Лента новостей
Поиск
loop
Весь мир
До победы меньше полпути: военкор ФАН вернется в Курдистан

До победы меньше полпути: военкор ФАН вернется в Курдистан

11:11  23 Ноября 2015
1579

Этот репортаж — не совсем о войне. Нет нужды лишний раз погружаться в очевидное, рассказывать о раненых и мертвых, о стрельбе и прочих нехитрых обстоятельствах фронтовой жизни.

Отбирая материал для ролика с завершающим сюжетом моей командировки в Курдистан, я постарался подвести общий знаменатель подо все увиденное, услышанное и осмысленное. Я очень хотел смонтировать видео без слов и без комментариев. Без инъекций закадрового текста, но с неким пролонгированным сюжетом, который можно дополнить или сократить.

Получился репортаж о дороге. О курдской дороге. Смотреть его можно с любого места, медитируя, вглядываясь в детали, негодуя или радуясь. В общем, делая все то, что обычно делает любой, шагающий фронтовыми дорогами.

Я не стабилизировал видео, не обрабатывал его, а просто нарезал некрупными кусками, ставшими — вместе и по отдельности — знаковыми моментами путевых заметок.

Война за горизонтом

Дороги Курдистана за два месяца командировки стали для меня родными. Я ехал и вел, бежал, шагал, полз. Ел и спал на горячем асфальте рокад и фронтовых грунтовок.

«Пыль, пыль от шагающих сапог…» Где-то впереди, за пульсирующей в охристом мареве линией горизонта, маячила очередная деревня. Туркоманская, арабская, курдская — бог весть. Дорога к ней, как и к признаку мирной жизни, к победе — вела через войну. Дороги вились, пересекались, сужались или, наоборот, распластывались пылевым эстуарием на въездах в населенные пункты.

Шоссе «Рияд» (трасса 19) — второстепенная трасса, соединяющая города Киркук и Байджи. Последний, как и большая часть мухафазы (провинции) Салах-эд-Дин, уже два года находится под контролем «Исламского государства*» (террористическая организация, запрещенная в РФ и ряде других стран). Фронт, проходящий по территории мухафазы, а также провинции Тамим, традиционно поделен на две неравные части: большую северо-восточную и малую — юго-западную.

Северо-восток контролируют подразделения «Пешмерга», подчиненные Патриотическому союзу Курдистана, а на юге с переменным успехом сражаются силы шиитского народного ополчения «Хашд-аль-Шааби», вместе с прочими шиитскими ополченцами, контролируемыми Ираном. Им активно помогают иранские КСИР, иракская армия и малочисленные суннитские племенные группировки, лояльные правительству Ирака. Курды стараются не пересекаться без особой нужды со всеми вышеперечисленными.

Самым большим успехом консолидированных сил южного участка оказалось наступление на Тикрит силами порядка 28-30 тысяч штыков. Родной город Саддама Хусейна был замкнут в кольцо в конце февраля. Операция проходила при активной поддержке ВВС США. 30 марта шииты, очумев от городских позиционных боев, нахрапом смяли поредевшие за месяц бойни силы ИГ* и вошли в центр города по трупам исламистов.

На улочках города, чье население в мирное время превышало 100 тысяч человек, в течение следующих суток гуляла смерть. Истоки мотивации шиитского ополчения, жестоко расправлявшегося со всеми боевиками ИГ (безразлично, пленными ли, ранеными ли) были, в целом, очевидны. В середине июня 2014 года ИГ, уже несколько месяцев контролировавшее Тикрит, организовало показательную многодневную резню 1700 иракских солдат, в числе которых были порядка двухсот пленных кадетов иракских ВВС, проходивших обучение в академии на авиабазе Спейчир.

Заняв город, иракская армия и ополчение вырезали подчистую всех боевиков, выживших в битве, не пощадив и многих местных жителей-суннитов, показавшихся шиитам чересчур лояльными террористам. На этой «радостной» для себя ноте бойцы «Хашд-аль-Шааби» сбавили темп, перейдя к позиционному противостоянию и спорадическому «отгрызанию» у ИГ пары-тройки километров земли, условно контролируемой террористами.

