуации в Сирии), можно не сомневаться. Кремль прекрасно осознает свои имиджевые и политические потери в связи со случившимся;

е) Одним из очевидных вариантов ассиметричного ответа может стать негласная поддержка курдских формирований на территориях Сирии и Ирака, а также в самой Турции. Поддержка как военная, так и политическая, вплоть до лозунга «Даешь Курдистан!» Но если это и случится, то не сегодня и не завтра, а лишь после появления для Кремля какой-то определенности в Сирии.

Разумеется, дальнейшие боевые вылеты российских ударных самолетов на север Сирии будут совершаться только под прикрытием самолетов-истребителей и с задействованием всех возможных систем РЭБ.

Безусловно, спецслужбы РФ и аварийно-спасательная служба с «Хмеймима» сделают все возможное, чтобы прояснить судьбу пилотов сбитого самолета, а также приложат все силы для спасения наших военнослужащих, если подтвердится информация, что члены экипажа Су-24М живы. И предпримут все усилия для того, чтобы эвакуировать тела, если члены экипажа погибли.

Что же до того, чем конкретно турки сбили нашу машину — задействовав пару F-16 или наземный ЗРК — этот вопрос на данный момент совершенно не принципиален. Как не принципиален на войне (а мы с вами — на войне, на войне с международным терроризмом!) и вопрос дальнейшего турецкого «оллинклюзива».

 

* Организация запрещена на территории РФ.

Андрей Союстов
Закрыть