Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Арабские монархии, или Роман с терроризмом

Арабские монархии, или Роман с терроризмом

12:19  23 Ноября 2015
939

Нет сомнений в том, что за всем этим международным терроризмом четко просматриваются шаловливые ручки США. «Аль-Каида» - их прямое протеже. Однако самим США становится все труднее справляться со своими радикально настроенными «питомцами». И здесь незаменимым инструментом Белого Дома становятся монархии Персидского залива – страны Аравийского полуострова.

Арабские монархии, или Роман с терроризмом

 

На первый взгляд, может показаться странным, что оплот демократии мира (так, по крайней мере, США неизменно величают сами себя) сразу же становится глухим и слепым, как только речь заходит о аравийский монархиях: Саудовской Аравии, Иордании, Кувейте и Арабских Эмиратах. В этих государствах, где безраздельная власть монархических династий покоится на диктатуре шариата, где казни не просто обычное дело, а совершаются публично и самыми зверскими способами, где женщины ограничены в правах и могут быть казнены только за подозрение в супружеской неверности или за сексуальную связь вне брака, проблемы с демократией почему-то не волнуют наших заклятых западных партнеров. А вот светские Сирия и Египет им покоя не дают.

Восток, как говорил товарищ Сухов, дело, конечно же, тонкое. Это мы прекрасно из киноклассики усвоили. Поэтому, чтобы понять, что же именно происходит в последние десятилетия на Ближнем востоке, надо понимать с каким  процессом мы имеем дело и какова во всей этой «заварухе» роль США. А для этого стоит вспомнить американского политолога XX века Ганса Моргенто и его концепцию «политического реализма», которую, кстати, блестяще раскритиковал в своем романе «Тихий американец» писатель Грэм Грин. Суть этой концепции сводится к шести основным постулатам, из которых для нас важны лишь два. Но именно они дают понятие, что, как и, главное, почему, делают американцы не только на Ближнем Востоке, но и в остальном мире.

Первый из этих постулатов – это принцип национальных интересов, понимаемых в терминах власти и могущества. И опирающихся на военную силу как главный фактор международный отношений, основным субъектом которых становится национальное государство. Вследствие этого и главной пружиной международной политики становится борьба государств за безусловное и монопольное лидерство во внешнеполитических отношениях. Причем главную роль тут играет баланс сил в различных регионах.

США не могут допустить для себя появления региональных конкурентов на местное лидерство. Поэтому своей целью они поставили задачу борьбы с любым потенциальным конкурентом. Стравливая их между собой и помогая при этом слабым. Это то же самое, что делали последние 500 лет британцы в Европе, не давая развиваться Франции, Германии и России. И эту же концепцию однополярного мира США реализовывали на протяжении всего ХХ века.

Сначала американцы успешно поддерживали конкуренцию между Ираком и Ираном, делая при этом ставку попеременно на одну из этих стран. Но затем, в силу различных причин, США выбили из игры Ирак. Возможно, они рассчитывали в короткий срок проделать то же самое и с Ираном, однако нечего из этого не вышло. Таким образом, становится понятным, что Иран остался главным претендентом на региональное лидерство.

В этих условиях использовать союз с прямыми конкурентами шиитского Ирана – сунитскими монархиями – выгодно США. Эти страны чрезвычайно богаты, относительно невелики и изолированы в вопросах внешней политики, то есть не являются ни в коей мере конкурентами для США. Кроме того, главным источником их богатства являются нефть и газ. Например, крохотный Катар имеет вторые в мире разведанные запасы газа. При этом США и их союзники являются  крупнейшими покупателями ближневосточной нефти, что ставит аравийские государство в прямую зависимость от Запада, делает их послушными и контролируемыми.

Вспомним, ведь именно с помощью Саудовской Аравии США удалось в начале 80-х обрушить цены на нефть, что привело к большим проблемам в экономике СССР и последующей «перестройке» с крушением страны.

Почти во всех странах Аравийского полуострова (Саудовская Аравия, Иордания, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты) существуют свои собственные королевские династии. Это означает, что объединиться в некое более крупное государственное образования эти арабские страны не смогут. Ни одна из династий не поступится своей властью и богатством. Что тоже чрезвычайно удобно и важно для США.

Все эти страны имеют шариатскую систему правосудия, консервативны, практически находятся вне процесса модернизации, имеют весьма ограниченные, фундаменталистские, основанные на институте духовных учителей, проповедников и богословов системы образования. И опять это очень удобно для США. Где еще, как не в таком обществе, культивировать исламский терроризм?

Кстати, немного истории. В 1744 году в центральном регионе Аравийского полуострова, правитель города Ад-Дирийя Мухаммад ибн Сауд из рода Саудитов и исламский проповедник Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб объединились с целью создания единого мощного государства – Саудовской Аравии. Вам никакое имя не кажется знакомым? Да. Вы не ошиблись, движение среди студентов богословских университетов Саудовской Аравии было названо именно в честь Абд аль-Ваххаба – «ваххабиты».

И наконец, последнее, о чем я уже упоминал: саудиты давние и последовательные противники как Ирана, так и Турции, в составе которой некогда была большая часть Аравийского полуострова. В свое время, в годы первой мировой войны, борясь за свою независимость, большинство из арабских стран использовали поддержку Британии, которая боролась тут с Германией и ее союзницей Турции. Именно британский разведчик Томас Эдвард Лоуренс был в эти годы первейшим другом арабский шейхов и даже получил прозвище Аравийский. Так что в орбите англосаксонского мира ближневосточные монархии находятся уже более века.

Вторым концептом Ганса Моргенто является констатация противоречия между моралью и политической необходимостью, в результате чего приоритет государство, безусловно, должно отдавать второму. И это объясняет те методы, которыми пользуются США и их арабские сателлиты, и цели, которые они ставят.

Именно поэтому один только крохотный Катар, который, тем не менее, занимает первое место в мире по доле ВВП на душу населения, спонсирует практически все террористические организации в современном арабском мире. Это «Аль-Каида», «Братья мусульмане», «Талибан», «Хамас», «Исламское государство*» (запрещено в РФ) и «Джабат-эль-Нусра».

В далеком 1939 году о никарагуанском диктаторе Анастасио Сомосе Гарси́я американский президент Франклин Рузвельт высказался предположительно в 1939 году фразой, ставшей впоследствии крылатой: «Сомоса, может быть, и сукин сын, но это наш сукин сын».

Аравийские монархии для США тоже «сукины дети». Но это свои «сукины дети». Ведь, как показали последние события в Сирии, американцы давно уже делят террористов на хороших и плохих.

Саудиты с их шариатскими казнями, с отрубанием голов и забиванием камнями, запретом политических партий, мусульманской диктатурой и прочими прелестями своеобразной монархической «демократии» для США явно хорошие.

* Организация запрещена на территории РФ.

Олег Денежка
Закрыть