Ичкерийцев в плен не брать

Северный курдский участок стал знаменит после победоносного рейда «Пешмерга» на древний Киркук, откуда «воинов Аллаха» вышвырнули как котят разозленные курдские воины.

Дальше дело пошло по накатанной. Окопавшись у городка Таль Альвад, Пешмерга ПСК организовала несколько крупных перевалочных баз и мощных укрепрайонов на линии Киркук — Мулла Абдулла, отрезав ИГ от важного пересечения автобанов, ведущих из Мосула в Багдад и из Тикрита в Киркук.

Переждав несколько месяцев, накопив силы и наладив совместную работу с ВВС Франции, курды предприняли целую серию наступательных операций, каждый раз оттесняя противника на 25-40 километров к западу. Наступления предпринимались на нескольких участках фронта, и уже через три месяца плотная оборонительная линия ИГ, протянувшаяся от Киркука до Мосула, на южной оконечности фронта была нарезана мелкими ломтиками подобно колбасе.

Особенно тяжко пришлось исламистам, зажатым между курдскими подразделениями, подчиненными разным партиям: ДПК и ПСК. Ни одна из конкурирующих сводных бригад не желала отдавать победы соседу. Отцы-командиры стремились проявить максимум инициативы, и в течение 5-6 дней курды буквально смешали с землей несколько особо упорных рот ИГ юго-западнее города Махмур, при активном содействии ВВС коалиции и герильи Рабочей партии Курдистана.

Говорят, именно тогда, столкнувшись в бою с многочисленными кавказскими добровольцами ИГ, бойцы «Пешмерга» приняли негласное решение не брать в плен ичкерийцев.

Пути-дорожки друзей и врагов

В конечном итоге силы «Пешмерга» дошли до восточных окраин города Хавиджа, одновременно прижав поредевшие батальоны ИГ к правому берегу реки Малый Заб. Шиитские же ополченцы совместно с иракской армией обошли противника с юга, выйдя к западным границам провинции Тамим и заняв господствующие высоты: горный массив Хамрин (естественную юго-западную границу провинции) и расположенный на западном берегу Тигра хребет Махур.

Таким образом, город Хавиджа, контролируемый малыми силами армии ИГ, оказался в своеобразном «котле». Прижатые с севера курдами, а с юга и юго-запада — шиитской милицией, исламисты практически лишены шансов на успешную оборону, а равно и шансов на отступление, поскольку единственный коридор для эвакуации сил «заперт» естественной преградой — слиянием Тигра и Малого Заба. И только натянутые отношения между «Пешмерга» и «Хашд-аль-Шааби», не желающими сближаться без лишней надобности, мешают оперативному нанесению совместного удара по окопавшимся в Хавидже извергам и выравниванию линии фронта.

После этого пути курдов и шиитов могут разойтись, так как последние продолжат наступление на юго-запад в район озера Тартар, где сосредоточены большие силы исламистов. А курды, дозачистив территорию, направятся на северо-запад — очищать от нежити мухафазу Найнава.

В первых рядах наступавших

Мне посчастливилось поучаствовать в трех наступательных операциях курдов. И если первую мы с коллегой наблюдали практически постфактум, явившись в отбитую деревню на все готовенькое, то последующие наступления честно «оттарабанили», шагая в первых рядах.

Мы видели, как работает французская авиация. Как танки и бронированные бульдозеры раскатывают наспех возведенные укрепления врага. Как пехота легкой трусцой забегает во фланг вражеской обороны, и террористы, хаотично стреляя куда попало, стремительно уносят ноги из наметившегося окружения.

Мы шли за саперами, расчищавшими шоссе для наступающей «брони». Мы входили в горящие деревни и прикуривали от тлеющей травы черных полей. В небе гудели самолеты, а среди раскаленных глиняных домиков носились ополоумевшие летучие мыши, изгнанные пожарами из-под обугленных стрех.

Дорога вилась и петляла, встречая наступающие части прикопанными СВУ, противопехотными минами, сгоревшими автомобилями и черными обочинами.

По всем приметам, до победы меньше полпути. А там пойдет совсем другая жизнь.

* Организация запрещена на территории РФ.

Кирилл Оттер
Новости партнеров
mediametrics
Должна ли Россия помогать правительству Башара Асада?
Проголосовать
Все опросы