Поиск
Лента новостей
Закрыть
Весь мир
Ирак может получить поддержку Турции в Киркуке
Новороссия
Корреспонденты ФАН попали под обстрел украинских «миротворцев»
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Корреспонденты ФАН попали под обстрел украинских «миротворцев»

    15:17  23 Ноября 2015  /обновлено: 13:34  27 Ноября 2015
    413

    Спецкоры Федерального агентства новостей передают с линии отвода войск в Донецке, где украинская сторона время от времени «шумит» в нарушение всех правил, предусмотренных договоренностями о перемирии.

    Выезд на позиции ополченцев начался вместе с дождем, когда Донецк накрыло крупными холодными каплями и колпаком тумана. На боевые позиции выезжаем так же сумбурно, как и большая часть предыдущих: звонок Геры: «А ты почему еще не тут? У нас обстрел!». «Сейчас будем», — ответил я.

    Выезд проходил нервно: сейчас стреляют в основном из АГС, а это опасные ранения мелкой шрапнелью. Да и разбрасывает их эта машина смерти плотной завесой. Уйти из-под обстрела очень тяжело. Проезжая крайний блокпост на Киевском проспекте, открываем окна, чтобы обезопасить себя хотя бы от осколков стекла. Плотная пелена тумана скрывает нас от взглядов наблюдателей противника. Мы уже давно уяснили, что стреляют тут по любой технике, а старенькая машина с пробитым глушителем — отличный повод попрактиковаться в меткости.

    Под ироничным взглядом старшего офицера позиции — все того же Геры — прячем машину в безопасное место и располагаемся в помещении, гордо именуемом «штаб». Тут вам и оружейка, и спальное место, и медблок, и приют для кошек. Всюду снуют пришедшие из полей в поисках еды мыши. Коты, которых на позиции несколько штук, даже не всегда на них реагируют. 

    Как рассказал нам после приветствия командир, только такие балбесы, как мы, могут ездить на позиции с таким глушителем. «Повезло вам с погодой», — говорит. Работа снайперов и расчетов автоматических гранатометов (АГС) буквально только что притихла, «…то ли вслепую стрелять не хотят, то ли ужинать ушли…». Вероятнее, конечно, второе, ведь большая часть ночной работы происходит как раз «в белый свет», по наитию, на звук, на редкие проблески трассеров. С приборами ночного видения на этой войне тяжело, они чуть ли не на вес золота: недостатка в них не испытывают только украинские добровольческие батальоны и иностранные наемники.

    Темно — хоть глаз выколи

    В этот раз мы оказались еще ближе к украинским боевикам, чем обычно: передняя линия окопов так близко к ним, что можно слушать разговоры друг друга и переговариваться между окопами. В абсолютной темноте здесь зашкаливает адреналин, и за каждым деревом мерещится враг, ведь мы неоднократно слышали о том, что работа диверсантов не только не прекратилась с началом перемирия, но только усилилась. На обратном пути заходим в какое-то здание. Ориентироваться приходится в основном по «прибору ночного щупания», потому что иначе никак: темень и туман. Остаемся передохнуть и подождать провожатого.

    Площадку перед зданием накрывает обстрелом из того самого АГСа. В узкую щель между створками ворот видны яркие вспышки, кажется, что сейчас стены похоронят нас под обломками, а про эхо, гуляющее тут, я вообще молчу. Вспышки разрывов и трассера хорошо видны и в одну из амбразур наблюдательного пункта. Вообще это боевая позиция, но сейчас тут только несколько бойцов, которые просто наблюдают за обстрелами. Открывать ответный огонь им запрещено. В процессе разговора узнаем, что «это еще тихо». «И сильнее обстреливают. И миномёты бывают, и СПГ, и из БМП иногда...» — говорят ополченцы.

    Спать приходится на нарах возле печки буржуйки, наравне с остальными бойцами. В принципе, тепло. Холодает под утро. Просыпаешься — слышны звуки стрельбы и пара разрывов. Вновь засыпаем и встаем уже утром.

    На печке с газовым баллоном кипятится пара чайников. Проходимся по позиции, общаемся с бойцами. Прибавилось здесь и разных надписей. Так «зона ТО-1» превращена в «зону АТО-1». Иногда встречаются советские плакаты. Иногда просто надписи из серии знаков «стоп-укроп» и «Русь — святая».

    Когда обстрел затихает, выкатываем машину и загружаемся в нее. Заведенный двигатель с пробитым глушителем оглашает окрестности громким ревом. «Опять укропы рассказывать будут, что мы тяжёлую технику пригнали», — смеются бойцы, вышедшие к воротам проводить нас. И вновь разбитая дорога, засыпанная осколками с торчащими трубами «градов» и воронками разрывов выводит мимо остова разбитой стелы — «Донецк» — на разрушенный мост.

    За мостом, метрах в 700, первые остановки транспорта и первые мирные люди, спешащие на работу из этой забытой богом и коммунальными службами окраины.

    Автор: Андрей Тюнников
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях