Путин в Иране: Москва и Тегеран формируют стратегический союз

Путин в Иране: Москва и Тегеран формируют стратегический союз

24.11.2015 17:50
285

Форум стран-экспортёров газа, состоявшийся в Тегеране 23 ноября, был отмечен, прежде всего, участием президента России Владимира Путина. Мировая ситуация сегодня складывается так, что он становится фигурой номер один на любом международном мероприятии, не стал исключением и форум в Иране. Ключевые встречи российский президент провел с верховным руководителем Исламской республики аятоллой Али Хаменеи, а также с её президентом Хасамом Рухани.

Евразийские державы делят континент

Те 35 приоритетных для сотрудничества двух стран проектов, на реализацию которых Тегерану будет предоставлен экспортный кредит суммой 5 млрд долларов, разумеется, далеко не исчерпывают содержания путинского визита. Речь идёт, по сути, о формировании стратегического российско-иранского союза, во многом дополняющего российско-китайский союз.

Содержание уже заключенных соглашений позволяет предположить, что определенный раздел «сфер влияния» между Москвой и Пекином является не столько гипотезой, сколько политической реальностью. Так что теперь по делам «мировой мастерской» стоит обращаться в Чжуннаньхай, а по делам «мировой кладовой» – в Кремль. Точно так же «красный дракон» намерен играть определяющую роль в Азиатско-Тихоокеанском регионе, предоставив России аналогичную преференцию в Центральной Азии и на «Большом Ближнем Востоке». То есть «система приоритетов» на международной арене выстроена.

Не исключено, что именно поэтому на Филиппины и в Малайзию отправился премьер-министр Дмитрий Медведев, а в Иран – президент Путин.

Газ важен, но не он на первом месте

Из выступления российского лидера на Форуме стран-экспортеров газа следовало, что «голубое золото» в обозримом будущем может претендовать на значительную долю мирового энергетического рынка. Правда, прогнозный рост его потребления всего на 32% до 2040 года (менее чем на 1% за год) не выглядит чем-то сногсшибательным и означает, по сути, или глобальную экономическую стагнацию на ближайшую четверть века, или активный переход потребителей на другие источники энергии. Впрочем, эти данные российский президент никак не «расшифровал», а потому стоит просто принять их как данность. Важным сигналом можно считать и озвученный Путиным тезис о необходимости солидарной ответственности производителей и потребителей газа за обеспечение инвестиционной стабильности отрасли и энергетической безопасности.

«Наравне с производителями газа инвестиционные риски должны нести и будущие потребители… В интересах стабильности и предсказуемости рынка, для привлечения инвестиций в газовую отрасль ни в коем случае нельзя отказываться от проверенной годами практики заключения долгосрочных контрактов и использования принципа «бери или плати». Считаю важным, чтобы государства-участники Форума проявляли в этом солидарность», – отметил президент РФ.

Впрочем, в рамках российско-иранских договоренностей собственно газовая проблематика занимала далеко не первое место.

Поставки военной техники, сотрудничество в сфере энергетики, в том числе – атомной, развитие транспортной инфраструктуры, в первую очередь – железнодорожной, совместное противодействие международному терроризму, – приоритеты были обозначены именно так. Формирование российско-иранского союза во многом изменит обстановку вокруг Каспия, поскольку ни Казахстан, ни Туркмения, ни – особенно – Азербайджан не смогут открыто противоречить согласованной позиции Москвы и Тегерана.

Турция получит асимметричный удар возмездия

Ясно, что перспектива российско-иранского союза радует в регионе и в мире далеко не всех. В частности, Турция и Саудовская Аравия вполне могут воспринять его как существенную угрозу для своих интересов. Сбитый 24 ноября турками российский военный самолёт — наглядное тому подтверждение: Анкара уже несколько недель откровенно «истерит» в адрес России на международной арене, но сейчас эта истерика явно перешла за грани допустимого. Тем более что у Турции после терактов появилась необходимость по максимуму «замазать» свою длительную поддержку боевиков запрещенного в нашей стране «Исламского государства»

Разумеется, Россия не будет предпринимать никаких «зеркальных» действий в отношении турецких военных самолётов, давно и безбоязненно нарушающих воздушное пространство Сирии. В конце концов, у нашей страны есть множество: от прекращения потока туристов до активизации «курдского фактора», – рычагов воздействия на потерявшего политическое равновесие Реджепа Эрдогана, который выступает в роли откровенной геостратегической марионетки Вашингтона, сначала запустившей механизм «миграционного кризиса в Евросоюзе», а теперь провоцирующей Россию под предлогом защиты «сирийских туркмен». Не говоря уже о более серьёзном вмешательстве иранских контингентов в сухопутные операции против «Исламского государства», о чём Путин просто не мог не говорить с первыми лицами Ирана.

Так что уже в самое ближайшее время стоит ожидать очень важных и острых новостей из ближневосточного региона.

Владимир Винников
Де Мистура прибыл в Астану для участия в переговорах по Сирии
Закрыть